Хим не все равно

Как пермские химики адаптируются к санкциям

После успешного, постпандемийного 2021 года химическая промышленность Прикамья столкнулась с новым вызовом — санкциями Запада и фактическим закрытием европейских рынков. Это привело пока к незначительному сокращению объемов производства. При этом из-за сохраняющихся мировых цен и роста стоимости продукции на внутреннем рынке доходы химиков еще не страдают. Участники рынка не ожидают серьезных потрясений отрасли до конца года, а риски своей доходности видят в чрезмерном укреплении рубля.

По данным «СПАРК-Интерфакс», в Пермском крае зарегистрировано 202 юридических лица, занимающихся производством химических продуктов. 2021 год для пермских химических компаний сложился финансово успешным. Из 202 организаций большая часть (109) были прибыльными. По итогам 2020 года прибыль зафиксировали 105 компаний.

По данным Пермьстата, объем производства химических продуктов в 2021 году вырос на 6,9%, что выше общего объема регионального промпроизводства за тот же период (5,3%). В прошлом году предприятия химической отрасли Прикамья отгрузили товаров на 506 млрд руб. (рост 167%), а доля их среди других обрабатывающих производств (1,1 трлн руб.) составила около 40%.

В 2021 году предприятия ставили финансовые рекорды. Чистая прибыль по МФСО ПАО «Уралкалий», одного из ведущих мировых производителей и экспортеров калия, в прошлом году составила $1,767 млрд. При этом 2020 год компания завершила с чистым убытком в $43 млн. Выручка компании за год выросла на 54% — $4,155 млрд против $2,696 млрд в 2020 году. ООО «Еврохим — Усольский калийный комбинат» по РСБУ показало чистую прибыль в 29 млрд руб. (13 млрд руб. годом ранее). Свою прибыльность химики объяснили благоприятной внешней средой — благодаря мировым ценам большие доходы приносил экспорт.

Химическая реакция на санкции Первый квартал 2022 года химическая отрасль завершила снижением объемов производства на 4,9% (95,1% от уровня 2021 года). Наиболее ощутимое падение Пермьстат зафиксировал в марте — минус 15% от показателей марта 2021 года; 6%-ное снижение объемов производства было зафиксировано и по итогам февраля. На 7,5% в первом квартале снизилось производство резиновых и пластмассовых изделий.

Пермьстат уточняет, что в марте в Прикамье было произведено 1153 тыс. тонн минеральных удобрений (74,2% от показателей марта 2021 года), за первый квартал — 4057 тыс. тонн (90% показателей I квартала 2021 года). Производство лакокрасочных материалов упало за первый квартал на 55% от уровня 2021 года (5 тыс. тонн).

После начала военной спецоперации и объявленных западными странами санкций пермские химики столкнулись со сложностями, в первую очередь со снижением экспорта. Европейские потребители снизили, а в некоторых случаях полностью прекратили закупки продукции у пермских химических предприятий.

Председатель совета директоров ООО «Сода-Хлорат» (Березники) Марина Медведева подтверждает, что ее предприятие в марте — апреле потеряло большую часть экспорта, который составлял примерно 30% в структурах продаж компании. «Например, в апреле экспорт у нас был на нуле. На май заявки есть»,— пояснила она. При этом госпожа Медведева отмечает, что роста внутреннего потребления химической продукции нет.

Алексей Аверьянов, директор филиала «ПМУ» АО «ОХК „Уралхим“», рассказал BG, что за первый квартал 2022 года филиал произвел 223,2 тыс. тонн товарной продукции, что примерно соответствует уровню выработки за аналогичный период 2021 года (227,9 тыс. тонн).

«Валовое производство аммиака жидкого технического в первом квартале 2022 года сократилось на 5% к уровню января — марта 2021 года в связи с частичной разгрузкой агрегата из-за изменений в логистике сбыта продукции. Производство карбамида в первом квартале 2022 года выросло на 2% по сравнению с выработкой за аналогичный период прошлого года»,— сообщил директор филиала «ПМУ».

Алексей Аверьянов поясняет, что отгрузка продукции потребителям в марте замедлилась в связи с перестройкой логистических цепочек в новых экономических условиях. Другие представители отрасли подтверждают данную тенденцию. Так, весной прекращалось железнодорожное движение из РФ в Финляндию, основной транспортный путь для российских промышленников.

Сейчас пермские химические предприятия занимаются отстройкой новых логистических связей. Кто-то доставляет товары в Европу через Иран, кто-то через Турцию. Опрошенные представители отрасли отмечают и наличие логистических сложностей при импорте в РФ. Один из промышленников рассказал, что в Пермь отказалась приезжать на пусконаладку группа европейских специалистов, несмотря на оплаченные работы. При этом никаких объяснений они не представили, и реализация инвестпроекта из-за этого отложена. Другой представитель отрасли рассказывает про оплаченное оборудование, застрявшее в европейском порту, которое международные судовладельцы отказываются перевозить под любым предлогом. «Полное беззаконие, словно на дворе ХIX век»,— сетует собеседник.

Продать дорого Несмотря на снижение объемов продаж, химические предприятия в первом квартале резко увеличили доходы. За отгруженную продукцию химики получили 197 млрд руб., что в 2,3 раза больше показателя 2021 года. В марте продажи принесли им 63 млрд руб. (181% от марта 2021 года).

Марина Медведева из «Соды-Хлорат» полагает, что это свидетельство роста цен на химическую продукцию внутри страны. «У нас был поставщик биосульфидов, после начала операции его не стало. Нашли другого, но стоимость в 2,5 раза больше, чем до начала военной операции. И такую ситуацию мы наблюдаем повсеместно,— отмечает председатель совета директоров предприятия.— Весь март был инфляционный рост цен, иногда совсем необоснованный».

Другой собеседник в химической отрасли высокие доходы объясняет по-прежнему высокими мировыми ценами. «На калийные удобрения цены высокие — $700 за тонну. Плюс открыты границы на азиатские рынки — ключевые для прикамских калийщиков»,— говорит он.

В нынешней ситуации пермские химики пытаются переориентировать экспортные поставки на другие рынки. В «Метафраксе» сообщили, что начали более активно работать с азиатскими рынками, в частности с Китаем, но там сложилась другая рыночная конъюнктура и продавать там продукцию по европейским ценам не получится.

Сильный рубль — угроза химии Пермские химики дают осторожные прогнозы в отношении текущей ситуации, но при сохранении нынешнего уровня санкционного давления не видят серьезных рисков для себя. «Все зависит от внутренней инфляции и торговых возможностей на внешних рынках»,— считает Марина Медведева. «Сода-Хлорат» прорабатывала несколько сценариев, самый оптимистический из которых предполагает годовое снижение объемов производства на 10–12%. По итогам 2022 года в филиале «ПМУ» ожидается плановое снижение объема выработки товарной продукции по сравнению с 2021 годом в связи с более длительной остановкой производства на ремонт, а также в связи с частичной разгрузкой агрегата аммиака, рассказал директор филиала ПМУ ОХК «Уралхим» Алексей Аверьянов.

В «Соде-Хлорат» также сообщили, что успели до нового кризиса поменять основное оборудование.

Помимо рисков нарастания санкционного давления, химики опасаются дальнейшего укрепления рубля. Напомним, отечественная валюта укреплялась до 63–65 руб. за $1 с 74–77 руб. в начале года.

По мнению Марины Медведевой, такая ситуация грозит химикам нулевой рентабельностью. «Мы получаем сырье в сильных рублях, а продаем переработанный продукт за низкий евро. Кроме того, крепкий рубль делает рынок премиальным и открывает его для азиатских конкурентов, создавая для них благоприятные условия».

ВЯЧЕСЛАВ СУХАНОВ

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...