Конституционный суд устранил баг в авторском праве

По жалобе программиста законодателя обязали пересмотреть Гражданский кодекс

Конституционный суд (КС) рассмотрел жалобу петербургского программиста Антона Мамичева на норму ч. 3 ст. 1260 Гражданского кодекса, которая не позволила ему выиграть суд против бывшего работодателя. Господин Мамичев настаивал на исключительности своих авторских прав на программу eLearning Metadata Manager, но ввиду того, что при ее создании были использованы другие программы, созданные не им, три судебные инстанции не позволяли ему получить компенсацию. КС признал неконституционной оспариваемую норму — теперь закон обязаны изменить. Кроме того, суды при пересмотре иска Антона Мамичева обязаны учесть позицию КС и не могут ссылаться на ч. 3 ст. 1260 ГК РФ.

Программист Антон Мамичев рассчитывал на компенсацию в 23 млн рублей, но три судебные инстанции ему отказали. Теперь его дело обязаны пересмотреть с учетом мнения КС

Программист Антон Мамичев рассчитывал на компенсацию в 23 млн рублей, но три судебные инстанции ему отказали. Теперь его дело обязаны пересмотреть с учетом мнения КС

Фото: Из личного архива Антона Мамичёва, Из личного архива

Программист Антон Мамичев рассчитывал на компенсацию в 23 млн рублей, но три судебные инстанции ему отказали. Теперь его дело обязаны пересмотреть с учетом мнения КС

Фото: Из личного архива Антона Мамичёва, Из личного архива

Программист Антон Мамичев стал судиться с бывшим работодателем ООО «Интервим», принадлежащим швейцарской Veeam Software AG, в 2019 году. Тогда в качестве соответчиков были привлечены провайдер Amazon Technologies Inc. и регистратор доменного имени GoDaddy.com, но от претензий к ним господин Мамичев вскоре отказался. Приморский районный суд Петербурга признал правоту программиста, сочтя, что разработанная им в нерабочее время eLearning Metadata Manager (система управления учебным контентом) использовалась работодателем незаконно. После увольнения из «Интервима» в 2016 году господин Мамичев предлагал работодателю заключить лицензионное соглашение, но тот тянул с подписанием, а вскоре разработчик заметил, что упоминание о его авторстве стерто из кода программы. В общей сложности Антон Мамичев должен был получить от соответчиков более 23 млн рублей компенсации, а им, кроме этого, запрещалось пользоваться его программой.

Однако в апелляции в городском суде, в кассационной инстанции и Верховном суде господин Мамичев проиграл. Суды отказали в удовлетворении требований истца, ссылаясь на ч. 3 ст. 1260 ГК РФ: «Переводчик, составитель либо иной автор производного или составного произведения осуществляет свои авторские права при условии соблюдения прав авторов произведений, использованных для создания производного или составного произведения». Составным произведение посчитали из-за того, что при разработке автором были использованы сторонние файлы и библиотеки, в отсутствие которых программа работать не будет. При этом Veeam не удалось убедить суд, что программа является служебным произведением, то есть создана по заданию работодателя и в рабочее время.

Антон Мамичев считал, что норма Гражданского кодекса нарушает сразу четыре статьи Конституции, относящихся к защите интеллектуальных прав и прав на их защиту. При рассмотрении жалобы, среди прочего, КС обратился к Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений, ч. 2 ст. 3 которой говорит, что переводы, адаптации, музыкальные аранжировки и другие переделки произведения охраняются наравне с оригиналами, без ущерба авторам оригинала. «Автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат; не признаются авторами результата интеллектуальной деятельности граждане, не внесшие личного творческого вклада в создание такого результата, в том числе оказавшие его автору только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие»,— отметил КС.

В итоге суд признал ч. 3 ст. 1260 ГК противоречащей сразу семи статьям Конституции, обязал федерального законодателя внести изменения в Гражданский кодекс, «чтобы был обеспечен баланс прав автора программы для ЭВМ (электронно-вычислительная машина.— «Ъ-СПб»), которая является составным произведением, и прав авторов (правообладателей) объектов (программ для ЭВМ), использованных для ее создания». Кроме того, суды при пересмотре иска Антона Мамичева обязаны учесть позицию КС и не могут ссылаться на ч. 3 ст. 1260 ГК РФ.

Патентный поверенный, управляющий партнер компании «Зуйков и партнеры» Сергей Зуйков считает, что решение КС значительно скорректирует судебную практику в подобных делах: «Дела об авторстве (установлении правообладателя) сложны настолько, что, наверно, я бы оценил эту категорию споров как самую сложную в сфере авторских прав.

Решение КС крайне важное и долгожданное. Споров о создании программ с использованием или на базе программ со свободным кодом довольно много. Суды очень много отказывали по формальным основаниям: права на всю программу никому не принадлежат — значит, и программа, созданная на базе "открытой" программы, так же никому не принадлежит или содержит незначительный, по сравнению со всей "открытой" программой, вклад автора и так далее.

Поэтому есть большая надежда, что суды по-иному будут рассматривать иски об установлении правообладателя или нарушении прав правообладателя на объекты, созданные на базе объектов, открытых для использования»,— рассуждает эксперт.

Олег Дилимбетов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...