«Галерея Чижова» защищает тайну

Крупнейший ТРЦ Воронежа судится с ФНС из-за доказательств в споре на 1 млрд рублей

АО «Галерея Чижова» (контролируется структурами депутата Госдумы Сергея Чижова), владеющее крупнейшим в Воронеже одноименным ТРЦ, инициировало судебное разбирательство с налоговиками. Компания подала иск, требуя признать «нарушением» действия регионального УФНС, которое раскрыло данные о размере НДС компании за пять лет. Этими сведениями намерен воспользоваться бывший совладелец ТРЦ, чтобы добиться взыскания с «Галереи Чижова» более 1 млрд руб. доли от арендных платежей. Признание документов «незаконно полученными» лишит их значимости как доказательства. Эксперты не верят в успех иска.

Руководство воронежского  ТРЦ «Галерея Чижова» хотело бы сохранить размеры уплаченного НДС в тайне

Руководство воронежского ТРЦ «Галерея Чижова» хотело бы сохранить размеры уплаченного НДС в тайне

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Руководство воронежского ТРЦ «Галерея Чижова» хотело бы сохранить размеры уплаченного НДС в тайне

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Заместитель председателя арбитражного суда Воронежской области Владимир Козлов 29 августа начнет рассматривать по существу иск АО «Галерея Чижова» против управления Федеральной налоговой службы по региону (УФНС). Как сообщается в опубликованном определении суда, компания считает, что ведомство допустило «незаконные действия» и нарушило ее права, раскрыв «налоговую тайну». Это выразилось в предоставлении в рамках дела о банкротстве ООО «Стройсервис» Павла Какалии и Александра Муштаева конкурсному управляющему документов о хозяйственных взаимоотношениях компаний, а также деклараций «Галереи Чижова» по НДС за 2017–2021 годы.

Компания просит признать «недействительными» правовые акты УФНС, которые разрешили эти действия.

«Стройсервис», построивший в областном центре гостиницы «Арт-отель» и Ramada Plaza, был соинвестором возведения ТРЦ «Галерея Чижова», до конца 2021 года владел в нем 15% и претендовал на аналогичную долю арендных платежей. В компании ранее заявляли «Ъ-Черноземье», что с весны 2020 года «Галерея Чижова» перестала их перечислять. Корпоративный конфликт о доле за аренду развился вплоть до судебного разбирательства в воронежском арбитраже, которое длится уже более двух лет. «Стройсервис» в конце 2021-го просил взыскать с «Галереи Чижова» 466 млн руб. задержанных платежей с начала года до момента продажи доли, а осенью 2020-го — порядка 620 млн руб. долгов за 2020-й и удовлетворить другие финансовые претензии (с учетом последующего увеличения суммы иска).

Пока суд решений о взыскании не выносил.

Как сообщил «Ъ-Черноземье» директор и совладелец «Стройсервиса» Павел Какалия, иск «Галереи Чижова» к УФНС о налоговой тайне связан с разбирательством о взыскании долгов, поскольку спорные декларации по НДС являются «документальным доказательством наличия задолженности и свидетельствуют о ее размере». «Мы полагаем, что иск о признании действий УФНС по предоставлению документов "нарушением" — это попытка добиться в суде признания того, что важное в рамках дела о взыскании доказательство было якобы получено незаконным путем, чтобы таким образом лишить его веса при рассмотрении. Другая цель иска — элементарно затянуть рассмотрение дела о взыскании»,— сказал бизнесмен.

Общий объем финансовых претензий «Стройсервиса» к «Галерее Чижова» за аренду с учетом процентов за пользование чужими денежными средствами он на данный момент оценивает в сумму более 1,1 млрд руб.

В пресс-службе «Галереи Чижова» призвали «не рассматривать спор как связанный с конфликтом» со «Стройсервисом». «Во-первых, как такового конфликта нет и не было, есть лишь разница интересов. А во-вторых, "Стройсервис" не является участником этого спора. В любом случае точку в разногласиях с налоговым органом поставит суд»,— сказали «Ъ-Черноземье» в компании.

«Иск мотивирован тем, что УФНС передало третьему лицу сведения, составляющие налоговую тайну общества. К сожалению, в досудебном порядке разрешить спор не удалось, что и послужило основанием для обращения в суд,— добавили в "Галерее Чижова".— Мы не склонны рассматривать данный процесс как нечто экстраординарное. Обращение в суд является современным цивилизованным способом защиты своих прав и интересов».

В УФНС по Воронежской области предпочли не комментировать иск. Согласно практике рассмотрения подобных споров, компания сначала должна была в досудебном порядке обжаловать действия регионального управления в ФНС РФ. Подача иска в арбитраж говорит о том, что такая жалоба «Галереи Чижова» не была поддержана ведомством.

Управляющий партнер юридической компании Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин считает вероятность успешного обжалования действий УФНС «низкой». «Но если это все-таки произойдет, то выбранная истцом стратегия может оказаться успешной. Вероятно, тогда суд в качестве доказательства наличия задолженности эти сведения принять откажется»,— полагает юрист.

«Данные о хозяйственной деятельности сторон предоставлялись не просто третьему лицу, а конкурсному управляющему банкротящегося "Стройсервиса" — такая возможность в законодательстве предусмотрена. Это актуально, даже если сведения составляют налоговую тайну, но ее раскрытие необходимо в интересах кредиторов (одним из крупнейших из них является УФНС.— «Ъ»). Лишь гипотетически можно говорить о вероятности признания спорных сведений полученными с нарушением установленного законом порядка. Но для этого нужно доказать, что ведомство предоставило информацию необоснованно. Сделать это будет сложно»,— добавил господин Федюкин.

«Даже если раскрытие сведений о НДС будет признано нарушением, а сами документы — незаконно полученными, в споре о взыскании истец сможет истребовать те же данные уже в судебном порядке. И тогда доказательства опять обретут законный статус»,— полагает исполнительный директор УК «Помощь» Анна Ларина.

Руководитель практики имущественных отношений компании Amulex.ru Галина Гамбург отмечает, что уже существует схожая практика Верховного суда (определение в рамках банкротства юрлица воронежского машиностроительного холдинга «Рудгормаш»), которая «подтверждает право управляющего запрашивать сведения о должнике, его контрагентах и обязательствах, включая сведения, составляющие служебную, коммерческую и банковскую тайну».

«Скорее всего, суд сделает вывод, что сведения были предоставлены абсолютно законно. В результате исключить эти доказательства не получится»,— считает госпожа Гамбург.

Сергей Калашников

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...