Коротко

Новости

Подробно

Африканская Кармен затмила "Солнце"

Итоги Берлинале

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

фестиваль кино

Берлинский фестиваль закончился, вызвав недоумение решениями большого жюри под председательством Роланда Эммериха. "Золотым медведем" награжден южноафриканский фильм-опера Марка Дорнфорда-Мэя "Кармен из Хаелиши". Но это лишь одна, и не главная неожиданность. Комментирует АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ.


Чернокожая Кармен станет теперь символом 55-го Берлинского фестиваля, который уже завтра отойдет в историю. На его закрытии пела Полин Мэйлфейн, сыгравшая эту роль, и блистала золотой чешуей своего мини-платья Баи Лин — главная звезда и член жюри Берлинале. Когда кто-то из ее коллег-актрис, тоже заседавших в жюри (Франка Потенте или Ингеборга Дапкунайте), оказывался под прицелом камер, китайская красавица делала ловкое движение и закрывала соперницу то своим гибким телом, то букетом цветов.

Марк Дорнфорд-Мэй признался, что, делая свой первый фильм на основе театрального спектакля, он понятия не имел, что такое режиссура кино. Но оператор объяснил ему: я поставлю камеру, а ты командуй: "Мотор!" Поскольку вокруг были талантливые люди, все само собой отлично получилось. "Кармен" действительно хороша, она берет африканским темпераментом и остроумными находками. Однако мысль поставить именно этот фильм на вершину призовой пирамиды не приходила в голову никому — кроме головы Роланда Эммериха.

Этой "национальной гордости" Германии, приехавшей из Голливуда с бойфрендом, по слухам из источников жюри, понравились только два фильма — "Кармен" и американский "Сосунок". Сыгравшему главную роль в последнем Лу Тейлору Пуччи дали "Серебряного медведя" как лучшему актеру: за то, что хорошо сосал свой большой палец. Подросток с актерскими задатками показался главе жюри более привлекательным, чем старик Мишель Буке, великолепно сыгравший в фильме "Поздний Миттеран" умирающего президента Франции.

Далее в действие вступили лоббистские интересы, а в жюри было два сильных лобби — китайское и немецкое. Первое помимо Баи Лин представлял голландец Воутер Барендрехт, чья компания Fortissimo давно занимается продвижением в мир дальневосточного кино. Он, судя по всему, и вытащил на передовые позиции семейную драму "Павлин" Гу Чангвея, известного оператора, снявшего в свое время классические фильмы "Красный гаолян" и "Прощай, моя наложница". "Павлин", полный грусти и ностальгии по юности, при этом лишенный экзотических красот, стал одним из последних приятных аккордов фестиваля и, наверное, заслужил своего "Серебряного медведя" — Гран-при жюри. Хотя, конечно, гораздо более выдающимся надо признать "Капризное облако" Цая Миньляна (об этом фильме мы писали, переводя его название как "Облако на краю неба", теперь приводим российский прокатный вариант). Так вот, "Облаку" дали приз за сценарий и приз памяти Альфреда Бауэра, который некогда придумали для поддержки молодых дарований. Оба — явно не по ранжиру для выдающегося режиссера, уже имеющего в своей коллекции "Золотого льва" и "Серебряного медведя".

Однако Цаю Миньляну еще повезло: ведь вдобавок он получил приз ФИПРЕССИ, где его основным конкурентом был Александр Сокуров. Но ФИПРЕССИ выдает всего один приз, а у большого жюри их целых девять, так что почти каждый второй фильм конкурса может быть награжден. Однако жюри ухитрилось и в этой ситуации не заметить "Солнце" Александра Сокурова, даже толком его не обсудить. По информации, просочившейся из недр жюри, картину никто не защищал и не поддерживал, она показалась "слишком темной" и "трудной для проката".

Но другого результата и нельзя было ждать от жюри, чей уровень понимания кинематографа явно ниже того, что предложил фестивальный конкурс. В жюри было три актрисы, сценарист, дистрибутор, дизайнер, ни одного критика и ни одного серьезного режиссера. Не считать же таковым Роланда Эммериха — уж лучше бы взяли Вольфганга Петерсона, другую немецкую национальную гордость, тоже изваявшую несколько голливудских блокбастеров, однако человека с более высоким интеллектуальным коэффициентом. А когда планка критериев настолько занижена, в действие вступают привходящие обстоятельства — интересы лоббистов и политкорректность. Двойной жест в сторону Германии и политики жюри продемонстрировало, наградив сразу двумя призами фильм "Софи Шоль: последние дни". Все уже смирились с тем, что Юлия Йенч будет признана лучшей актрисой, но дать за эту партизанскую драму еще и приз за режиссуру Марку Ротемунду (при том, что никак не отметили Александра Сокурова) — чистейшая глупость. Вот обойти Хану Абу-Ассада с его шахидским "Раем сегодня" не решились, наградив "Голубым ангелом", которым на Берлинале отмечают лучший европейский фильм.

И это при том, что пять картин (из них четыре очень приличных) показала в конкурсе Франция, а отмечена оказалась только одна — "Мое сердце биться перестало", да и то маргинальным призом за музыку. Надо сказать, французы были взбешены не меньше русской делегации, и их можно понять. В таких случаях утешает мысль о том, что любые жюри состоят из людей, а людям свойственно ошибаться.

Если бы не удручающий финал, фестиваль в Берлине показался бы совсем не таким плохим, как его рисовали еще в самом начале. В конкурсе оказалось как минимум пять значительных фильмов, как всегда, интересной была "Панорама", кое-что предложил и "Форум". Во всех этих программах присутствовало русское кино. Fox дал вечеринку в честь премьеры "Ночного дозора" с мясными тушами, живыми совами и повсюду летавшими перьями. А в детском конкурсе успехом пользовался "Итальянец" Андрея Кравчука, удостоившийся специального упоминания жюри. Другого жюри — Роланда Эммериха там не было.


Комментарии
Профиль пользователя