Москва и Киев сближаются все дальше

Новый раунд российско-украинских переговоров пройдет в Стамбуле

Делегации России и Украины начинают новый раунд мирных переговоров, местом проведения которых станет Стамбул. Стартовавший месяц назад в Белоруссии переговорный процесс между Москвой и Киевом пока не позволил перевести украинское урегулирование в политико-дипломатическое русло. Многочисленные заявления сторон показывают: несмотря на несколько предыдущих раундов, каждая из них понимает главную задачу переговоров по-своему. В этой ситуации встреча в Стамбуле может привести к сближению позиций лишь по части вопросов, не касающихся самой сложной темы — будущего государственного и политического устройства Украины.

Правительственный самолет России приземлился в турецком аэропорту имени Ататюрка 28 марта

Правительственный самолет России приземлился в турецком аэропорту имени Ататюрка 28 марта

Фото: Yoruk Isik, Reuters

Правительственный самолет России приземлился в турецком аэропорту имени Ататюрка 28 марта

Фото: Yoruk Isik, Reuters

Стартующие во вторник утром российско-украинские переговоры пройдут в стамбульском дворце Долмабахче и будут закрытыми для прессы. Первой в аэропорт Ататюрка в понедельник в 16 часов по местному времени прибыла российская делегация, украинскую делегацию в Стамбуле ждали вечером.

Проведение нового раунда российско-украинских переговоров, запланированного на 29–30 марта, стало инициативой президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Накануне канцелярия турецкого лидера сообщила о его телефонном разговоре с российским президентом Владимиром Путиным, который состоялся в воскресенье. Как следует из официального заявления Анкары, «обсуждались нынешняя ситуация в российско-украинской войне и переговорный процесс».

«Мы осознаем ответственность и доверие, которое возложено на Турцию обеими сторонами. Мы надеемся, что встречи приведут к прочному прекращению огня и установлению мира»,— написал глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу в Twitter, изложив свое видение того, к чему при оптимистичном сценарии должно привести посредничество его страны в нескладывающемся диалоге между Москвой и Киевом. В воскресенье господин Чавушоглу также обсудил предстоящие переговоры с главой МИД РФ Сергеем Лавровым.

Свою оценку переговорного процесса и ожидания российской стороны от встречи в Стамбуле господин Лавров подробно изложил в понедельник в интервью сербским СМИ. «Место для переговоров должно быть приемлемым для обеих команд. Мы три раунда очных переговоров проводили в Белоруссии, затем был перерыв по техническим причинам, трудно было встречаться напрямую. Сейчас договоренность достигнута по встрече в Стамбуле, она отражает ту географическую точку, в отношении которой совпали возможности и той, и другой стороны. Хотя, повторю, мы, конечно же, будем готовы рассматривать и другие локации, в том числе Белград»,— отметил Сергей Лавров.

Глава российской дипломатии разъяснил, почему Москва считает нынешний формат переговоров единственно возможным и пока не видит условий для встречи президентов Владимира Путина и Владимира Зеленского, наделенных полномочиями подписать мирное соглашение. «Сейчас главное — прекратить потакать украинцам, которые хотят лишь создать вид переговоров и решения. Они в этом преуспели, когда саботировали минские договоренности сразу же после их подписания в феврале 2015 года и в итоге заявили, что их выполнять не будут. Поэтому их способность имитировать процесс мы хорошо знаем, и на этот раз отделаться таким способом не получится. Нужен результат по итогам переговоров, который будет закреплен президентами»,— отметил Сергей Лавров. «Когда мы сейчас ведем переговоры с украинской стороной, мы обязаны сделать так, чтобы люди в Донбассе больше никогда не страдали от киевского режима»,— добавил он.

Свои ожидания от переговоров в Стамбуле изложил в видеообращении и президент Зеленский, который, судя по его заявлению, не считает, что Киев просто тянет время и не хочет договариваться. «Впереди — новый раунд переговоров, потому что мы ищем мира. Реально, без затягивания. Как мне доложили, есть возможность и потребность для очной встречи уже на территории Турции. Это неплохо. Посмотрим на результат. Наши приоритеты известны. Суверенитет и территориальная целостность Украины не подлежат сомнению. Действенные гарантии безопасности для нашего государства обязательны. Очевидна и наша цель — мир и скорейшее восстановление нормальной жизни на Украине»,— заявил Владимир Зеленский. «Пришло время встречаться. Время говорить. Пришло время восстанавливать территориальную целостность и справедливость для Украины»,— резюмировал он.

Примечательно, что очная встреча российской и украинской делегаций в Анкаре будет проходить через месяц после того, как 28 февраля в Гомельской области Белоруссии состоялся первый раунд переговоров, продлившийся пять часов.

После этого помимо переговоров двух делегаций, проходивших как очно, так и в онлайн-формате, 10 марта в Анталье прошла встреча глав МИД России и Украины Сергея Лаврова и Дмитрия Кулебы. Однако первая попытка турецкой стороны сыграть роль посредника между сторонами, предпринятая три недели назад, окончилась ничем — главы дипломатических ведомств двух стран даже не сделали совместного заявления, проведя пресс-конференции отдельно друг от друга.

Хотя переговоры идут уже месяц, об их ходе можно судить по заявлениям сторон и многочисленным утечкам, которые показывают: Москва и Киев понимают главную задачу переговорного процесса по-своему.

В связи с этим, как констатировал глава российской делегации, помощник президента РФ Владимир Мединский, продвижения по базовым вопросам политического урегулирования пока нет. По словам господина Мединского, наибольшего сближения позиций сторон пока удалость достичь по вопросам нейтрального статуса Украины и ее невступления в НАТО.

Кроме того, Москва и Киев находятся «на полпути» по вопросу демилитаризации Украины. Однако обсуждение темы денацификации наталкивается на серьезное сопротивление Киева — украинская сторона настаивает, что для страны эта тема неактуальна. «Мне кажется, что они не обращают внимания на работу разрешенных на Украине нацистских военных формирований, на их символику, на их подготовку, на их идеологию, на работу разрешенных на Украине неонацистских и экстремистских организаций. Даже на то, как во многих городах Украины и улицы, площади официально названы именами преступников, которые сражались против стран антигитлеровской коалиции»,— пояснил Владимир Мединский.

«Я думаю, что к этому вопросу мы будем снова и снова возвращаться, и этот вопрос очень важен для всех тех, кто считает итоги Второй мировой войны базисом современного миропорядка»,— отметил глава российской делегации на переговорах. По его словам, в политическом блоке камнем преткновения, в частности, остается вопрос о будущем Донбасса, народ которого «должен сам решать вопрос об управлении территориями, на которых проживает».

Владимир Мединский считает, что имеют место попытки Киева затянуть переговоры, и объясняет это тем, что украинская сторона вынуждена постоянно оглядываться на те силы, которые находятся за пределами переговорного процесса, но при этом во многом предопределяют его ход.

«Они откровенно говорят, что у них много центров принятия решений, с которыми нужно согласовать те или иные решения»,— объяснил глава российской делегации топтание на месте по ключевым вопросам.

«Конечно, уже тот факт, что переговоры продолжаются, должен внушать оптимизм, однако при этом нужно понимать, что полномочия переговорных команд сильно ограниченны,— пояснил “Ъ” гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов.— Учитывая это, рассчитывать на то, что две делегации могут самостоятельно добиться какого-то прорыва, не имеет смысла. Каждая из сторон не может принимать решения без одобрения высшего политического руководства. Однако, учитывая ход боевых действий, каждая из сторон рассчитывает интерпретировать его ход в свою пользу, чтобы получить более выигрышные переговорные позиции в дальнейшем». По словам эксперта, «компромиссы начнутся в тот момент, когда какая-то из сторон поймет, что время работает против нее, но пока этого не произошло».

Сергей Строкань

Фотогалерея

Военная операция на Украине