Коротко


Подробно

Президент всего Того

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 54

ФОТО: REUTERS
"Элегантный мужчина, прозорливый руководитель" (фр.) — таким должны запомнить тоголезцы президента-долгожителя Гнассингбе Эйадему, покинувшего их в самом расцвете сил
       Умер старейший правитель Африки — президент Того Гнассингбе Эйадема. Продержаться у власти 38 лет ему помогли два обстоятельства. Во-первых, бескомпромиссность к оппонентам — вплоть до расстрела и скармливания крокодилам. Во-вторых, всесторонняя поддержка мирового сообщества.

Первый спортсмен
       Этьен Гнассингбе родился 26 декабря 1937 года в деревеньке Пья на севере Того — территории в Западной Африке, которая находилась под мандатом Лиги наций и управлялась Францией. Этьен не был первым сыном в большой семье местного торговца, а потому у него не было и надежды на то, что он унаследует дело своего отца. Впрочем, он, казалось, и не интересовался торговлей. Учился плохо, зато был отличным спортсменом. Наибольших успехов он добился в борьбе — национальном виде спорта народности кабье, к которой принадлежал он сам.
       После окончания школы он вместе с одноклассниками решил поступить на военную службу. В Того, формально не являвшейся французской колонией, это оказалось невозможным: у Лиги наций не было армии. И Этьену и его друзьям пришлось уехать служить в соседнюю французскую колонию Дагомею (ныне — Бенин). В 16 лет он стал рядовым французской армии и почти тут же отправился на войну — в Индокитай, а затем в Алжир.
       Ему было всего 23 года, когда Того по решению ООН получила независимость. В это время он, уже в чине сержанта, проходил службу в Дагомее. В 1962 году Этьен Гнассингбе вернулся на родину и предложил свои услуги новому правительству. Имея за плечами обширный боевой опыт, он, похоже, не сомневался в том, что его предложение примут. Каково же было его разочарование, когда первый президент Того Сильванус Олимпио, рассмотрев рапорт Этьена и нескольких десятков его товарищей, заявил, что не нуждается в услугах "наемников колониализма". Этот ответ решил не только судьбу Этьена, но и судьбу самого Олимпио.
       
ФОТО: AFP
       В январе 1963 году группа путчистов охотно позировала в саду президентского дворца, а ее лидер сержант Гнассингбе (второй справа) рассказывал, что лично убил президента Олимпио
 
Первый путчист
       Первый военный переворот в Западной Африке, случившийся ранним утром 13 января 1963 года, скорее напоминал дебош, чем хорошо организованную военную операцию. Впрочем, вполне возможно, так оно и задумывалось. Вечером 12 января к президентскому дворцу в Ломе на грузовике подъехали несколько десятков полупьяных ветеранов французской армии. После недолгой драки с охраной они проникли во дворец. Целую ночь нападавшие громили и крушили все, что попадалось им под руку. В 7 утра путчисты выломали дверь спальни, где прятался Олимпио. Первый президент Того был убит. Убийца — сержант Этьен Гнассингбе. Об этом он сам рассказывал всем подряд.
       Позже некоторые путчисты говорили, что в президентский дворец ворвались лишь для того, чтобы добиться справедливости и получить право служить в тоголезской армии. А потому и у власти не остались, передав президентский пост гражданскому лицу — старому противнику погибшего президента Николя Груницки. Груницки выполнил требования сержанта Гнассингбе и его друзей. Более того, учитывая их боевой опыт и заслуги перед новым режимом, все они были произведены в офицеры и получили важные армейские посты. Самую быструю карьеру из всех сделал, конечно, сержант Гнассингбе. Уже через три года в чине полковника и с новой фамилией он занимал пост начальника генштаба, фактически управляя армией.
       Казалось, он добился всего, о чем мечтал. Единственной проблемой было то, что новый президент, не обращал внимания на просьбы полковника Эйадемы "окончательно" разобраться с семьей и сторонниками своего предшественника, которых герой Вьетнама и Алжира панически боялся, несмотря на свою фамилию (в переводе с языка кабье "эйадема" означает "храбрость"). Он уже жалел, что признался в убийстве президента Олимпио, отрекался от своих слов, но ему мало кто верил.
       Тем временем позиции самого Николя Груницки ослабевали. Жители страны требовали отставки президента, видя ему замену в сторонниках Сильвануса Олимпио. Эйадема, уверенный в том, что при новом правительстве он не проживет и дня, не стал ждать смены власти. 13 января 1967 года, в годовщину первого путча, по приказу Эйадемы президент Груницки был низложен. Все заботы по управлению государством полковник принял на себя. Вся дальнейшая жизнь Эйадемы была посвящена тому, чтобы ни при каких обстоятельствах не дать семье Олимпио или ее сторонникам прийти к власти.
       
ФОТО: AFP
 Через несколько лет сержант Гнассингбе сам дослужился до президента
Первый тоголезец
       Поначалу в роли главы государства полковник Эйадема представлял жалкое зрелище. Он был малограмотен, свои декреты, написанные по-французски, читал чуть ли не по складам. Во Франции, бывшей метрополии, рассказывали, что страной по телефону из Парижа управляет Жак Фоккар, главный советник президента де Голля по африканским вопросам.
       Впрочем, в том, что касалось укрепления личной власти Эйадемы, помощь иностранцев ему была не нужна. Он безжалостно расправлялся не только с противниками (семья Олимпио была частично уничтожена, частично покинула страну), но и с соратниками, если вдруг решал, что они угрожают его власти. К открытым репрессиям он не прибегал. Люди просто исчезали.
       В 1969 году Эйадема ввел новую конституцию. В стране вводилась однопартийная система. Эйадема лично придумал название своей партии — Rassemblement du peuple togolais ("Объединение тоголезского народа", РПТ), взяв за основу название первой партии президента де Голля — "Объединение французского народа". Де Голль был одним из кумиров Эйадемы. Другим стал заирский диктатор Мобуту, у которого он перенимал опыт управления страной и создания культа личности.
       Как говорили тогда приезжавшие в Того иностранцы, страна была миниатюрной копией Заира. Улицы городов были увешаны портретами генерала Эйадемы и его цитатами. Появиться на людях без значка с эмблемой РПТ или портретом Эйадемы было признаком безразличия к собственной карьере или даже жизни. Когда Мобуту решил отказаться от "европейского" имени, Эйадема, не задумываясь, последовал его примеру, взяв в качестве первого имени свою старую фамилию — Гнассингбе.
       Но на фоне знаменитых каннибалов — Иди Амина и императора Бокассы — Гнассингбе Эйадема выглядел почти мирно. Конечно, пытки и убийства оппонентов имели место, но генерал все же не пожирал своих противников и не держал их тела в морозильниках. Он использовал крокодилов, которым, как говорят многие, скармливал врагов, жалея патроны.
       
ФОТО: AP
       Всю свою деятельность на президентском посту Гнассингбе посвятил поиску врагов и их уничтожению
Первый дипломат
       Это, впрочем, никак не сказывалось на его международном имидже. На мировой арене Эйадему не просто терпели. Его уважали. Причина — его полная лояльность Франции. Любая просьба французских властей выполнялась президентом Того, как если бы он все еще был сержантом французской армии, а президент Франции — его непосредственным командиром. Эйадема дружил с Израилем и ЮАР, что было совершенно нехарактерно для африканских правителей. Он поддерживал движения, боровшиеся с прокоммунистическим режимом в Анголе. Наградой ему была постоянная поддержка Франции, благодаря которой президент одной из самых маленьких африканских стран стал одним из самых заметных и влиятельных лидеров континента. Он был едва ли не главным представителем Африки в отношениях с Европой, а в самой Африке мирил враждовавшие режимы.
       Такое положение помогло Эйадеме, когда в 1979 году ему пришлось вспомнить о давнишнем страхе перед кланом Олимпио. В соседней с Того Гане к власти (в результате переворота, естественно) пришел Джерри Ролингс, друживший с сыном убитого в 1963 году президента, Жилькри Олимпио. Эйадема немало постарался, чтобы режим Ролингса в Гане оказался в изоляции. А в 1985 году в Ломе прошла серия терактов. Было объявлено о подавлении военного переворота. Подробности власти не сообщали, но отметили, что во главе путчистов стоял Жилькри Олимпио, а поддерживали его ганские военные. На помощь Эйадеме поспешили французские войска, граница с Ганой была закрыта, Олимпио был заочно приговорен к смертной казни.
       
Первый демократ
       К концу 1980-х авторитаризм вышел из моды. От Африки начали требовать перехода к более или менее демократическим формам правления. И уж во всяком случае, отказу от однопартийности. В 1991 году, после нескольких недель народных волнений, которые он не смог эффективно подавить из-за очевидной оппозиции тогдашних французских властей, генерал Эйадема был вынужден объявить о начале эры реформ. В стране разрешили деятельность политических партий, ввели поправки в конституцию, ограничивающие пребывание одного человека на президентском посту двумя пятилетними сроками. Впрочем, одновременно снизили и возрастной барьер для кандидатов. Как говорили тогда, сделано это было, чтобы президентом мог стать сын генерала Фор Гнассингбе.
       Впрочем, в отличие от других африканских государств, где реформы пришлось не только объявлять, но и претворять в жизнь, режим в Того чувствовал себя уверенно. Парламентские выборы неизменно завершались победой правящей партии, а президентские — победой Эйадемы. Сообщения о массовых расстрелах оппозиционеров (например, события 2001 года, когда накануне выборов были убиты сотни противников режима) в газеты попадали редко. На все претензии генерал отвечал, что "демократия в Африке идет своим путем и со своей скоростью".
       В 2002 году, когда заканчивался второй "конституционный" президентский срок Эйадемы, парламент отменил конституционные ограничения и попросил генерала снова баллотироваться в президенты. Эйадема, по словам его тогдашнего премьера, "решил еще раз пожертвовать собой ради нации" и согласился. Выборы 2003 года он, разумеется, выиграл.
       5 февраля 2005 года Гнассингбе Эйадема, бывший к тому времени рекордсменом среди африканских президентов по сроку правления, умер от сердечного приступа. Уже через несколько часов преданные ему военные провозгласили новым президентом страны его сына Фора, а затем преданные парламентарии сделали так, чтобы переход власти от отца к сыну состоялся в полном соответствии с конституцией страны.
ВЯЧЕСЛАВ БЕЛАШ

       
ФОТО: AFP
Операция "Преемник"
       Очередная наследственная республика, вставшая в один ряд с Азербайджаном, Демократической Республикой Конго, Северной Кореей и Сирией, появилась 6 февраля 2005 года, когда после смерти президента Гнассингбе Эйадемы высшие чины армии Того провозгласили новым президентом его сына. Фор Гнассингбе родился в 1966 году, учился в Сорбонне и университете Джорджа Вашингтона. С 2002 года — депутат парламента от правящей партии "Объединение тоголезского народа", министр по делам телекоммуникаций, шахт и оборудования.
       Африканские и западные лидеры немедленно заговорили о военном перевороте, ведь по конституции новым президентом страны должен был стать спикер парламента Фамбаре Натчаба Уаттара. Однако его, находившегося во время смерти президента во Франции, даже не пустили в страну, закрыв границы Того на неопределенный срок. К международной критике прислушались. Фора Гнассингбе на внеочередной сессии парламента выбрали спикером, а заодно изменили конституцию, отменив положение о проведении внеочередных выборов в течение четырех месяцев после смерти президента и разрешив его преемнику занимать президентский пост до следующих очередных выборов. Большинство иностранных государств, однако, до сих пор не признают Фора Гнассингбе. На церемонии приведения нового президента к присяге, которую он начал словами "Мы, Гнассингбе Фор...", присутствовали лишь представители Ганы, Ливии, Китая и Демократической Республики Конго.
       

Комментарии
Профиль пользователя