В союзе единых интересов

Трансформация

Обострившаяся в начале этого года конфронтация России с Западом может пошатнуть механизмы работоспособности некоторых политических и экономических межгосударственных объединений. Прежде всего, считают эксперты, это касается Евросоюза. Другие действующие международные союзы могут существенно видоизмениться.

Эксперты верят, что конструкция Евросоюза обладает достаточной прочностью, которая позволит сохранить союз в обозримой перспективе. Более того, ЕС в ближайшие годы продолжит свое расширение

Эксперты верят, что конструкция Евросоюза обладает достаточной прочностью, которая позволит сохранить союз в обозримой перспективе. Более того, ЕС в ближайшие годы продолжит свое расширение

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Эксперты верят, что конструкция Евросоюза обладает достаточной прочностью, которая позволит сохранить союз в обозримой перспективе. Более того, ЕС в ближайшие годы продолжит свое расширение

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

По мнению доцента Московского государственного гуманитарно-экономического университета Инны Литвиненко, происходящие сейчас события в мире, очевидно, говорят о грядущей трансформации существующих региональных интеграций. В частности, страны Европейского союза подошли как нельзя близко к возможному развалу созданного объединения стран и к уничтожению тех основ их существования, которые формировались на протяжении десятилетии. «Рост цен на энергоносители, безработица, высокие темпы инфляции, банкротства предприятий, снижение темпов роста ВВП, повышение экономической нагрузки на бюджеты стран — и это далеко не весь перечень проблем, с которыми столкнулись правительства стран Евросоюза»,— отмечает эксперт.

Схожее мнение и у партнера компании Rights Business Standard (RBS) Виктории Арабиной. По ее словам, текущая ситуация указывает на недостатки Евросоюза как социально-экономической модели. Причины структурного кризиса комплексные и многофакторные. «В ситуации, когда одни страны доминируют над другими, влияя, помимо прочего, на их энергетический суверенитет и стабильность, на их взаимодействие с контрагентами, диктуя свои условия, сохранить единство практически невозможно. Это показывает, например, венгерский вопрос, когда национально ориентированное правительство де-факто выигрывает за счет работы на интересы населения, в том числе в направлении энергетической безопасности страны в противовес общим интересам солидарности Евросоюза. Кроме того, после "Брексита" Великобритания также не упустит шанс стимулировать развал Евросоюза. Англии выгоднее всего сконцентрировать вокруг себя валютное и экономико-политическое превалирование на европейском направлении. Получится у нее это или нет, сегодня сказать сложно. Вместе с тем ослабление зоны евро представляется предопределенным в перспективе трех-пяти лет. Вместе с этим фактором, снижением уровня жизни населения, отсутствием сильных лидеров стран — участниц ЕС распад возможен в ближайшее десятилетие как максимум»,— считает госпожа Арабина.

Рано хоронить

Другие эксперты не готовы «хоронить» Евросоюз. Как отмечает доцент департамента мировых финансов Финансового университета при правительстве РФ Лазарь Бадалов, вопросы жизнеспособности ЕС достаточно остро встают в периоды кризисных ситуаций. «Все-таки на сегодняшний день нужно понимать, что конструкция Евросоюза обладает достаточной прочностью, которая позволит сохранить союз в обозримой перспективе. Более того, ЕС в ближайшие годы продолжит свое расширение. Такая ситуация связана с тем, что для стран Европы нет альтернативы экономическому развитию без вступления в ЕС. Наверное,— рассуждает он,— это и есть главная уязвимость ЕС: получается, что Европа, которая славится свободой выбора, поставила себя в ситуацию, где нет места выбору».

«Пока Европейский союз будет следовать в фарватере американской политики, с ним все будет хорошо. Все же экономический союз — это удобно в части ведения бизнеса, это огромный общий рынок, это таможенный союз. Отказываться от этого, не будучи Великобританией, вряд ли кто-то еще может себе позволить. Более того, надо понимать, что обратной стороной военной операции стала фантастическая консолидация стран Евросоюза, которую поколебать могут только очень серьезные экономические трудности внутри ЕС»,— подчеркивает завкафедрой международных экономических отношений экономического факультета РУДН Инна Андронова.

Внутренний плюрализм интересов можно назвать главной политической чертой Евросоюза, полагает политолог Евгений Королев. Это своего рода традиция, которая позволяет уходить от самых радикальных и опрометчивых решений, двигаясь к нахождению компромисса. «Острые конфликты являются неотъемлемой чертой политической культуры ЕС, прочность которого основана на экономических взаимозависимостях. Единый европейский рынок, ставший фундаментом для современного Евросоюза, создавался в ответ на экономическую депрессию. Он стал акселератором роста европейской экономики за счет общей либерализации, свободы капитала и открытых границ. Отказ от этих достижений неминуемо приведет к серьезным экономическим потерям. Пример наказанной за "Брексит" Великобритании стал настолько показательным и болезненным, что даже лидер французских националистов Марин Ле Пен во время предвыборной президентской кампании публично отреклась от "Фрексита"»,— рассуждает господин Королев.

Новая интеграция

В отличие от Евросоюза, такие союзы, как БРИКС и ШОС, куда входит и Россия, в ближайшее время не должны сталкиваться с внутренними противоречиями. Наоборот, данные межгосударственные объединения будут активно развиваться. Директор по продвижению цифровой платформы «Инициатор» Игорь Семеновский напоминает, что в период проведения специальной военной операции контакты между странами БРИКС продолжили развиваться как на уровне глав внешнеполитических ведомств, так и на уровне президентов. «Именно Москва первой высказала тезис, что однополярный мир может привести человечество к большой трагедии, и открыто выступила против глобальной евроатлантической повестки. Стремление к многополярности и корректировка международных отношений в сторону большей сбалансированности — задачи БРИКС, которые начала выполнять Россия не только мягкой и дипломатической, но и реальной силой. В похожем русле, отмечая центральную и координирующую роль ООН в международных отношениях при недопустимости произвольной односторонней трактовки норм международного права, выступает и ШОС, прилагающий усилия по поддержанию стабильности и безопасности в Евразии»,— комментирует господин Семеновский.

По мнению независимого эксперта Антона Соколова, ключевая проблема БРИКС в том, что ее участников на сегодняшний день ничего не объединяет, кроме принадлежности к числу развивающихся экономик. Этого было достаточно раньше, но сегодня группе необходимо объединяющее начало, которое позволит присоединиться и другим участникам. «В разное время интерес к вступлению в БРИКС проявляли, например, Аргентина, Мексика, Индонезия и даже Турция — но чем может привлечь этот интеграционный проект? Взаимодействие в области развития энергетических проектов уже сейчас может стать таким объединяющим началом. Уникальной особенностью БРИКС является то, что эта группа объединяет одних из самых крупных экспортеров и импортеров энергоресурсов, что в случае дальнейшего расширения числа участников группы может стать отправной точкой для формирования на ее основе глобальной организации импортеров, ведь их роль в будущем будет только усиливаться. Даже в нынешнем составе страны — участницы БРИКС обладают взаимодополняющими компетенциями. Однако стоит признать, что развитие группы БРИКС все же зависит от многих факторов. Ограничивают его и центробежные тенденции, и внутренний конфликтный потенциал. Без четкой и понятной интеграционной идеи группу, на мой взгляд, ожидает судьба ЕС»,— полагает господин Соколов.

Определенные сложности сейчас из-за санкций против России испытывает и Евразийский экономический союз. Тем не менее, считают эксперты, работа по дальнейшей экономической евразийской интеграции будет продолжаться.

Конечно, у ЕАЭС есть тоже трудности, например, низкая скорость экономической интеграции между странами-участницами, считает Лазарь Бадалов. «Также часто идет сравнение ЕАЭС по количеству стран-участниц с ЕС. Но данное сравнение не совсем корректно. Во-первых, ЕАЭС не позиционирует себя безальтернативной структурой как ЕС. Во-вторых, количество потенциальных стран-участниц гораздо больше, чем в Европе, по причине того, что ЕАЭС не ограничивает себя границами конкретного региона и не позиционирует как клуб избранных. В плане развития ЕАЭС перспективным является сотрудничество со странами БРИКС и ШОС. Вероятно, в будущем существует вариант интеграции между данными странами в некий единый союз. То есть это перспектива для появления нового союза, а также вариант для развития сотрудничества между уже существующими»,— предполагает эксперт.

Артем Алданов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...