Коротко

Новости

Подробно

Полная ванна искусства

Адриа Сарторе в галерее "Квадрат"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

выставка современное искусство

В санкт-петербургской галерее "Квадрат" открылась выставка итальянки художницы Адрии Сарторе "Погружение с Элизабет Сиддал" из генуэзской галереи La Bertesca-Masnata. В художественные бездны погружалась АННА Ъ-ТОЛСТОВА.


Полтора десятка небольших, написанных маслом по дереву в фотореалистической манере портретов с томными, задумчивыми девами, погруженными в ванну с водой: только лицо, плечи и грудь крупным планом. Моделей несколько, но все рыжеволосы, бледнолицы и отдаленно напоминают Элизабет Сиддал, прерафаэлитскую музу и мученицу. Особенно похожа на нее последняя натурщица — француженка Изабель, приехавшая вместе с художницей и кокетливо позировавшая на фоне картин и экрана с видеофильмом, где показано, как она мокнет в ванне.

Элизабет Сиддал вошла в историю искусств вскоре после основания "Прерафаэлитского братства", когда один из его членов увидел в шляпном магазине продавщицу, словно сошедшую с картины какого-то кватрочентиста. Лиззи тут же сделалась любимой моделью всех прерафаэлитов и любимой женой их предводителя Данте Габриела Россетти, по примеру и под руководством которого начала рисовать и писать стихи. Счастье продолжалось недолго: одаренная всеми талантами красавица умерла совсем молодой, в чем злые языки обвиняли как Россетти с его знаменитым непростым характером, так и Джона Эверетта Миллеса с его знаменитой "Офелией". Чтобы написать шекспировскую утопленницу, Миллес загнал бедняжку Лиззи в ванну, где она и простудилась во время бесконечных сеансов. В общем, у Элизабет Сиддал имелись все шансы, чтобы стать иконой феминистской критики в качестве еще одного недооцененного женского таланта, загубленного мужским шовинизмом.

История Адрии Сарторе началась в 2002-м, когда благодаря "делу Врубеля" она прославилась если не на всю Италию, то уж точно на всю Геную. Как-то придя в генуэзский палаццо Дукале на выставку "Кандинский, Врубель, Явленский", госпожа Сарторе увидела собственную копию с врубелевской "Головы Пана", на этикетке под которой было написано: "Michail Vrubel. Pan". Она немедленно позвонила своему адвокату, потому что, как простодушно призналась корреспонденту Ъ, совершенно не хотела в тюрьму. Дело в том, что, закончив Генуэзский университет с дипломом по эстетике, она занялась прекрасным на практике: стала делать копии с картин старых и не очень старых мастеров. Нигде не училась, писала свои копии по книжкам (Врубеля, например, срисовала с альбома, изданного как раз в Ленинграде), продавала их по дешевке и совсем не ожидала попасть в фальсификаторы музейного уровня. После экспертизы, подтвердившей ее авторство и отсутствие злого умысла, Адриа Сарторе проснулась знаменитой и решила начать самостоятельную жизнь в искусстве, благо в нее тут же вцепились предприимчивые галеристы. Теперь она пишет портреты по фотографиям или с видео, так что видео с ванной, которое показывают в "Квадрате",— это не перформанс, а что-то вроде эскиза с натуры. Пишет довольно успешно: в 2004-м одна из ее картин была отобрана для ежегодной выставки-конкурса "BP Portrait Award" в Лондонской национальной портретной галерее.

Вот из таких портретов — во вкусе не то прерафаэлитов, не то пиар-гения Оливьеро Тоскани времен рекламной кампании для Benetton — и слеплен первый самостоятельный проект Адрии Сарторе, посвященный Элизабет Сиддал. Все придумано и сделано грамотно, не хватает разве что жесткого кураторского руководства, чтобы, объясняя смысл своей работы, художница говорила не про попытку передать ощущение тревоги и беспокойства, а, скажем, о гендерных стратегиях выживания в современном мире. Недаром же на портретах она иногда изображает и саму себя в ванной в роли несчастной Лиззи, символически меняя местами художника и его объект-жертву. Словом, "Погружение с Элизабет Сиддал" стоило сдобрить щепоткой острого феминизма, чтобы проект не казался курьезом из цикла "Современное искусство: как это делается в Генуе".


Комментарии
Профиль пользователя