Коротко

Новости

Подробно

Репутационная ситуация

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32
ФОТО: ДМИТРИЙ ДУХАНИН
Политики, жадною толпой стоящие у двух стульев, на которых пытается усидеть руководство "Единой России", пользуются все меньшей поддержкой в обществе
       Вступление в силу закона о монетизации льгот нанесло тяжелый удар по авторитету партии власти у избирателей. "Единая Россия" рискует проиграть большинство парламентских выборов в регионах в марте этого года.

Как отмечают социологи, падение популярности "Единой России" продолжалось весь минувший год. Например, фонд "Общественное мнение" констатирует, что начиная со второго квартала 2004 года рейтинг партии власти неуклонно полз вниз. Если в первом квартале за "Единую Россию" готовы были проголосовать 30% опрошенных, то во втором квартале таковых осталось 27%, а к концу года — уже 24%.
       Выводы социологов как нельзя лучше подтверждаются итогами многочисленных избирательных кампаний, которые прошли в регионах в прошлом году. Даже повторить результат, полученный по итогам думской кампании 2003 года, у "Единой России" получалось крайне редко, да и просто выиграть выборы удавалось не всегда ("Власть" писала об этом в #43 за 2004 год). Например, на выборах по партспискам в парламенты Хакасии, Курганской и Тульской областей партия власти растеряла по сравнению с думскими выборами примерно по 8% избирателей, в Архангельской и Сахалинской областях — по 12%, а в Корякском автономном округе — почти 25%. При этом в Корякии и на Сахалине "Единая Россия" и вовсе проиграла. На выборах в сахалинскую облдуму в октябре прошлого года единороссы уступили 2% блоку, созданному на базе местного отделения "Родины", а на декабрьских выборах в корякскую окружную думу коммунисты обошли их более чем на 13% и сумели сохранить контроль над местным парламентом.
       Вступление в силу закона о монетизации льгот существенно отразилось на рейтинге партии, имеющей конституционное большинство в Госдуме и прямо отвечающей в глазах избирателей за непопулярную реформу. Свое отношение к "Единой России" электорат охотно демонстрировал не только на массовых акциях протеста, но и в ходе соцопросов. Исследования аналитического центра Юрия Левады показали падение популярности "Единой России" на 6%. Отвечая на вопрос "За какую партию вы проголосовали бы, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье?", "Единую Россию" в декабре 2004 года назвал 41% опрошенных, а в январе 2005 года — только 35% (в опросе "Левада-центра", в отличие от опроса ФОМ, учитывались лишь ответы респондентов, намеренных принять участие в голосовании). При этом позиции всех остальных партий, по данным центра, остались практически неизменными. Неуклонное падение авторитета единороссов зафиксировал и ФОМ. Если в декабре партию власти, по данным фонда, поддерживали 24% опрошенных, то к середине февраля голосовать за "Единую Россию" были готовы только 20%.
       Первые же выборы в региональный парламент в этом году подтвердили выводы социологов. 6 февраля единороссы проиграли выборы по партспискам в Ненецком автономном округе (НАО). Набрав 23,5% голосов при 26% у КПРФ, "Единая Россия" ухудшила свой результат в округе по сравнению с выборами в Госдуму почти на 13%. Правда, за счет побед в одномандатных округах единороссам удалось сохранить контроль над думой и избрать своего спикера. Зато одновременно они с треском проиграли последние всенародные губернаторские выборы. Поддержанный генсоветом партии и полпредом президента в Северо-Западном федеральном округе Ильей Клебановым Александр Шмаков не смог даже выйти во второй тур, заняв лишь четвертое место.
       При этом следует отметить, что НАО гораздо меньше других регионов пострадал от монетизации. Уровень жизни в богатом нефтедобывающем округе выше среднего по России, и голосование против единороссов с отменой льгот было связано косвенно. Один из функционеров "Единой России" посетовал в беседе с корреспондентом "Власти", что избиратели голосовали против его партии просто из солидарности с другими регионами.
       В марте парламентские выборы пройдут еще в пяти регионах: 20 марта будут выбирать депутатов воронежского, рязанского и владимирского законодательных собраний, а 27 марта — амурского областного совета и ямало-ненецкой окружной думы. По уровню жизни сравниться с НАО может только газодобывающий Ямало-Ненецкий автономный округ. Он, впрочем, является единственным из пяти регионов, где у "Единой России" шансы на победу действительно высоки. Партсписок возглавляют губернатор Юрий Неелов и руководители крупнейших газовых компаний округа. Помимо административного ресурса на руку единороссам должно сыграть и то, что в преддверии выборов на Ямале сохранили льготы в натуральном виде, а к регистрации не была допущена ЛДПР, ставшая в округе второй на думских выборах-2003.
       В остальных регионах перспективы партии власти далеко не так радужны — особенно в Амурской и Владимирской областях, где избирательные кампании начинались на фоне массовых акций протеста. А сами единороссы особенно тяжелой называют ситуацию в Воронежской и Рязанской областях. Источник в "Единой России" признался "Власти", что рейтинг партии упал в Воронежской области до 12% (на выборах в Госдуму единороссы получили здесь 25,9% при 19,9% у "Родины" и 16,3% у КПРФ), и партийцы не видят никаких ресурсов для его повышения. А вот "Родина", пользующаяся особой популярностью у воронежских избирателей (ее лидер Дмитрий Рогозин избирался от области в Госдуму), наоборот, прибавляет в рейтинге: на примере монетизации "родинцы" активно разъясняют избирателям, что именно "Единая Россия" является для России главным злом.
АЛЛА БАРАХОВА

       
"Рейтинг лояльности в 20% — это даже много"
       Единороссы проигрывают выборы в регионах лишь потому, что им пока не приказали их выигрывать. Об этом в интервью корреспонденту "Власти" Марии-Луизе Тирмастэ рассказала руководитель консалтингового агентства "Политсовет", кандидат психологических наук Румия Ромашкина.
       
— Как вы оцениваете рейтинг "Единой России" на сегодняшний день?
       — Очевидно, что он снизился. Трудно говорить, насколько в каждом регионе, но, думаю, если в целом было 30-35%, то сейчас не больше 20%. Учитывая, какова эта партия на самом деле, это неплохо. Потому что "Единая Россия" создавалась, чтобы привлечь лояльных государству людей. Когда ситуация в стране поменялась и появились поводы для недовольства властями, рейтинг лояльности в 20% — это даже много.
       — Как вы оцениваете то, что уже сделано "Единой Россией" по спасению своего рейтинга?
       — А мне кажется, что они ничего не делают.
       — А как же пропагандистская кампания на госканалах, выступления чиновников с лейтмотивом "закон о монетизации хороший, плохие губернаторы"?
       — СМИ — это, конечно же, канал информации, но обычно человек, живущий в городе, хорошо представляет, как живут его соседи, бабушки-дедушки, знает, что они ходят на митинги, поэтому государственная пропаганда живет в отдельном мире.
       — Говорят, в "Единой России" даже новая должность появилась — секретарь ЦК по "новым довольным", который отвечает за альтернативные демонстрации в поддержку отмены льгот. Как вам эта новая пиар-технология?
       — У меня ощущение, что это затеяли пиарщики, у которых есть возможность присоединиться к партийному бюджету. Но с точки зрения воздействия на общественное мнение эффект этих демонстраций — нулевой. Общество понимает, как они устраиваются. Мне кажется, это делается, чтобы были потрачены сметы, чтобы были информационные поводы у журналистов. Для избирателей было бы приятно, чтобы функционеры приехали в каждый регион, побывали на тех же демонстрациях, чтобы кто-то вышел и сказал: "Да, ошиблись". Не то, что там Грызлов по телевизору, глядя в пол, что-то сказал. Если бы пенсионерам добавили денег не 200, а хотя бы 1000 рублей — это было бы понятно. Или сказали: "Стабилизационный фонд полностью тратим на пенсионеров и бюджетников". Здесь нужны конкретные меры.
       — Правильно ли сделала "Единая Россия", отказавшись голосовать за недоверие правительству? Может, с точки зрения пиара надо было проголосовать за? Ведь это все равно не привело бы к немедленной отставке кабинета...
       — Все разговоры про отставку правительства, про Грефа и Зурабова — это попытка увести общественное недовольство от президента. Он был человеком, которому все доверяют, а теперь пенсионеры держат лозунги про отставку не правительства, а именно президента. А что касается единороссов, у них не было выбора. Они же говорят, что правительство почти партийное, некоторые его члены состоят в "Единой России". Речь не идет об избирателях, решаются внутренние кулуарные задачи: показать, что "Единая Россия" сплоченная, что все нормально.
       — Но при этом одна за другой проигрываются кампании в регионах...
       — Сначала нужно понять, какие задачи ставятся центром на выборах. Когда речь заходит о назначении губернаторов, администрация президента находит аргументы, чтобы те же депутаты проголосовали за кого нужно. А на выборах в региональные парламенты, скорее, речь идет о престиже партии в регионах. Конечно, неприятно, когда в Воронеже рейтинг 12%, когда в газетах пишут, что поддержка в регионах падает. Но собака лает, а караван идет. Ведь главное все-таки — выборы в Госдуму, а я думаю, что к следующим выборам у "Единой России" или у партии, которая придет на ее место, будет все нормально.
       — Как теперь нужно действовать "Единой России", чтобы не потерпеть еще более сокрушительные поражения на очередных выборах в региональные парламенты?
       — Я думаю, "Единой России" нужно в целом продумать свою региональную политику. Подход к формированию ее региональных отделений изначально был таков: побыстрее и знакомых людей. Во многих регионах в "Единой России" состоят политические неудачники. У этих людей нет авторитета, нет денег на проведение кампаний и возможности их собрать, если не помогут губернаторы. Эти люди хороши в том плане, что они лояльны всем решениям, которые принимаются в Москве. Но они безынициативны. Недавняя ситуация в Ненецком округе с Игорем Кошиным подтверждает это правило (лидер местного отделения "Единой России" Кошин был исключен из партии за несанкционированное сверху выдвижение в губернаторы, но занял на выборах второе место.— "Власть").
       Второй момент — у партии нет системного подхода к решению ситуации с региональными кампаниями. В каждом регионе решается своя уникальная задача. Логика такая: "Вот у нас есть Волгоград, важный регион, давайте немедленно туда включимся, три месяца до выборов осталось". Все включились, начинают что-то делать. Каждый раз это как ЧП. Не доходят руки сесть и подумать: "А зачем нам эти выборы, какие законопроекты нужно принимать на местах, какого рода политики нужны?" Надо решить, а может, нужны другие люди — местные предприниматели, какие-то депутаты, которые были независимыми,— то есть люди, которые будут не гладкие, а ершистые, но смогут повести за собой массы.
       — Почему "Единая Россия" гораздо меньше получает на региональных выборах, чем на выборах в Госдуму?
       — Потому что партию возглавляют харизматичные люди — те же Сергей Шойгу, Юрий Лужков, даже Борис Грызлов и Любовь Слиска. Все они имеют свой имидж, свой образ, к ним тянутся избиратели. А на уровень региональных выборов их рейтинг не распространяется. Ведь у "Единой России" нет идеологии, а "вместе с президентом", в конце концов, и "Родина", и ЛДПР. И когда идут федеральные выборы, понятно, что президент и Грызлов где-то рядом. А как можно поверить на выборах в регионах, что какой-нибудь Иванов — рядом с президентом?
       — А может, единороссам не хватает профессиональных технологов, которые правильно построят кампанию?
       — Дело не в ресурсах, а в политической воле. Мне кажется, что результат на региональных выборах — не главное для "Единой России". Московская жизнь, полная интриг, продвижение законопроектов, спущенных из Кремля, получение денег — это их занимает гораздо больше. На выборах в Госдуму мы работали с региональными отделениями "Единой России", и нашим консультантам приходилось все делать самим. Местные партийцы только и занимались тем, что писали отчеты в Москву, получали разнарядки провести такой-то митинг, а мы старались найти нетрадиционные ходы, чтобы реально повлиять на выбор. Партия была создана для того, чтобы получить большинство в Госдуме, а задачи, чтобы получить большинство в заксобраниях, не было. И эта задача не выполняется.
       — Возможно ли, пользуясь какими-то методами кризисного пиара, реанимировать прежний рейтинг, или "Единая Россия" просто по инерции будет получать свои 20%?
       — Ну не знаю... Скажет президент: "Что за безобразие, почему у вас такой маленький процент?!" — и все побегут что-то делать. Вот и весь кризисный пиар. Если возникнет такая задача — немедленно поднять рейтинг,— он, конечно, поднимется. Пригласят нас, наших коллег, найдут деньги, губернаторов подключат. Если решат, что в таких-то регионах нужно большинство, тогда там все будет нормально. Наверное, это цинично звучит, но так, наверное, и будет.
       
Не надо ждать милостей от народа
       Как показывает история региональных выборов, переломить негативные настроения провинциальных избирателей не так уж трудно. Правда, иногда для этого требуются по-настоящему оригинальные пиар-ходы.
       
"Почему-то наш Виталий был рожден без гениталий"
       На выборах в Госдуму от Братского одномандатного округа Иркутской области в 1999 году конкуренцию зампреду бюджетного комитета нижней палаты Виталию Шубе составил финансовый директор Братского алюминиевого завода Юрий Пурденко. В начале кампании его рейтинг составлял всего 7%, поэтому пиарщикам пришлось заняться "креативом". Сначала они сжигали на площади чучело Шубы, потом переименовали его в "Шубайса". А главной изюминкой кампании стала "вербовка" на центральном рынке Братска мужика, зарабатывавшего на жизнь пением под гармошку. "Вот тебе тексты частушек, которые ты теперь будешь петь. 500 рублей в день",— лаконично поставили задачу политтехнологи. В итоге на рынке целыми днями разносились восемь частушек, самой приличной из которых была такая: "Почему-то наш Виталий был рожден без гениталий. Вот и стал он депутатом, чтобы срам прикрыть мандатом".
       Но главные трудности были еще впереди. Оппоненты Юрия Пурденко тоже без дела не сидели, и за три недели до выборов перенервничавший на почве черного пиара финансист попал с инсультом в реанимацию. Пиарщикам пришлось вести кампанию без кандидата, а по Братску пошли слухи, что Пурденко умер. Ради спасения ситуации его надо было срочно показать народу живым. Поэтому, едва кандидат пришел в себя, его перенесли в кабинет главврача, уложили на диван, прикрыли пледом и создали в помещении домашнюю обстановку. Правда, не то что говорить, но даже пошевелить рукой больной не мог. Тогда пиарщики привязали к его руке палку и, дергая за нее, создали у телезрителей полное впечатление, что слегка занемогший кандидат приветливо машет им рукой.
       В итоге Пурденко увеличил свой стартовый рейтинг более чем в четыре раза, получив на выборах 31,4% голосов. Хотя для победы этого все-таки не хватило: действующий депутат Шуба обошел конкурента на 4,7%.
       
"Скажи нет ядерному могильнику!"
       Во время кампании по выборам губернатора Сахалинской области, начавшейся летом 2000 года, главной задачей штаба действующего главы региона Игоря Фархутдинова было повышение явки. Ведь в условиях низкой активности избирателей главный конкурент губернатора, мэр Южно-Сахалинска Федор Сидоренко, поддержанный оппозицией области, мог составить Фархутдинову реальную конкуренцию. Чтобы повысить интерес к выборам, пиарщики решили создать дополнительную интригу. В этом им помог некий депутат Госдумы, который предложил построить на Курилах, относящихся к зоне повышенной сейсмоопасности, хранилище атомных отходов. Политтехнологи Фархутдинова тут же организовали акцию "Нет ядерному могильнику на Курилах!". Затянутый черной тканью грузовик ездил по Южно-Сахалинску под выкрики из громкоговорителя: "Скажи нет ядерному могильнику!" Вокруг машины бегала Смерть с косой.
       Явка избирателей, озабоченных ядерной опасностью, оказалась заметно выше, чем на предыдущих губернаторских выборах, и Фархутдинов победил с убедительным отрывом. Правда, для человека-смерти акция закончилась госпитализацией: пробегав пару часов по городу в 30-градусную жару, он получил солнечный удар.
       
"У наших деток все есть, московским нужнее!"
       На выборах главы Ненецого автономного округа в 2001 году фаворитом был губернатор Владимир Бутов. Серьезных проблем с его переизбранием не предвиделось, но его штабистов смущала дата голосования — 14 января. Они опасались, что жители автономии, измученные затяжными новогодними праздниками, просто забудут про выборы и явка окажется крайне низкой.
       В результате был придуман свежий ход: отправить на передачу "Поле чудес" какую-нибудь колоритную личность, чтобы она, покрутив барабан хотя бы разок, успела сказать пару слов про округ и передать привет его жителям. Выбор пал на Матрену Талееву — ненку, заслуженного учителя и к тому же ярую сторонницу губернатора. Вскоре Талеева полетела в Москву.
       Остальное могли видеть все телезрители "Первого канала". Узнав о месте жительства Матрены Ивановны, Леонид Якубович поинтересовался, не на оленях ли она оттуда добиралась. На что женщина гордо ответила: "Что вы, Ленечка, я к вам бизнес-классом прилетела!" Тут пришла очередь удивляться Якубовичу: "А кем же вы работаете?" Ненка честно ответила, что заслуженным учителем. "Сколько же у вас получают заслуженные учителя?" — не унимался ведущий. "10 тыс. рублей",— пояснила Матрена Талеева и кратко рассказала, как хорошо живется людям в Ненецком округе.
       Как уверяют пиарщики, все это было полным экспромтом — никто перед Талеевой таких задач не ставил. Но учительница и на этом не остановилась. Она вышла в финал и выиграла суперигру. Когда же Якубович спросил, как она с такой кучей призов поместится в бизнес-классе, учительница выдала последний перл: "Я как раз, Ленечка, хотела попросить у вас адрес ближайшего детдома, деткам это все отдам". А на реплику о том, что призы можно отдать и ненецким детям, скромно заметила: "У наших деток все есть, московским нужнее!"
       Естественно, в 40-тысячном округе появление Талеевой на "Поле чудес" произвело настоящий фурор, и интерес к выборам был обеспечен.
       
"Любовь и война полковника ГРУ Сетюрина"
       Осенью 2002 года в Нижнем Новгороде выбирали мэра. Губернатор области Геннадий Ходырев решил двинуть кандидатуру своего первого заместителя Юрия Сентюрина. Правда, будучи неплохим управленцем, Сентюрин был мало известен в областном центре: приехав в Нижний менее чем за год до выборов, он поначалу предпочитал не "светиться" в прессе, так что на момент начала кампании его рейтинг не превышал 5%.
       Изучив биографию вице-губернатора, местные пиарщики обнаружили в ней немало интересного: в 80-х Сентюрин служил переводчиком у афганских лидеров Бабрака Кармаля и Наджибуллы, а после окончания Военно-дипломатической академии работал по линии ГРУ в Мозамбике. Политтехнологи наняли бригаду писателей из Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода и заперли их на одной из баз отдыха.
       Итогом десятидневной работы литераторов стал боевик "Любовь и война полковника ГРУ Сетюрина", большинство героев которого отличались от своих прототипов одной-двумя буквами. Из детектива, который распространялся бесплатно огромным тиражом, нижегородцы узнали, что человек, очень похожий на кандидата Сентюрина, лично закончил афганскую войну, разрушил английскую контрразведку, убил Джохара Дудаева и вообще является давним другом президента России. Книга имела большой успех, а рейтинг прототипа "нижегородского Джеймса Бонда" вплотную приблизился к показателям фаворитов кампании.
       Впрочем, воспользоваться плодами успешного пиара вице-губернатор не смог. Кремль на тех выборах боролся со скандально известным бизнесменом Андреем Климентьевым, и, чтобы не распылять голоса между его конкурентами, руководство президентской администрации потребовало снять с выборов всех "лишних" кандидатов от партии власти. Единственным ее представителем остался депутат Госдумы Вадим Булавинов, который и стал новым мэром Нижнего.
МАРИЯ-ЛУИЗА ТИРМАСТЭ

       
Комментарии
Профиль пользователя