Природу подводят под монастырь

Воронежская епархия борется за владение 150-летними строениями в заповеднике

В Воронежской области столкнулись интересы местной епархии и подведомственного Минприроды Воронежского государственного природного биосферного заповедника. На территории учреждения, образованного в 1923 году, расположен основанный в 1646 году Толшевский монастырь. Он пытается через суд получить в собственность четыре религиозных строения XIX-XX веков, которые находятся в управлении заповедника и на его землях с особым режимом охраны. Заповедник препятствует передаче зданий, так как для них нужно будет выделять участки, а в учреждении ссылаются на недопустимость уменьшения охраняемой территории по федеральному законодательству. Юристы полагают, что монастырь получит строения, а с большой вероятностью — и землю под ними.

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

16 мая ФГБУ «Воронежский государственный заповедник» подало апелляционную жалобу на решение арбитражного суда Москвы от 12 апреля. Этим решением суд удовлетворил требования местной религиозной организации «Спасо-Преображенский Толшевский женский епархиальный монастырь Воронежа» Воронежской епархии Русской православной церкви к Росимуществу о признании незаконным уведомления от 18 октября 2021 года. Также суд обязал ведомство передать в собственность монастыря деревянную надвратную колокольню (1900 год постройки), трапезный корпус (1884 год), корпус настоятеля (1842 год) и корпус келий с церковью Успения (1875 год). Заповедник и Московская патриархия выступают третьими лицами.

Религиозная организация уже несколько лет пытается получить разные строения в собственность. Такую возможность предусматривает 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Так, в 2019 году воронежское управление Росимущества передало монастырю здание церкви Преображения. Оно, как и другие объекты, входит в ансамбль монастыря, который является объектом культурного наследия.

В августе 2020 года епархия попросила передать ей в собственность еще четыре объекта. В течение нескольких месяцев ответа не последовало, и монастырь обратился в арбитражный суд Воронежской области с требованием признать бездействие Росимущества незаконным. В октябре 2021-го Росимущество отказало монастырю, а в декабре арбитражный суд признал предшествующее длительное бездействие ведомства незаконным. Чтобы продолжить борьбу за объекты, монастырю пришлось вновь обращаться в суд — на этот раз в московский.

Росимущество согласилось с тем, что объекты соответствуют требованиям 327-ФЗ. Но ведомство посчитало, что раз строения располагаются на территории заповедника (на едином участке центральной усадьбы площадью около 40 га, который представляет собой земли особо охраняемых территорий для природно-заповедного использования), то они не подлежат передаче в собственность религиозной организации.

Ведомство сослалось на пункт того же закона, предусматривающий отказ в том случае, если цель использования имущества «не соответствует целям деятельности, предусмотренным уставом религиозной организации или федеральным законом».

Но судья арбитражного суда Москвы Екатерина Аксенова посчитала этот аргумент незаконным. Она отметила, что 327-ФЗ не регламентирует передачу религиозным организациям земли, даже если она занята религиозными сооружениями. Следовательно, ссылаться на особый статус земель в вопросе о строениях Росимущество не могло. Земельный кодекс действительно предусматривает бесплатное предоставление участка той религиозной организации, которая владеет на нем строениями.

Но вопрос права собственности на строения «опережает» вопрос предоставления земли, следует из решения.

Обязав передать объекты монастырю, судья обозначила и вероятное решение земельного вопроса. Обратившись к судебной практике, она посчитала, что для использования здания будет необходимо формирование «нового “соразмерного” земельного участка», но сначала должен быть решен вопрос с имуществом. Спорные объекты расположены в зоне «хозяйственного использования» заповедника, подчеркивается в решении.

«Упомянутые в материалах суда здания были построены на церковные и народные средства на монастырской территории и изначально являлись собственностью обители,— отметили в Воронежском епархиальном управлении.— Отторжение их произошло в послереволюционные годы — монастырь подвергся закрытию, а затем и разорению. В храме была размещена библиотека, затем устроен клуб. Монастырские земли со всеми постройками были переданы Воронежскому заповеднику. В собственность государства отошел и монастырский лес и прочие прилегающие обширные территории: монастырь имел в собственности “465 десятин и 1700 квадратных сажень строевого леса”, что составляет более 512 га, а также “земли отмежеванные монастырю 133 десятины, 250 квадратных сажень” – более 146 га. То есть территория нынешнего заповедника расположена на исконных монастырских землях».

С 1994 года монастырь возрожден как женская обитель: «Монашествующие сестры неустанно трудятся над возрождением уклада монашеской жизни и монастырского хозяйства, благоукрашают помещения и территорию. Возвращение монастырю его зданий, отторгнутых при закрытии, производится на основании Федерального закона N 327-ФЗ. Данные здания не относятся к государственному жилому фонду и уже долгое время находятся в состоянии, требующем серьезных работ по реставрации». «Принимая в собственность возвращенные строения, монастырь берет на себя труды по сохранению зданий в подобающем виде и использованию их по первоначальному предназначению, что является восстановлением исторической справедливости»,— резюмировали в епархии.

Директор Воронежского заповедника Анатолий Тарасов пояснил «Ъ-Черноземье», что федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» «запрещает уменьшение площади заповедной зоны»: «А передача строений повлечет передачу земли. На наш взгляд, епархии стоило бы сначала взять имущество в безвозмездное пользование, но они сразу пошли по пути исков. Мы не ругаемся с монастырем, у нас хорошие отношения, но руководствуемся законодательством».

По данным «Ъ-Черноземье», по крайней мере у прежнего руководства заповедника был интерес к пограничным объектам монастыря, которые на тот момент были частично заброшены.

В 2017 году в здании трапезной заповедник провел ремонт и планировал разместить там музейные экспозиции, посвященные истории Усманского бора и журналисту Василию Пескову, именем которого названо учреждение. В итоге музей Пескова организовали в другом здании, а экспозиции, посвященные истории Усманского бора, рассредоточили по разным объектам.

Член ассоциации юристов России Евгения Мешкова считает, что шансы заповедника оспорить решение первой инстанции невелики: «В качестве доказательств религиозного назначения объектов монастырь использует архивные справки. А сроки использования "перекрывают" сроки владения и управления». Она считает, что теперь монастырь должен инициировать формирование новых земельных участков под используемые строения: «Но в текущих правовых условиях это представляется достаточно затруднительным».

Решение суда «восстановило историческую преемственность», отмечает юрист.

Управляющий партнер юридической компании «Центральный округ» Станислав Валежников полагает, что заповедник получит и строения, и землю: «Вопрос лишь в том, почему Росимущество само не передало здания. Можно лишь предположить, что чиновники не захотели рисковать должностями, лишая имущества заповедник. Если решение вступит в силу, будет необходимо формирование нового земельного участка, целевое использование которого должно быть связано с обеспечением деятельности монастыря».

Олег Мухин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...