«Для нас главное — чтобы продукт был на полках»

Руководитель УФАС по Башкирии Андрей Хомяков рассказал о ценах на сахар, контрактах с единственным поставщиком и преференциях госперевозчикам

В начале марта в стране в целом и в Башкирии в частности начали расти цены на продукты, а также наблюдался дефицит сахара. Соответственно, у регионального управления ФАС прибавилось работы. Руководитель УФАС по Башкирии Андрей Хомяков рассказал «Ъ-Уфа» о деятельности ведомства.

Руководитель УФАС по Башкирии Андрей Хомяков

Руководитель УФАС по Башкирии Андрей Хомяков

Фото: Булат Баширов

Руководитель УФАС по Башкирии Андрей Хомяков

Фото: Булат Баширов

— Андрей Николаевич, каковы основные тренды в деятельности управления в последние месяцы?

— На протяжении последних месяцев на первое место вышли вопросы ценообразования. Это не только тема нашего управления, это свойственно работе структур ФАС по всей стране. Активно этим вопросом занимался и занимается центральный аппарат ведомства. Большая часть вопросов — более 50% — приходилась на наличие в магазинах сахара и его стоимости. Мы принимали меры антимонопольного реагирования, проводили встречи с участием министра сельского хозяйства республики Ильшата Фазрахманова, министра торговли и услуг Алексея Гусева и нашими переработчиками сахара. Сообща мы пришли к соглашению, которое, надеюсь, будет исполняться.

— Вы имеете в виду соглашение об отпускных ценах?

— ФАС не занимается регулированием ценообразования, потому что у нас нет таких полномочий. Для нас главное — чтобы продукт был на полках.

— А как объясняли ситуацию участники рынка?

— Сахар — это специфичный продукт. Его себестоимость очень сильно разнится. От количества произведенного сахара его цена каждый год либо растет, либо снижается. Ни для кого не секрет, что сахар пять лет назад стоил как сегодня, а четыре года назад — в три раза дешевле, чем сегодня. Сахар очень подвержен ценовым колебаниям и часто это связано с рыночными факторами. Был неурожай или было перепроизводство. Есть объективные вещи, которые случаются.

— На ваш взгляд, все-же почему выросла стоимость сахара в марте?

— Спрос вырос очень сильно. В разы. Это не просто слова.

— А чем это можно объяснить?

— У нас всегда так было. Это особенность нашего менталитета. Сахар, соль, спички — продукты, на которые всегда был спрос. Это универсальное средство для консервации продуктов.

— Дефицита соли же не было?

— В некоторых регионах наблюдались проблемы с поставками, но так как соль у нас производят, то проблем особых с ней не было. Сейчас самая главная задача — максимально наполнить полки. В продолжение темы сахара, могу сказать, что часть проблемы касалась логистики. Наши два завода по контрактам отправляли часть сахара на экспорт — в первую очередь в Казахстан. Сейчас вопрос с сахаром остро не стоит. На полках он появился.

— Как долго вы намерены мониторить вопросы ценообразования?

— Пока мы продолжаем эту работу. Это касается не только сахара, а всего. Просто у нас в силу специфического развития региона, сахарные заводы — монополисты. В других секторах производства продуктов питания у нас таких компаний, пожалуй, нет.

— Увеличилось ли количество обращений граждан по поводу цен в начале марта?

— Да, сначала увеличилось, но к концу месяца оно стало уменьшаться. Мы надеемся, что это говорит о результатах нашей совместной работы с прокуратурой, органами власти. Без слаженной работы с министерствами и ведомствами нам бы не удалось решить проблему.

— В 2021 году в Башкирии утвердили шестилетнюю программу развития конкуренции и совершенствования механизмов регулирования системы закупок товаров, работ и услуг. Вы ее изучали? Как вы охарактеризуете ее?

— Любая программа, тем более такая амбициозная, это неплохо. Как она будет реализована, посмотрим. Сейчас в силу нынешней ситуации отошла на второй план. Но это не значит, что ее забросили, ею все равно будут заниматься. А программа направлена на то, чтобы у нас развивалось малое и среднее предпринимательство. Когда у нас будет развит средний класс, нам всем жить будет легче, и вопросы будут гораздо легче решаться. Поэтому задачи, указанные в программе,— как можно больше расширить возможности участия в закупках представителей малого и среднего бизнеса. Это касается как закупок не только государственных, но и наших крупных компаний, которые, конечно, не подпадают под действие программы, но, тем не менее, там тоже есть определенные показатели, которых нужно достичь.

— Относительно недавно власти республики расширили возможность заключать контракты с единственным поставщиком. Это, на ваш взгляд, может повлиять на конкуренцию?

— Закупку у единственного поставщика нельзя назвать прямым ограничением конкуренции. Главное — чтобы эти закупки были прозрачны и не свелось все к тому, что все закупки проводятся у единственного поставщика. Можно работать так, чтобы перечень этих поставщиков был достаточно широкий. Да, формально может выглядеть, что конкуренция ограничена, но за счет большого пула участников это будет не так. Здесь нужно найти золотую середину. Если все сделать грамотно и правильно, то это не будет ограничением конкуренции.

— Продолжаете ли вы следить за ситуацией на рынке строительства и общественного транспорта в Уфе?

— Приоритеты, как я уже говорил, у нас немного сдвинулись, но это не значит, что мы бросили то, чем занимались раньше. Как занимались, так и занимаемся. Мы не имеем права самоустраняться от существующих проблем. В этом отношении у нас ничего не поменялось.

— Жители микрорайона Южный оспаривают ваше предупреждение мэрии Уфы по поводу отзыва документов для строительства дома на Армавирской.

— Предупреждение мы выдали администрации и управлению земельных и имущественных отношений мэрии, и они его исполнили. Поэтому я не вижу смысла оспаривать эти действия. Они, жители, также оспаривают разрешение на строительство, и, на мой взгляд, этот шаг логичнее с точки зрения юриспруденции. Что касается нашего предупреждения, то оно было выдано потому, что у мэрии не было правовых оснований для отзыва у застройщика разрешения на строительство.

— Рынок общественных перевозок.

— Повторю то, что я раньше всегда говорил. На рынке общественных перевозок должен быть равный подход и к государственным компаниям, и к частным. Госкомпании имеют больше возможностей за счет того, что из года в год они субсидируются, им закупаются автобусы. Перевозки, на мой взгляд, и на взгляд ФАС — рынок, из которого государство должно уходить. Дайте возможность этим заниматься частным перевозчикам. Разумеется, устанавливая определенные условия для работы на этом рынке, и контролируя их. Рынок должен самоочищаться, на нем должны остаться люди, готовые оказывать услуги надлежащего качества.

— В Уфу зашел новый перевозчик, который сейчас работает на паре маршрутов. При этом не было информации, что мэрия Уфы проводила тендеры на эти маршруты. Не проводили ли вы проверку?

— Мы об этом перевозчике слышали, но к нам не поступало жалоб от других участников рынка. Мы все равно следим за ситуацией. Посмотрим, как она будет развиваться, и если это будет, скажем, не совсем правильно, мы к этому вопросу вернемся.

— Каковы тенденции в области нарушения ФЗ о закупках?

— В прошлом году количество жалоб в рамках ФЗ №44 оказалось на 30% меньше, чем в 2020 году. Это не говорит, что нарушений стало меньше, но жалоб стало меньше. Впрочем, процентное соотношение жалоб и выявленных по итогам их рассмотрения нарушений такое же, как на протяжении последних лет.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...