Экспорт в поиске

Как изменятся направления экспорта уральских компаний

Изменившаяся политическая ситуация в мире сказалась на сфере экспортного и импортного перемещения товаров. Началась постепенная географическая переориентация. Составлен список иностранных государств и территорий, совершающих в отношении России недружественные действия, в который вошли Великобритания, члены Европейского союза, США, Япония и другие. Некоторые из перечисленных стран играли существенную роль в экспорте Свердловской области в 2021 году. Впрочем, у Среднего Урала налажены хорошие связи со странами, на которые сейчас переориентируется экспортное направление России.

Фото: Иван Водопьянов, Коммерсантъ

Фото: Иван Водопьянов, Коммерсантъ

По данным Уральского таможенного управления, основными странами для экспорта предпринимательства Свердловской области в 2021 году были Казахстан, Узбекистан, Беларусь, Нидерланды, Китай, Иран, Азербайджан, Катар, Финляндия, США. Вывозили в основном металлы и изделия из них ($345,86 млн), древесину и целлюлозно-бумажные изделия ($202,02 млн), машины, оборудование и транспортные средства ($188,50 млн). Продовольственные товары и сырье для их производства с объемом $36,65 млн в структуре экспорта Среднего Урала заняли 6-ю позицию.

На страны дальнего зарубежья приходится 88% экспорта УрФО, в частности 21% — на Китай, 18% — на Нидерланды, 7% — на Германию, 5% — на Турцию, 4% — на США. Среди стран СНГ крупнейшим импортером УрФО является Казахстан с долей от общего экспорта около 5%.

После введенных в отношении России санкций из-за военной спецоперации в Украине и ответных контрмер РФ изменения в географии экспорта не заставят себя ждать, уверены участники рынка. «После ввода Евросоюзом четвертого пакета санкций под ограничения попал экспорт ряда изделий из стали и железа. Среди них — листы с металлическим покрытием, изделия из арматуры и проволоки, сварные и бесшовные трубы и другие категории. Наше правительство ограничило вывоз древесины и лесоматериалов в недружественные страны»,— рассказывает директор Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства Валерий Пиличев.

Он прогнозирует, что из-за этих мер, вероятнее всего, в структуре экспорта увеличится доля стран Средней Азии и Китая, уменьшится доля стран ЕС и США.

Соглашается с ним директор Института стратегического планирования и финансового анализа Уральского государственного экономического университета (УрГЭУ) Максим Марамыгин. По его словам, «европейский рынок становится токсичным для российской продукции». Он считает, что экспортный интерес сейчас стоит проявить по отношению к странам Азии, Латинской Америки и Ирана. «Считаю, что сейчас в работе с европейскими странами необходимо увязывать экспортную и импортную политику, по максимуму увязывая импорт продукции с обязательным экспортом. Насколько это получится — сказать сложно, но стремиться к этому нужно. Сейчас совершенно актуально выглядит более детальная работа на азиатском направлении и в страны Латинской Америки. Стоит изучить возможности иранского рынка, которому сейчас нужен серьезный союзник»,— рассказал господин Марамыгин.

Новые экономические условия заставляют предприятия экспортеров разрабатывать новые схемы. Часть из них ищет возможности доставлять грузы в страны ЕС по длинному пути, например через Латвию и Литву, но стоимость такой доставки увеличивается в разы.

«География сейчас меняется в сторону Индии, Китая, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. На китайской площадке T-Mall начали массово скупать продукты российского производства. Сейчас идет спрос на потребительские товары длительного срока хранения»,— рассказала руководитель Центра поддержки экспорта Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства Татьяна Лагунова.

По словам президента Уральской торгово-промышленной палаты Андрея Беседина, в текущей ситуации экспортеры вынуждены искать как новые рынки для сбыта, так и новых надежных контрагентов-импортеров. «Многие наши экспортеры во многом зависят, в том числе, от импорта, а это уже сложнее. И тут также произойдут некие смещения»,— предупреждает он.

Поводов для серьезных изменений в географии экспорта не видит директор департамента внешнеэкономического и гуманитарного сотрудничества Министерства международных и внешнеэкономических связей Свердловской области Олег Александрин. Главным контраргументом он называет то, что начиная с 2013 года структура экспорта Свердловской области фундаментально не менялась. Более того, экспортеры металлов после введения санкций могут заработать больше, считает чиновник. По его словам, цены на медь, например, за последнее время с $4,8 тыс. за тонну «докатились» до $10 тыс за тонну, а на алюминий с $1,5 тыс. за тонну — до $3,3 тыс. за тонну. «В текущем году в связи с политической ситуацией я не стал бы прогнозировать драматических изменений в целом по объемам экспорта. Принципиальный момент не в сфере доступа этих рынков, а в сфере производства этой продукции у нас за счет доступа к комплектующим, плюс логистика и валютный контроль»,— добавляет Олег Александрин.

Тем не менее многие компании-экспортеры сейчас нацелены на поиск новых рынков сбыта, и некоторые готовы обратить внимание на внутренний рынок страны.

«Что касается экспорта, мы больше фокусируемся на дружественные страны. Мы рассчитываем, что к нам пойдет внутренний потребитель за теми вещами, которые раньше поставляли иностранные поставщики. Мы готовы сфокусироваться на импортозамещении и изготовлении, что придаст большую ценность нашему продукту»,— рассказывает о планах директор по развитию ООО «УралАктив» Евгений Максимов.

Он уверен, что у компании не будет недостатка в заказах. «Возможно, мы даже столкнемся с обратной ситуацией, не в плане экспорта, а в плане загрузки производства — у нас может не хватить производственных мощностей для определенных видов продукции. Поэтому, я думаю, произойдет переориентировка. Что-то пойдет на внутренний рынок, а что-то на экспорт в другие страны. В этом плане мы никак не пострадаем»,— прогнозирует Евгений Максимов.

Актуальность китайского направления

Большинство участников рынка уверены, что альтернативой для российских экспортеров может стать направление центральной Азии. Однако тут будет ряд осложняющих моментов, уверены они.

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

«Если говорить о наиболее перспективном китайском направлении, то, по-моему, наиболее критичные сложности возникают в коммуникациях, ментального и лингвистического характера. Минусы по китайскому направлению также в непростой (долгой) логистике, которая в основном завязана на железнодорожные перевозки. На фоне пандемии стоимость и сроки доставки многократно возросли»,— комментирует господин Пиличев. По его словам, по сравнению с объемами импорта, экспорт из России в Китай все еще развит мало. По наиболее интересным самому Китаю товарам (злаковые, масло, мясные продукты) процедура экспорта предполагает предварительную регистрацию в реестре экспортеров «Цербер» и прохождение фитосанитарного или ветеринарно-санитарного обследования. Информация на портале Россельхознадзора о том, каким требованиям должна соответствовать продукция, какие шаги должен предпринять экспортер, разрозненна и плохо структурирована, признает господин Пиличев.

Контрмеры санкциям

Осложняющим фактором в сфере экспортной деятельности стало обязательство, введенное Минфином 28 февраля 2022 года. Теперь в рамках всех внешнеторговых договоров российские экспортеры должны продавать 80% валютной выручки, тем самым лишая компании достаточного валютного запаса для совершения сделок.

Исторически данная мера оправданна и уже не раз показала свою эффективность. Господин Марамыгин объясняет, что такой механизм действовал в конце ХХ и самом начале ХХI века и в России, и во многих странах СНГ, переживавших сложные времена после распада СССР и перестройки экономики. В России обязательная продажа валютной выручки была введена с 1992 года и полностью отменена в 2006 году. Сначала норматив составлял 40%, в 1998 году он вырос до 75%, а уже в ХХI веке постепенно снижался до уровня 10%, установленного в 2004 году. «Это нормальная мера антикризисного регулирования внутреннего валютного рынка. По мере стабилизации и укрепления рынка данная мера будет отменена. Уже сейчас обязательная продажа валютной выручки позволила несколько стабилизировать курсовое соотношение рубля и доллара и охладить панические настроения на рынке»,— отмечает Максим Марамыгин.

Пока же экспортеры жалуются, что данное нововведение затрудняет расчеты между контрагентами: не хватает валютных средств. Также появляются сложности с продажей валютной выручки, в том числе из-за попадания части банков под санкции. Но некоторые идут другим путем, продавая товары на экспорт сразу в национальной валюте. «Большинство расчетов у нас происходит в российской валюте. Продавать на экспорт сразу можно в рублях. У нас не так много валютной выручки, но, если бы она была, мы бы ее сразу использовали на закупку комплектующих, которые нам нужны»,— говорит Евгений Максимов из «УралАктив». По его словам, больше проблем они получили из-за внедрения новых сертификатов СТ-1 (Постановления Правительства РФ №№ 311 и 312 от 09.03.2022 г.).

Данное нововведение действует в соответствии с указом Президента РФ от 08.03.2022 №100 «О применении в целях обеспечения безопасности Российской Федерации специальных экономических мер в сфере внешнеэкономической деятельности» и дополнительных постановлений к нему №311–313. Из пояснений Торговой промышленной палаты РФ становится понятно, что теперь на российскую продукцию, внесенную в перечни данных постановлений и экспортируемую в зарубежные страны (с некоторыми исключениями), выдается сертификат о происхождении товара формы СТ-1. «Страна вынуждена вводить контрмеры. Новые постановления исходят из того, что вновь введенные ограничения потребовали нового контроля со стороны государства, в том числе через федеральную таможенную службу за производимым экспортом. Вводится новый контроль и за тем, что мы отгружаем»,— комментирует Андрей Беседин.

Представители компаний-экспортеров отмечают, что данное нововведение стало для многих неожиданностью, из-за чего были понесены непредвиденные расходы, часть заказов пришлось отменить.

«У нас в момент введения постановлений на загрузке находилось три машины и все три в разные страны. Мы не учитывали эти расходы, они так или иначе ложатся на нас. Поясню, отгрузка может быть и на небольшую сумму, а сертификат происхождения может стоить равноценно или даже дороже продукции. Это непредвиденные расходы и время, которое нам нужно затратить на подготовку этого сертификата. На это нам не был дан люфт. А машины уже идут. Какие-то заказы пришлось отменить. Это вносит дисбаланс в нашу деятельность»,— поясняет директор по развитию ООО «УралАктив» Евгений Максимов.

Из-за того, что новые сертификаты стали сюрпризом не только для экспортеров, но и для органов, которые их выдают, время, затраченное на получение сертификатов, тоже для многих стало неприятным моментом. «Мы не в восторге от того, что происходит. Постановления спускаются неожиданно, часто в нерабочее время. В Свердловской области мы единственный орган, который выдает СТ-1. Делаем мы это в течение максимум двух дней. Работаем в авральном режиме и стараемся делать это максимально быстро»,— говорит президент Уральской торгово-промышленной палаты Андрей Беседин. По его словам, палата готова идти навстречу экспортерам. И если сертификаты выдаются дольше, чем за два дня, просит звонить в организацию и решать вопрос напрямую.

Меры поддержки

Сложности экспортеров пытаются облегчить органы, деятельность которых, в том числе, связана с оказанием помощи в этой сфере. Так, Центр поддержки экспорта Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства фокусируется на услугах по ключевым направлениям: Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Беларусь, КНР, Индия, ОАЭ. Его основная задача — услуги поиска партнеров, сопровождение контрактов, организация участия в выставках, электронной коммерции.

Фото: Алексей Смышляев, Коммерсантъ

Фото: Алексей Смышляев, Коммерсантъ

В 20-х числах апреля в Узбекистане пройдет международная выставка «Иннопром». На стенде Свердловской области будет выставлена продукция 10 компаний региона, из них семь высокотехнологичных производственных компаний из числа малого и среднего бизнеса (МСП), чьи технологии применяются в горнодобывающей, энергетической, строительной сферах. В составе делегации региона представители этих компаний, и для них центр организует встречи в рамках выставки.

«В настоящий момент экспортеры испытывают серьезные трудности, связанные с поставкой комплектующих, и обращаются к нам даже по этим вопросам, несмотря на то, что непосредственно к экспорту это не относится. Так как услуга по поиску поставщиков не выделена на законодательном уровне как услуга регионального центра поддержки экспорта, пока мы пытаемся снабдить экспортеров информацией о возможных каналах поиска»,— отмечает Валерий Пиличев.

Татьяна Лагунова добавила, что приоритет центра в первую очередь —консалтинг. Большинство консультаций направлено на преодоление барьеров, связанных с задержкой валютных платежей, логистикой, реализаций новых требований по вывозу некоторых видов продукции иностранного происхождения. «Мы оказываем консультации по логистике, даем разъяснения по постановлениям №311–313, по получению валютной выручки, какие банки не попали под санкции, как продавать выручку, как можно переносить сделки из одного банка в другой»,— прокомментировала она, добавив, что горячие линии организованы по каналам РЭЦ, Минпромторга.

По словам Валерия Пиличева, в ближайшее время они ожидают расширения возможностей Центра поддержки экспорта за счет добавления услуги по софинансированию затрат на логистику российского плеча при экспорте и затрат на иностранные склады и фулфилмент.

Вывод по экспорту

По мнению экспертов, для развития экспортного рынка региона участникам необходим поиск и освоение новых каналов и территорий экспорта, новых торговых партнеров, как и форм и видов оплаты торговых сделок. «Впрочем, замена торговых партнеров и направлений экспорта может быть для некоторых видов экспортируемой продукции неактуальна или незначительна, поскольку главным импортером для России является Китай, представители которого готовы увеличить импорт российской продукции»,— уверена доцент кафедры мировой экономики и внешнеэкономической деятельности УрГЭУ Елена Стремоусова. Так, значительная доля экспорта Свердловской области приходится на металлургическую продукцию — порядка 44%, при этом более половины — экспортируется в Китай. Доля экспорта в недружественные страны этого ресурса невелика.

Евгения Яблонская

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...