Коротко

Новости

Подробно

Хитч-инфицированные

"Правила съема" в российском прокате

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

премьера кино

Фильм под названием "Правила съема: метод Хитча" (Hitch) представляет собой вовсе не байопик про Альфреда Хичкока, а нечто гораздо более ужасающее — американский аналог бессмертного советского кинопроизведения "Где находится нофелет?". В непривычной для него роли свахи наблюдала чернокожего героя боевиков Уилла Смита ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА.


"Хитч" не так уж и ужасен, если рассматривать его в соответствии с американским потребительским реестром, где он проходит по графе "кино для свиданий". В этой категории обычно содержится женское кино, которое предрасположенный к самопожертвованию мужчина может в принципе тоже выдержать, если жизнь заставит. Надо лишь расслабиться и попытаться извлечь из зрелища отпущенный ему минимум полезной информации. "Хитч", например, познавателен в социологическом смысле и обрисовывает американский механизм ухаживания, регламентированный до мелочей, видимо, как из-за национального стремления к максимальной эффективности и эргономичности во всем, так и из-за страха перед уголовной статьей о sexual harassment.

Русскому мужику, должно быть, диковинно за всеми этими ритуалами наблюдать: ему по суровости нашего климата может показаться, что если девушка, которую он довел до квартиры, решительно вставляет ключ в замок, то, значит, хочет вместе с ним поскорей оказаться внутри и чем-нибудь согреться. В Америке, оказывается, это означает совсем другое — что она не хочет целоваться с кавалером на прощание, а если бы хотела, то многозначительно теребила бы ключи в руках и облизывалась (хотя ломиться в гости на чашку кофе после первого поцелуя все равно неприлично).

В отличие от безнравственного женатого героя нашего "Нофелета", искавшего быстрых приключений, американский сват (вопреки нашему дурацкому прокатному названию) работает не со "съемщиками", а с влюбленными по-настоящему и ни за какие деньги не консультирует в технике соблазнения тех, кто стремится лишь тупо переспать. Впервые оказавшийся в романтическом контексте Уилл Смит никакими неизведанными гранями не блещет, разве что напускает иногда в глаза поволоки, и радикально преображается только в сложном гриме, которого потребовала юмористическая сцена с аллергической реакцией героя на рыбный кокиль. Спасает фильм совсем не Уилл Смит, а малоизвестный до сих пор Кевин Джеймс в роли жирного неуклюжего бухгалтера, влюбленного в богатую наследницу. Ее играет бывшая фотомодель Амбер Валлетта, довольно точная копия актрисы Кэмерон Диас, в фильме симпатичная настолько, насколько вообще может быть симпатична набитая деньгами бездельница.

Впрочем, работящие барышни тоже не сахар: по традиционной схеме "нашла коса на камень" герой влюбляется в крайне неприятную светскую хроникершу, априори подозрительно настроенную по отношению к каждому мужчине и вообще не располагающую досугом для романов. Уилл Смит хотел себе в партнерши афроамериканку, однако руководство студии пошло на поводу у предрассудка, что две черные звезды в главных ролях — не очень хорошо для мирового проката. Но чтобы и афроамериканцы не обижались, взяли в качестве компромиссного варианта латиноамериканку Еву Мендес, которая во всех остальных отношениях, кроме расового, сюда совершенно не подходит.

Акулий оскал у нее получается безупречно, а во внутреннюю ее уязвимость верится с трудом, особенно когда она публикует о герое Смита разоблачительную заметку в своей газетенке, чуть не испортив все не только себе, но и трогательному толстяку с его светской львицей. Таким образом, романтическая героиня воплощает еще более неприглядный лик журналистики, чем эпизод с двумя манерными критиками-тусовщиками: "Ты была в новом бразильском ресторане? — Мерзость.— А инсталляцию в Музее Гуггенхайма видела? — Такая мерзость". Этой сатирической шпилькой режиссер Энди Теннант надежно обезопасил себя: увидев в кривом зеркале свое отражение, мало кто из критиков рискнет сказать, что его фильм тоже мерзость.


Комментарии
Профиль пользователя