Доказательства без веры

В Европе создается специальное хранилище для фиксаций нарушений международного права на Украине

У Агентства Европейского союза, имеющего дело с судебными органами (Евроюст), появится отдельный сервер для сбора и хранения доказательств нарушений международного права на Украине. В качестве таковых могут быть использованы фотографии, аудио- и видеозаписи, а также спутниковая съемка. Российские власти ранее заявляли, что также собирают информацию о преступлениях со стороны военнослужащих Украины. Эксперты “Ъ” считают, что ни одна из сторон в итоге не примет доказательств другой, а собственные будет использовать для пиар-эффекта.

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Евроюст создаст специальное хранилище для доказательств, собранных при расследовании событий на Украине. Такие поправки на неделе были внесены в документ Евросоюза, регламентирующий деятельность агентства. В Евроюсте считают, что ввиду серьезности ситуации на Украине он должен активизировать свое сотрудничество с уголовными судами, трибуналами и другими институтами, созданными для расследования нарушений международного права. Агентство намерено в срочном порядке принять все необходимые меры для обеспечения привлечения к ответственности тех, кто совершает преступления против человечности и военные преступления. Ранее расследование событий на Украине анонсировал Международный уголовный суд (МУС). В Евроюсте считают, что МУС, другие суды и трибуналы, национальные следственные органы должны координировать свою деятельность и иметь возможность обмениваться доказательствами. Последние не могут безопасно храниться на территории, где происходят боевые действия, поэтому центральное хранилище предлагается установить «в безопасном месте», доступном для всех компетентных органов. Евроюст должен иметь возможность обрабатывать и хранить для этой цели спутниковые снимки, фотографии, видео- и аудиозаписи, говорится в документе.

Это технический документ, считает доцент МГИМО Илья Рачков, но довольно важный: речь идет о закреплении доказательств преступлений, касающихся геноцида или других тяжких преступлений против человечности. Он напоминает, что Евроюст — это организация, которая занимается в первую очередь координацией усилий правоохранителей разных стран—участниц союза.

Традиционно там не очень любят выходить за пределы собственной юрисдикции, но существует еще так называемая универсальная юрисдикция — право государства привлекать к ответственности того, кого оно считает виновным в серьезном международном преступлении, вне зависимости от того, где оно было совершено.

То есть, чисто теоретически, инициировать подобное расследование может любая из стран-участниц Евросоюза. Впрочем, добавляет эксперт, с точки зрения приемлемости рассмотрение подобных дел по событиям на Украине Международным уголовным судом пока выглядит более перспективным.

Документ носит скорее технический характер, говорит руководитель международной практики «Агоры» Кирилл Коротеев: «Евроюсту нужен сервер для хранения доказательств, и, чтобы удобно было делиться с прокурором МУС, ему разрешили завести такой сервер». Никаких новых полномочий при этом у участников процесса не возникает. Эксперт также сомневается, что агрегированные подобным образом материалы будут востребованы МУС, так как там свое представление о сборе и закреплении доказательств.

Напомним, что российская сторона также занимается сбором доказательств преступлений со стороны украинских военных. Так, в конце апреля СМИ сообщали, что в Мариуполе на постоянной основе стали работать военные следователи Следственного комитета России. Помимо прочего они ведут прием граждан, желающих заявить о преступлении прямо в здании одного из гуманитарных центров. Напомним также, что власти Донецкой народной республики планировали организовать международный трибунал для бойцов полка «Азов».

Расследование может идти, и доказательства могут собирать обе стороны, вопрос в том — что дальше, рассуждает политолог Алексей Макаркин. Он напоминает, что для создания международного трибунала требуется санкция Совбеза ООН, а Международный уголовный суд мы не признаем: Россия не ратифицировала Римский статут, его учредивший. Поэтому, скорее всего, реализация полученных материалов будет идти через национальные площадки, как это произошло в Нидерландах с процессом по делу сбитого над Украиной MH17.

Это означает, что стороны фактически останутся «при своих»: на признание взаимных претензий рассчитывать не приходится, констатирует эксперт.

Политконсультант Евгений Минченко, в свою очередь, отмечает, что, хотя стороны и не будут признавать легитимность расследований друг друга, в ходе подобных разбирательств неизбежно «всплывают» свидетельские показания и другие доказательства. Однако в этот раз, по мнению эксперта, их пиар-составляющая будет доминировать над практической.

Анастасия Корня, Андрей Винокуров

Фотогалерея

Военная операция на Украине