Коротко

Новости

Подробно

"Были присланы сапоги все на правую ногу"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 68
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
Самоснабжение всегда было в СССР важнейшим принципом военного строительства
       80 лет назад, в конце 1924 года, началась децентрализация системы снабжения Красной армии. Заготовки продовольствия и обмундирования передали в руки командиров полков в надежде, что это наконец-то поможет наладить нормальный быт красноармейцев. Результаты эксперимента изучал обозреватель "Власти" Евгений Жирнов.

когда я служил в армии Во второй половине 70-х, ее было принято считать школой мужества. И вполне обоснованно — без него невозможно было обойтись даже во время приема пищи. Например, такой: привезенные из какого-то неприкосновенного запаса "Бычки в томате", выпущенные лет за двадцать до этого и давно прокисшие, вскрываются, вываливаются на противни, жарятся, а затем выливаются на пшенную кашу. Сравниться с этим блюдом могла только манная каша с рыбной мелочью (разваривается целиком с чешуей и потрохами).
       Запахнув китель, который можно обернуть вокруг меня дважды ("Как по тебе сшито!" — ласково говорил старшина, выдавая форму), я вспоминал анекдот о переразвитом социализме: за деньги купить уже ничего нельзя, а бесплатно еще ничего не дают. Впрочем, как свидетельствуют документы, в истории отечественной армии нормальное снабжение солдат всегда было исключением из правил.
       
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
       Чтобы выяснить, сколько времени красноармеец может обходиться без пищи и обмундирования, интенданты (на фото) использовали свой излюбленный прием — разведку перебоем
    
"Красноармейцы занимаются грабежом и попрошайничеством"
       Во время Гражданской войны основным способом заготовки продовольствия в Красной армии было самоснабжение — грабеж населения, красиво именовавшийся реквизициями. И после войны войска отвыкали от них медленно и неохотно.
       В сводке о состоянии РККА за июль 1922 года говорилось: "Предыдущий обзор отмечал бесчинства красноармейцев в Николаевской и Кременчугской губ., выражавшиеся в самовольных реквизициях и грабежах. Теперь это явление наблюдается в Подольской губ.".
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
       Красноармеец умывался в той же воде, в которой стирал гимнастерку (вверху), а питался тем, что удавалось отвоевать у колхозного крестьянства в битве за урожай (внизу)
      
Картина не слишком менялась и в дальнейшем. В сентябрьском обзоре 1922 года указывалось: "Снабжение частей, расположенных в Самаркандской и Ферганской обл., проводится из рук вон плохо. Части, расположенные в Ферганской обл., периодами получали по одной четверти фунта хлеба в день... Все это приводит к тому, что красноармейцы начинают заниматься грабежом и попрошайничеством, чем до крайности озлобляют и без того дурно настроенное в отношении к советской власти туземное население Туркестана".
       Но не хватало не только продовольствия. В октябре пошел поток сообщений о нехватке обмундирования: "По недостатку зимнего обмундирования на первом месте стоит Армения, где этого обмундирования нет вовсе, далее идет Брянская губ., недостаток — 85%, Костромская губ. — 70%, Царицынская — 50%, Псковская — 40%. В меньшей степени явления отмечаются в Смоленской, Курской, Тульской, Калужской губ., Татреспублике, на Кубани, в Сибири (Омская и Иркутская губ.), в Оренбургской, Букеевской, Тюменской губ., военно-морских частях Архангельска, в Гомельской губ. и других".
       Как только более или менее одели красноармейцев, обострились проблемы с обувью. В сводке за апрель--май 1923 года констатировалось: "Особенно остро чувствуется недостаток в обуви. Он достигает в частях: Воронежской губ. — 80%, Забайкалья, Северо-Двинской, Вятской, Татреспублики — нуждаются 50%, в погранчастях Грузии — 40%, Фергана — 25%. Нужда в обуви испытывается и частями Рязанской (красноармейцы носят лапти), Иркутской, Витебской, Приамурской, Вологодской, Ярославской, Тюменской, Псковской, Курской, Вотской, Омской, Марийской, Приморской губ. и Карелии (всего 21 губерния)".
       А после того, как с грехом пополам заткнули и эту дыру (в один из полков "были присланы сапоги малого размера и все на правую ногу"), оказалось, что немалая часть попадающего в войска продовольствия, мягко говоря, не отличается высоким качеством: "В 8-ю дивизию ЗапВО было привезено 1107 пуд. непригодного мяса. В июле и августе в 6-м корпусе ЮЗВО было забраковано 15 000 пуд., а в 3-й Казанской дивизии — 1500 пуд. солонины, во многих частях ЮЗВО выдавались некондиционная мука и крупа. Плохое мясо выдавалось и во многих частях ЗапСибВО. Почти по всем округам отмечается неудовлетворительная выпечка хлеба, на почве чего наблюдается даже распространение желудочных заболеваний". А кроме всего прочего, "отсутствие одеял вызывает быстрое изнашивание шинелей, употребляемых вместо одеял".
       
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
"Красноармейцам приходится спать на голой земле"
       Бесконечный круг снабженческих проблем объяснялся отнюдь не только тяжелой экономической ситуацией в стране. На авральном затыкании дыр прилично зарабатывали интендантские чиновники различного ранга. К примеру, в 1922 году в Северо-Кавказском военном округе расследовалось дело одного из высокопоставленных снабженцев — заместителя уполномоченного по сенозаготовкам Ивана Ракитянского. Ракитянскому инкриминировали далекие от сенозаготовок эпизоды — заключение заведомо невыгодных сделок с частными торговцами на поставку мануфактуры, соли, мешков и проволоки. Кроме того, ему вменяли в вину получение взяток за поставки мяса, а также вымогательство посреднического процента за некие товары для красноармейских частей, выписываемые из-за границы.
       Однако интендант защищался упорно и последовательно. Рабоче-крестьянская инспекция почему-то не смогла установить средний уровень цен на соль, мешки и прочее на момент заключения сделок и отказалась давать оценку нанесенного казне ущерба. А представитель "Внешторга", у которого Ракитянский вымогал 5% с объема поставок, на очной ставке показал, что подтверждает слова интенданта: "Это упоминание о 5% было сказано в шутливом тоне девять месяцев тому назад, когда для частной жизни были модными разговоры о разных комиссиях, как теперь о взятках".
       И все же ГПУ собиралось передать дело в военный трибунал. Уровень жизни Ракитянского явно не соответствовал его жалованию. И этого было вполне достаточно для обвинительного приговора. Но дело было за малым. Военнослужащего не могли судить без согласия его командования. А командовали Ракитянским такие же снабженцы, как и он. И его рапорт с просьбой освободить от судебного преследования был отправлен по команде с положительной резолюцией.
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
  Образцово-показательная Красная армия всегда шла на полмиски впереди настоящей
По той же причине оставались недосягаемыми для карающего меча партии и другие интенданты. ГПУ докладывало в ЦК: "Причиной тяжелого положения частей в ряде случаев является отсутствие опытного и надежного кадра хозяйственников, это устанавливается осведомительными материалами, обследованиями РКИ, командования и др. В частях 3-й дивизии Отдельной конной бригады завхозы сменялись за год нередко по 4-6 раз. Военно-хозяйственное управление нередко не отзывает завхозов, состоящих под судом".
       А интенданты продолжали расширять сферу своей деятельности. В конце 1923 года армейские пекарни перевели на хозрасчет. И тут же началось массовое воровство муки, а чтобы скрыть хищения — выпечка хлеба с разнообразными примесями. Когда это были гречиха или сорные травы — еще полбеды. Зачастую в хлеб добавляли песок. Столь же масштабно воровались деньги, выделенные на ремонт казарм и покупку дров. А с середины 1924 года почти повсеместно вместо мяса красноармейцам стали выдавать пересоленную или тухлую рыбу.
       При выезде войск в летние лагеря оказалось, что и здесь проблема на проблеме. "Лагерные условия неудовлетворительны,— говорилось в сводке за июль 1924 года,— палатки старые и протекают, наблюдается невозможная скученность (в каждой палатке до 15 человек). Многим красноармейцам, ввиду недостатка постельных принадлежностей, приходится спать на голой земле. Скверно налажена доставка и кипячение воды".
       В обзоре состояния армии в следующем месяце констатировалось: "Причиною неудовлетворительного снабжения частей в значительной мере является преступное отношение хозяйственных органов к делу снабжения армии. В этом отношении особенно выделяются Туркфронт и Западный округ. Начальник ВХО (военно-хозяйственного отдела.— 'Власть') Туркфронта распорядился принимать негодное для пищи ранее забракованное мясо. Начснаб Туркфронта сдал поставку овощей на невыгодных для казны условиях. Произошло это потому, что сотрудники получили взятку в 1000 руб. от поставщиков. Снабженческие органы фронта приняли 70 000 пуд. никуда не годного овса, трижды признанного неудовлетворительным. На Запфронте имелись факты небрежного отношения к зерну, тысячи пудов которого сгнило и все же отпускалось частям. В Вяземском продмаге 4000 пуд. ржи заражено вредителями. В Ленинградском округе поставлялось никуда не годное сено. Во многих воинских частях пища приготовляется безвкусная, нередко опасная для здоровья, часто приготовленная в антисанитарных условиях".
       
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
"Партийный состав старается избежать хозяйственных постов"
       Выход из замкнутого круга интендантского воровства выглядел привлекательно. Военное ведомство решило перенести договорную работу на полковой уровень. Чтобы деньгами, выделенными на снабжение, ведали командиры, которые каждый день смотрят в глаза своим бойцам. Новую децентрализованную систему назвали самозаготовками.
       "При переходе на новую систему снабжения,— говорилось в сводке за декабрь 1924 года,— частям пришлось столкнуться с таким хотя и старым, но особенно рельефно выдвинувшимся теперь и серьезным вопросом — это подбором личного состава хозаппаратов. Старый состав хозаппаратов, как отмечалось в предыдущих материалах, бюрократичный и часто сознательно преступно относящийся к делу, при новой системе обнаружил недостаточность практических навыков. Привлекаемый в хозаппарат партийный состав еще менее подготовлен к хозработе и старается избежать ответственных хозяйственных постов. Сказанное подтверждается практикой самозаготовок. Так, во 2-й тердивизии ЗВО заключен договор на поставку овощей, которые обойдутся частям дороже, чем на рынке вследствие дальности доставки. В 10-й кавдивизии МВО закупленное у частного торговца сало оказалось недоброкачественным. В СКВО каждую неделю поступают сведения о недоброкачественности мяса и, например, в 13-й дивизии был случай нахождения в сваренной пище кишки с калом. 27-я дивизия ЗВО, заключившая сначала договор со Смоленской мясохладобойней, поставляющей мясо хорошего качества, под давлением снабженцев округа была вынуждена перезаключить этот договор с фронтовой комиссией помощи инвалидам войны. Эта комиссия по ценам выше рыночных доставляла постное, жилистое, с кровоподтеками мясо, от употребления которого красноармейцы отказывались. Примеров такого характера имеется много".
       И в начавшемся 1925 году они продолжали множиться, поскольку количество хозяйственников, имеющих в руках живые деньги, возросло в десятки раз. В некоторых случаях соучастниками интендантов становились и красные командиры, и тогда разворовывались запасы целых полков.
       Но все же расчет армейского командования оказался в целом верен. Большинство комполков, разобравшись в сути дела, поставило, как тогда говорилось, самозаготовки на нужный уровень. И летом 1925 года впервые за все время советской власти в обзоре состояния армии говорилось: "Децентрализация снабженческого дела Красной армии в общем и целом дала положительные результаты. Красноармейский котел качественно улучшился, перебои в снабжении почти изжиты".
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
Недовольны были только крупные военные снабженцы. Они продолжали выкручивать руки командирам, пытаясь заставить их заключать договоры с подведомственными интендантским службам организациями. При этом договоры постоянно не выполнялись, и желающих иметь дело с центральными снабженческими органами становилось все меньше.
       Эксперимент по самозаготовкам мог завершиться благополучно и стать нормой. Если бы не ловкость высокопоставленных снабженцев и инфляция. К началу 1926 года цены на продовольствие и обмундирование, которое теперь командиры тоже могли заказывать самостоятельно, выросли. А финансирование, видимо не без усилий главных интендантов, осталось на прежнем уровне. Комполков и их хозяйственники стали перебрасывать деньги из одной статьи расходов в другую, путались и попадали под следствие. Под суд их не отдавали, но желание заниматься договорами и поставками упало до нуля.
       Со временем централизованное снабжение было восстановлено. Но хищения никуда не исчезли, а продолжались все 30-е годы и во время Великой Отечественной войны. Как мне рассказывал один из бывших руководителей продслужбы Советской армии, "случаи воровства и неоприходования продуктов в войну были, но под трибунал у нас на фронте никого не отдавали".
ФОТО: РГАКФД\РОСИНФОРМ
       Даже временное избавление от сапог не по размеру вызывало у красноармейцев неудержимый прилив жизненных сил
    
С качеством питания тоже были проблемы. Но командование нашло безотказный способ их решения. Например, в 1942 году в закрытом письме Особого отдела Северо-Западного фронта говорилось: "Особый отдел 144-й обр. (отдельной бригады.— 'Власть') арестовал красноармейца Волкова П. А. за то, что он в разговоре с бойцами плохо отозвался о качестве пищи и недостатках организации питания в части. Несмотря на то, что это был единственный разговор со стороны Волкова и что он по службе характеризуется положительно. Особый отдел инкриминировал Волкову контрреволюционную агитацию, прокурор это нелепое обвинение утвердил, и Волков был приговорен военным трибуналом к расстрелу".
       Волкову повезло, и его приговор отменили. Но вряд ли кто-то из его сослуживцев после этого решился бы обсуждать интендантов.
       
ПРИ СОДЕЙСТВИИ ИЗДАТЕЛЬСТВА ВАГРИУС "ВЛАСТЬ" ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕРИЮ ИСТОРИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя