Коротко

Новости

Подробно

Михаил Фрадков приказал снизить НДС до 13%

налоговая политика

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Вчера в Белом доме премьер Михаил Фрадков созвал закрытое совещание, посвященное налоговой политике, а точнее, выработке позиции правительства по поводу снижения НДС. Как стало известно Ъ, премьер сделал свой выбор: в 2006 году НДС должен быть снижен до 13%.


28 января премьер Михаил Фрадков, ознакомившись с предложениями заместителя руководителя своего аппарата Михаила Копейкина о снижении в 2006 году НДС с 18% до 13% и использовании средств стабфонда для компенсации потерь федерального бюджета, согласился с ними и поручил министрам Алексею Кудрину и Герману Грефу представить соответствующие расчеты. То, что премьер получил, его не удовлетворило.

2 февраля на совещании в Ново-Огареве к налоговой теме проявил интерес президент Владимир Путин (см. Ъ от 3 февраля). Министры-экономисты продемонстрировали далеко не всегда свойственную им солидарность. Они сплотились в борьбе с "радикализмом" Михаила Копейкина на ведомственной минфиновской позиции. Было странно слышать, как Герман Греф слово в слово повторяет аргументы Алексея Кудрина об угрозе бюджету вообще и проводимой социальной политике в частности, о непродуманности и т. д. При этом господин Греф противоречил самому себе: в конце 2003 года он поддерживал снижение НДС как раз до 13%.

Другими словами, совершенно ясно, что премьеру были представлены расчеты, по которым выходило, что предложения его протеже Михаила Копейкина обойдутся бюджету в сумму, превышающую 360 млрд рублей, а стабфонд задумывался совсем не для того, чтобы служить страховкой при налоговых экспериментах. Премьер же ждал совсем других цифр: как снижение НДС подтолкнет экономический рост и инвестиции в реальное производство (последние в состоянии сдержать инфляцию, замедлив денежное обращение), насколько снижение НДС может сократить масштабы бизнеса на его возврате.

За прошедший с начала бурной кампании за снижение НДС месяц выяснилось, что в ней участвуют не только чиновники правительственных ведомств. Как стало известно Ъ, кремлевские экономисты (прежде всего начальник экспертного управления администрации президента Аркадий Дворкович) готовы обсуждать куда более радикальные варианты — вплоть до ликвидации НДС как класса.

Этой идее более чем симпатизируют в РСПП. Главное, что сдерживает натиск ликвидаторов НДС — это отсутствие достойной с точки зрения бюджетных доходов замены. Первое, что в качестве такой замены приходит в голову — налог с продаж. Но это явно нереальная замена (хотя представителей РСПП она бы устроила), означающая перенос уплаты половины доходов федерального бюджета (именно столько составляют платежи НДС, включая "импортный" НДС, который импортеры уплачивают таможенникам) с компаний на граждан. В этой связи предложения Михаила Копейкина привлекательны тем, что они, в отличие от обнуления НДС, реальны. За радикальное снижение НДС, а только такой шаг может восстановить доверие между властью и бизнесом и подтолкнуть не вывоз капитала, а экономический рост, считает господин Копейкин, должны платить не граждане, а стабфонд, при том, что его неприкосновенные 500 млрд рублей останутся при нем — хватит и накопленного сверх этой суммы.

Вот тут Минфин забеспокоился всерьез. Он стал выстраивать укрепления по двум направлениям. Первое направление — неприкосновенность стабфонда. Теоретически эта линия обороны неуязвима. Строится она так: использовать средства стабфонда в принципе можно. Условие только одно: технико-экономическое обоснование соответствующих проектов должно обеспечивать эффективность использования средств не ниже той, которую дает досрочное погашение самых дорогих внешних долгов, что, по оценке самого же Минфина, составляет 7% годовых. Однако если вдруг появится столь эффективный проект, то у любого здравомыслящего финансового контроля, которых в российской власти за каждым углом, возникнет вопрос: а почему, собственно, этот проект финансирует государство, а не частный бизнес? Если же эту казуистику оставить в стороне, то главное в стабфонде — это просто выведение из оборота максимально возможной части денежной массы. Цель — борьба с инфляцией. Одновременно стабфонд превращается в памятник экономике, которой деньги оказываются вредны.

Вторая линия обороны слабее. Это подсчеты, но не того, каковы ежегодные потери бюджета от бизнеса на НДС, а попроще — того, во что обойдется его сокращение с 18% до 13%. И соответствующие мрачные прогнозы.

В середине февраля Минфин получил подкрепление — его позицию поддержал МВФ. Фонд проникся заботами хранителей российского бюджета и стабфонда и рекомендовал фонд не трогать, а со снижением налогов не спешить (см. Ъ от 18 февраля). Вот только если вспомнить афронт, с которым министр финансов Алексей Кудрин столкнулся перед этим в Лондоне, где просил у Парижского клуба дисконт с тех долгов, которые Москва готова досрочно погасить, то можно сделать вывод о том, что больше всего МВФ, как и Парижский клуб, беспокоит сохранность собственных денег. Для МВФ главное — чтобы Россия не вернулась в очередь за его кредитами.

В самый последний момент Минфин стал лихорадочно искать союзников среди российских бизнесменов. Поиск, судя по всему, был трудным: привлечь на свою сторону удалось только "Деловую Россию" — далеко не самую авторитетную из российских предпринимательских организаций. Зато "вербовка делороссов" труда не составила. 21 февраля их пригласили на совещание к Алексею Кудрину в Минфин. Гости согласились поддержать неприкосновенность хоть НДС, хоть стабфонда в обмен на обсуждение возможностей снижения единого соцналога (ЕСН) и отмены пошлин на ввоз высокотехнологичного оборудования.

На самом деле в Минфине были готовы обсуждать что угодно, лишь бы вывести из-под удара стабфонд и НДС. Если бы этот план удался, то потом Минфин непременно напомнил бы о дефиците Пенсионного фонда, которым грозит первое снижение ЕСН с 36,6% до 26% с 1 января 2005 года и которое пока закрывается только в 2005 году, да и то пожарными мерами — за счет все того же стабфонда: соответствующее положение записано в Бюджетном кодексе. Так что в итоговой оппозиции министерства по дальнейшему снижению ЕСН сомневаться не приходится.

Вчера Михаил Фрадков прорвал оборону Минфина. Как рассказал Ъ участник прошедшего совещания, премьер жестко потребовал от его участников подготовить обоснования для снижения НДС до 13% в 2006 году. Что еще потребует сегодня премьер от своих министов см. стр. 2

НИКОЛАЙ Ъ-ВАРДУЛЬ



Комментарии
Профиль пользователя