Заключенные просят сменить режим на боевой

В колониях отказывают в освобождении для участия в спецоперации на востоке Украины

Как стало известно “Ъ”, осужденный за наезд на пешехода таксист из подмосковного Одинцово Намик Тагирбеков изъявил желание искупить свою вину «участием в боевых действиях по защите государственных интересов России, ДНР и ЛНР», но получил отказ. Формально — из-за отсутствия соответствующей нормы в УПК, а реально, по данным источника “Ъ”, потому, что «зэки, стремящиеся под любым предлогом выйти на свободу», в спецоперации не нужны. Другое дело — осужденные за бытовые преступления бойцы элитных отрядов спецназа. С ними условия досрочного освобождения обсуждаются приватно и индивидуально.

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

9 мая 2020 года таксист Намик Тагирбеков, хорошо отметив День Победы, отправился в рейс на служебном Hyundai Solaris. В подмосковной Немчиновке автомобиль под управлением пьяного водителя вылетел с проезжей части, причинив смертельные травмы девочке-подростку, шедшей в это время по тротуару вместе с отцом. Таксист ненадолго скрылся, а сразу после задержания признал вину и раскаялся. По словам защищавшего его адвоката Константина Воронкова, его клиент — сам отец троих детей, «нуждающихся в заботе и материальной поддержке»,— тяжело переживал случившееся, но выплатить матери погибшей девочки затребованную ей компенсацию морального вреда в размере 5 млн руб. не смог. В итоге потерпевшая, по словам защитника, оказала на суд «эмоциональное давление», и Намик Тагирбеков получил за «пьяное» ДТП с тяжкими последствиями (ч. 4 ст. 264 УК РФ) почти максимальный срок — семь лет шесть месяцев колонии.

Потерпевшая сторона до сих пор спорит из-за размера причитающейся ей компенсации с работодателем таксиста в Одинцовском городском и Московском областном судах, а тем временем сам Намик Тагирбеков обратился в Новомосковский городской суд Тульской области. В своем ходатайстве заключенный местной колонии №6 общего режима попросил заменить ему неотбытую часть наказания «на добровольное участие в боевых действиях в защиту государственных интересов РФ, ДНР, ЛНР». Судья Сергей Щегуров, впрочем, даже рассматривать просьбу зэка не стал. Заявление было возвращено осужденному с разъяснением положений ст. 397 УПК РФ.

Как следует из ответа судьи, «перечень вопросов, подлежащих рассмотрению при исполнении приговора, не содержит пункта о возможности замены наказания на добровольное участие в боевых действиях».

Оперативно прокомментировать отказ в Новомосковском горсуде не смогли, предложив направить судье Щегурову письменный запрос. Между тем близкий к ФСИН источник пояснил “Ъ”, что на самом деле Намик Тагирбеков — далеко не первый из российских заключенных, изъявивший желание поучаствовать в спецоперации. «Хитрые зэки», по словам собеседника “Ъ”, придумывают сложнейшие комбинации, чтобы только «оказаться по другую сторону колючки», поэтому их заявления с просьбой дать возможность «кровью смыть вину» приобрели в последнее время чуть ли не массовый характер. Особенно в колониях, где отбывают сроки бывшие правоохранители.

По данным другого источника “Ъ”, на досрочное освобождение в сегодняшней ситуации в принципе может рассчитывать только одна категория заключенных — отбывающие наказания за бытовые преступления бойцы спецподразделений Минобороны, ФСБ, Росгвардии и проч.

В российских зонах, по данным собеседника “Ъ”, таких не много, да и сменить барак на передовую готовы не все спецназовцы, поэтому переговоры с ними ведутся не в судах и не публично. Отметим, что по закону лица с погашенными судимостями за нетяжкие преступления имеют право подписать контракты с силовыми, но не правоохранительными ведомствами.

На Украине, согласно заявлению ее президента Владимира Зеленского и сообщению Генпрокуратуры этой страны, подследственных и заключенных, имеющих опыт участия в боевых действиях и желающих участвовать в них снова, начали освобождать еще в конце февраля.

Сергей Машкин

Фотогалерея

Военная операция на Украине