Коротко

Новости

Подробно

Суд требует объединить убийц с укрывателями

дело об убийстве в КЧР

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

В Черкесском горсуде прошли предварительные слушания по делу восьми человек, обвиняемых в укрывательстве массового убийства на даче Али Каитова, зятя президента КЧР. В итоге судья вернул дело в прокуратуру, чтобы там его объединили с делом восьми человек, обвиняемых непосредственно в убийстве. Объединенный процесс может начаться в Верховном суде Карачаево-Черкесии уже 28 февраля.


Всего по обвинению в причастности к убийству депутата народного собрания КЧР, предпринимателя Расула Богатырева и шестерых его друзей генпрокуратура арестовала 16 человек. Впоследствии по степени тяжести предъявленных обвинений генпрокуратура разделила подсудимых на две группы: восемь человек попали в категорию укрывателей убийства, еще восемь — в число непосредственных убийц.

В начале февраля в Верховный суд КЧР было направлено уголовное дело по обвинению в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Здесь обвиняемыми являются гендиректор "Кавказцемента" и депутат народного собрания Али Каитов, его друг директор Большого ставропольского канала Герман Исмаилов, телохранители Каитова из ЧОП "Афина" Дмитрий Давыдов и Константин Романенко, сотрудники отдела вневедомственной охраны Станислав Ильинский и Николай Соболев, а также Тамерлан Бостанов и Азамат Акбаев. Двух последних подсудимый Давыдов охарактеризовал как "местных бандитов, друзей Каитова". Некоторым из этой восьмерки помимо убийства вменяется незаконное приобретение, хранение и ношение оружия, подделка документов и другие преступления.

Вторая восьмерка обвиняется в сокрытии следов убийства — ст. 316 УК РФ (укрывательство особо тяжкого преступления). По этому делу обвиняемыми являются сотрудники ЧОП "Афина" Нюр-Ахмат Салпагаров, Михаил Шульженко, Игорь Пуненков, Валерий Шеховцев, Евгений Орлов, завхоз каитовской дачи Николай Федарец, сотрудник вневедомственной охраны Анатолий Шульга и командир отделения ВОХР МВД КЧР Николай Дремлюк. Последний приезжал на дачу сразу после убийства людей и, по версии следствия, оказывал давление на своих подчиненных, помогал скрыть следы преступления. Милиционеры помимо сокрытия особо тяжкого преступления обвиняются в злоупотреблении должностными полномочиями. Это дело было направлено не в Верхсуд республики, а в горсуд Черкесска.

Во вторник судья Черкесского горсуда Рамазан Кагиев счел нецелесообразными действия генпрокуратуры, разделившей всех обвиняемых по двум вышеуказанным категориям. Господин Кагиев вынес постановление о возвращении "дела укрывателей" на доследование, отметив, что его надо объединить с "делом убийц". Свое решение судья мотивировал тем, что при определении вины каждого участника трагических событий необходимо учесть показания всех 16 обвиняемых, поэтому логичнее было бы рассматривать их деяния в рамках одного процесса. "Дела могли быть разделены только в том случае, если это не отразится на объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела. В данном случае эти условия не соблюдаются, так как не определен статус некоторых обвиняемых, в частности Али Каитова",— заявил судья Кагиев.

Кроме того, он рассмотрел ходатайства адвокатов об изменении меры пресечения для подсудимых с ареста на подписку о невыезде или освобождение под денежный залог. Представители потерпевшей стороны сочли изменение меры пресечения безосновательным и просили суд отклонить ходатайство адвокатов. Рамазан Кагиев так и сделал. Семь обвиняемых остались под стражей, под подпиской о невыезде находится лишь подсудимый Федарец.

Не понятно, правда, как технически будет организован "большой процесс". В здании Верховного суда КЧР нет помещений, способных вместить группы поддержки 16 подсудимых, родственников погибших, 22 адвокатов, а также журналистов, которые, безусловно, захотят присутствовать в суде.

Интересы родственников погибших на процессе будут представлять адвокаты Владимир Постанюг и Владимир Крючков. По мнению господина Постанюга, теснота не главная проблема, которая может возникнуть в связи с объединением процессов: "До сих пор все обвиняемые содержались отдельно. Теперь все они будут находиться в одном помещении и контактировать между собой. Я опасаюсь, что на 'укрывателей' будут оказывать давление 'убийцы'". Опасение не лишено оснований, если учесть, что все обвиняемые в сокрытии тяжкого преступления оправдывают себя страхом перед влиятельными "убийцами".

На прошедшем недавно судебном процессе над следователем МВД Камалом Везиевым выступавший в качестве свидетеля обвиняемый Дмитрий Давыдов заявил: "Я безропотно выполнял все инструкции своего шефа (Каитова.—Ъ). Неподчинение могло для меня закончиться самыми плачевными последствиями". Родственники убитого депутата Богатырева рассчитывают, что лица, обвиняемые лишь в сокрытии, будут более откровенны в своих показаниях, если только их не запугают другие заинтересованные лица.

В целом уже определилась и стратегия защитников обвиняемых в убийстве. Они будут настаивать на том, что их подзащитные не убивали, а тоже виновны лишь в сокрытии преступления. По мнению этих адвокатов, даже если обвиняемым удалось сговориться во время следствия, их интересы на процессе неминуемо столкнутся и на этих противоречиях можно будет сыграть для выяснения истины.

Предварительное слушание в Верховном суде КЧР назначено на 28 февраля. Оно будет проходить в закрытом режиме. Тогда же станет известна реакция суда на ходатайство обвиняемого Каитова. Зять президента КЧР еще 17 января ходатайствовал о рассмотрении дела за пределами Карачаево-Черкесии.

МУРАТ Ъ-ГУКЕМУХОВ, Черкесск



Комментарии
Профиль пользователя