Хочешь мира, готовься к Стамбулу

Чем завершились российско-украинские переговоры

Переговоры РФ и Украины, состоявшиеся во вторник в Стамбуле, дали надежду на деэскалацию кризиса. Российская сторона выразила готовность «сократить военную активность» на киевском и черниговском направлениях. При этом, по словам главы делегации РФ Владимира Мединского, Киев сделал «конструктивный шаг» к достижению компромисса, выдвинув в письменном виде список своих предложений. Среди них — провозглашение Украины «нейтральным государством под международно-правовыми гарантиями», а также двусторонние переговоры по статусу Крыма. Впрочем, речи о том, что Москва все эти предложения примет, не идет: часть из них для нее неприемлема. Не спешат говорить о прорыве и на Западе. Президент США Джо Байден лишь дал понять, что в Вашингтоне «продолжат внимательно следить за развитием событий».

Очные переговоры в Стамбуле, которые российская и украинская делегации провели после трех недель работы по видеосвязи, стали безоговорочным успехом для страны-хозяйки — Турции (на фото в центре — турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган)

Очные переговоры в Стамбуле, которые российская и украинская делегации провели после трех недель работы по видеосвязи, стали безоговорочным успехом для страны-хозяйки — Турции (на фото в центре — турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган)

Фото: Arda Kucukkaya / Anadolu Agency / Getty Images

Очные переговоры в Стамбуле, которые российская и украинская делегации провели после трех недель работы по видеосвязи, стали безоговорочным успехом для страны-хозяйки — Турции (на фото в центре — турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган)

Фото: Arda Kucukkaya / Anadolu Agency / Getty Images

Два шага к деэскалации

«Мы видим, что на сегодняшней встрече был достигнут определенный прогресс»,— с нескрываемым удовольствием заявил по итогам российско-украинских переговоров в Стамбуле глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу. Теперь, по его словам, на повестке стоит встреча президентов России и Украины Владимира Путина и Владимира Зеленского.

Итоги встречи действительно можно охарактеризовать как «определенный прогресс». Во всяком случае, стороны лучше поняли позиции друг друга — и теперь готовы работать с ними в поисках компромиссов. Так, глава российской делегации, помощник президента РФ Владимир Мединский рассказал, что украинская сторона впервые передала своим собеседникам в письменном виде список предложений. Теперь их передадут президенту Путину, после чего, по словам господина Мединского, «будет дан соответствующий ответ». В любом случае, как считает глава российской делегации, это важный «конструктивный шаг» Киева к достижению компромисса.

«Я могу со своей стороны сказать, что мы также делаем два шага навстречу по деэскалации конфликта»,— добавил, выступая перед журналистами, Владимир Мединский, после чего передал слово заместителю министра обороны России Александру Фомину.

Военный рассказал, что «в целях повышения взаимного доверия и создания необходимых условий для дальнейшего ведения переговоров» российская сторона решила «кардинально, в разы сократить военную активность на киевском и черниговском направлениях».

Затем слово снова взял Владимир Мединский, чтобы рассказать о «втором шаге» к деэскалации. «Что касается вопроса о встрече руководителей государств, мы с самого начала говорили, что эта встреча возможна,— напомнил он.— Возможна тогда, когда будет готов к подписанию договор, проработанный переговорщиками и министрами иностранных дел». Но, как отметил помощник президента РФ, «после сегодняшнего содержательного разговора» было выдвинуто предложение провести встречу глав государств «одновременно с парафированием договора министрами иностранных дел» — «тем более что в момент парафирования и рассмотрения деталей договора возможно обсуждение различных политических нюансов».

Свой брифинг провели и представители украинской стороны. Они подробно рассказали о том, чего именно Киев добивается на переговорах.

После этого стало ясно, что процесс дальнейшего поиска компромиссов с Москвой легким не будет. В частности, руководитель делегации, глава парламентской фракции правящей партии Украины «Слуга народа» Давид Арахамия рассказал о предложении сформировать список государств—гарантов безопасности республики. В их числе господин Арахамия видит такие разные страны, как Турция, Великобритания, КНР, США, Франция, Германия, Канада, Италия, Польша, Израиль, а также, возможно, Россия («Но об этом мы будем говорить отдельно»). Консультации со всеми этими странами уже начаты, отметили в украинской делегации, и скоро их можно будет пригласить для участия в многосторонних переговорах.

По словам Давида Арахамии, итоговый документ должен включать в себя согласование «работающего международного механизма», «фактически по аналогии с пятой статьей (устава.— “Ъ”) НАТО», которая подразумевает коллективный ответ союзников на любую агрессию. Но даже та статья устава Североатлантического альянса, по его словам, имеет недостатки, потому что консультации о том, какую именно помощь нужно оказать союзнику, могут продолжаться «хоть год». Господин Арахамия предложил сократить этот срок до трех дней, после которых гаранты «имеют юридическое обязательство оказать помощь». Она, как хотели бы в Киеве, должна включать в себя в том числе и закрытие воздушного пространства, которого Украина не смогла добиться сейчас. Впрочем, как на практике будет выглядеть работа в таком формате, пока неясно. Как и неясно, смогут ли эффективно взаимодействовать и приходить к консенсусным решениям такие страны, как, например, Китай и США. Анонсированное возможное привлечение России в роли страны-гаранта также вызывает вопросы.

Другой член украинской делегации, Александр Чалый, назвал гарантии безопасности «возможностью дипломатическими способами восстановить территориальную целостность и безопасность Украины». В обмен на это, по словам господина Чалого, в Киеве готовы «фактически зафиксировать свой сегодняшний статус внеблокового (имеются в виду военные и военно-политические организации.— “Ъ”) и безъядерного государства в форме постоянного нейтралитета», как и записано в декларации о ее суверенитете от 1990 года. «Но принципиально важно, и это одна из наших самых принципиальный позиций: ничего в будущем договоре не будет противоречить праву Украины на вступление в Европейский союз и страны-гаранты берут на себя обязательство содействовать этому процессу»,— отметил Александр Чалый.

В самом конце выступил советник главы офиса президента Украины Михаил Подоляк, который напомнил недавний тезис Киева о необходимости референдума по ключевым вопросам. Процедура заключения договора, которую он описал, выглядит непростой: «Сначала будет референдум, на котором все граждане Украины выскажут свою позицию об этом договоре и о том, как он должен работать. После этого будет идти ратификация парламентов стран-гарантов и парламента Украины, потому что мы должны получить поддержку общества, чтобы этот договор действительно был консолидирующим для нас». Также господин Подоляк уточнил позицию Киева насчет Крыма: предлагается зафиксировать отказ сторон от «любых силовых средств решения вопроса» и вместо этого вступить в двусторонние переговоры. Вопрос Донбасса, по словам господина Подоляка, тоже должен быть описан в отдельном пункте, «который будет проговариваться в рамках переговоров президентов Украины и России».

Между тем в Москве с 2014 года многократно отмечали, что вопрос о принадлежности Крыма закрыт раз и навсегда. И на грядущих переговорах позиция явно не изменится. Даже термин ОРДЛО, который используется украинской стороной, фактически больше неактуален из-за серьезного изменения линии разграничения. «Что такое отдельные районы, формулирует Украина отдельно — как и площади этих отдельных районов. А Россия формулирует так, как она это понимает»,— многозначительно заявил Владимир Мединский. «Чтобы подготовить этот договор на взаимоприемлемых условиях, необходимо пройти еще большой путь,— отметил он, добавив, что речи о полноценном прекращении огня по-прежнему не идет. — Постепенная военная деэскалация на двух направлениях — киевском и черниговском — это не прекращение огня, но это наше стремление постепенно прийти к деэскалации конфликта хотя бы на этих направлениях».

С прицелом на Донбасс

Отметим, что в последние дни киевское и черниговское направления и так не находились в эпицентре действий российских войск: новостей о каком-либо их продвижении не поступало.

Между тем, как заявил во вторник на селекторном совещании в ведомстве министр обороны РФ Сергей Шойгу, «в целом основные задачи первого этапа операции были выполнены». «Существенно снижен боевой потенциал украинских вооруженных сил, что позволяет сосредоточить основное внимание и основные усилия на достижении главной цели — освобождении Донбасса»,— пояснил он. К успехам РФ, по словам министра, относится завоевание господства в воздухе, уничтожение военно-морских сил Украины, а также то, что «значительные потери понесли все соединения сухопутных и десантно-штурмовых войск» противника.

Про киевское и черниговское направления российский министр не упомянул. Зато Генштаб ВС Украины сообщил: «Противник продолжает ведение полномасштабной вооруженной агрессии против нашего государства. Осуществляет отвод отдельных подразделений с территории Киевской и Черниговской областей, а также перегруппировку для сосредоточения основных усилий на Слобожанском и Донецком направлениях». В то же время украинские военные отмечали, что «противник продолжает блокировать» Чернигов и Харьков, а также «наносить огневое поражение по гражданским и военным объектам» (в Минобороны РФ не раз утверждали, что речи об атаках на гражданские объекты не идет).

В разговоре с “Ъ” военный эксперт Юрий Лямин заявил о целесообразности концентрации Россией «главных сил на востоке и юге Украины»:

«На востоке напрашивается смыкающий удар с юга и севера, желательно с окружением и разгромом украинской группировки Операции объединенных сил в Донбассе. На юге необходимо нанести поражение украинским войскам в районе Николаева».

По словам эксперта, такие действия «обезопасят снабжение российской южной группировки, проходящей через Херсон, и откроют возможность для наступательных действий вдоль Днепра или в сторону Одессы».

«Бои на киевском и черниговском направлениях изначально предназначались для отвлечения внимания украинских военных, чтобы они не могли перебросить резервы в Донбасс,— предположил также в разговоре с “Ъ” белорусский военный эксперт Александр Алесин.— Но это работало и против российских войск, которые не могли сконцентрироваться на главной цели. Теперь же самая боеспособная группировка украинской армии, насчитывающая 50–60 тыс. человек, может быть окружена и обезврежена. На мой взгляд, именно это событие станет ключом к подписанию итогового соглашения».

Так или иначе после стамбульских переговоров можно с уверенностью зафиксировать ключевые изменения, которые произошли с момента начала российской военной операции. «Еще месяц назад вопрос стоял о существовании украинского государства,— напомнил "Ъ старший научный сотрудник Московского центра Карнеги Александр Баунов.— То, что речи об этом больше не идет,— это огромное изменение. Украина сохранила суверенитет и большую часть своей территории». Это, по словам эксперта, «можно считать выигрышной для Киева позицией».

Доцент РГГУ Александр Гущин убежден, что очень многое будет зависеть от дальнейших действий российской армии в Донбассе.

«Причем для победы в информационном поле важно, чтобы это была локальная и быстрая операция, никаких многомесячных противостояний быть не должно»,— считает он. При этом господин Гущин отмечает, что ожидать смягчения санкционного режима в отношении РФ после подписания предполагаемого договора с Украиной не стоит: «Как-то пересмотреть этот режим могут некоторые страны Евросоюза, но США и Великобритания — точно нет».

Жесткий настрой во вторник подтвердил премьер Британии Борис Джонсон. «Давление на Путина должно быть усилено как за счет дальнейших экономических мер, так и за счет предоставления военной помощи (Украине.— “Ъ”), чтобы гарантировать, что Россия полностью изменит свой курс»,— передала пресс-служба главы правительства его слова. В канцелярии господина Джонсона после его переговоров с лидерами Италии, Франции, ФРГ и США объявили: «Они согласились с тем, что не может быть никакого ослабления западной решительности». А президент США Джо Байден пообещал продолжать поставки оборонной помощи Киеву и «сохранять сильные санкции» против РФ. Итоги стамбульской встречи он прокомментировал максимально осторожно, сказав: «Посмотрим. Я никак это не интерпретирую до тех пор, пока я не увижу, какие они (российские власти и военные.— “Ъ”) предпринимают действия. Посмотрим, выполнят ли они то, о чем говорят».

Кирилл Кривошеев, Марианна Беленькая, Павел Тарасенко

Фотогалерея

Военная операция на Украине