«Бизнесмены даже не успевают узнать, что мы ими занимаемся»

Руководитель отдела по налоговым делам воронежского управления СКР — об особенностях борьбы с финансовыми преступлениями в пандемию

Контролирующий расследование всех крупных махинаций с НДС и незаконной обналичкой в регионе руководитель третьего отдела по расследованию особо важных дел воронежского управления СКР Алексей Ширяев в эксклюзивном интервью «Ъ-Черноземье» оценил, сказались ли на популярности «серых» схем финансовые сложности у бизнеса в пандемию, привел данные о росте выявленных нарушений и назвал наиболее проблемные с точки зрения правоохранителей сферы экономики.

Руководитель третьего отдела по расследованию особо важных дел воронежского управления СКР Алексей Ширяев

Руководитель третьего отдела по расследованию особо важных дел воронежского управления СКР Алексей Ширяев

Фото: Управление СКР в Воронежской области

Руководитель третьего отдела по расследованию особо важных дел воронежского управления СКР Алексей Ширяев

Фото: Управление СКР в Воронежской области

— Выросло ли в Воронежской области число налоговых преступлений за последние два года, когда теряющие доходы компании использовали любые возможности, чтобы сократить расходы?

— Объемы рынков бумажного НДС и незаконной банковской деятельности на самом деле растут в зависимости от спроса бизнеса. С каждым годом увеличивается число выявленных преступлений, в 2019 году было возбуждено 33 таких уголовных дела, в 2020 – 43, в 2021 – 38.

— Соответственно, и общий объем рынка постоянно растет?

— Дело не только в этом. Изменилось законодательство. Раньше по статье об уклонении от уплаты налогов (ст. 199 УК РФ) порог крупного и особо крупного размера составлял 5 млн и 15 млн руб. Соответственно, сейчас это 15 млн и 45 млн руб. Поэтому увеличились и начисляемые суммы, стали выявляться более сложные дела. Правоохранительная система в этой сфере развивается, стараемся идти на опережение, наращиваем взаимодействие с региональными управлениями ФСБ и МВД. Увеличивается и доля нарушений из общей массы сделок, за которые мы привлекаем компании и их бенефициаров к ответственности.

Например, в 2019 году сумма причиненного ущерба по налоговым преступлениям составляла свыше 634 млн руб., возмещенного на стадии следствия — более 554 млн руб. В 2020 году эти суммы составили соответственно 526,3 млн руб. и 509,7 млн руб. По итогам 2021-го бюджету причинен ущерб в 1,11 млрд руб., возмещено на досудебной стадии — более 778 млн руб. Разница целиком покрывается за счет наложения ареста на денежные средства и имущество подозреваемых и обвиняемых.

— Какие основные схемы серой оптимизации налогов выявляете в регионе?

— Существуют два основных вида площадок. Часть из них занимается бумажным НДС, когда без фактических передвижений средств рисуются бумаги, за счет которых в книгах покупок и продаж компаний появляется реализация. Существуют схемы, когда полностью создается иллюзия настоящей организации: идут небольшие перечисления, фирма ведет какую-либо незначительную деятельность, оплачивает коммунальные платежи. Но если вникнуть, становится понятно, что такие фирмы сами же собственники компаний используют для минимизации налогообложения в других своих проектах.

— Какая отрасль воронежской экономики наиболее проблемная с точки зрения налоговых преступлений?

— Больше всего преступлений совершается в сферах строительства, оказания услуг.

Видим, что фирмы, которые занимаются реальным ведением деятельности, вступают между собой в сговор и, фактически не выполняя работ, за определенный процент помогают сделать вычет по НДС своему контрагенту.

Бывает, что делают задвоение, увеличивают стоимость товара. Условно, покупают товар за рубль, увеличивают его стоимость до трех, а потом используют в три раза увеличенный вычет по НДС.

— Кто, напротив, за последние годы смог заметно обелиться?

— Я работаю с налоговыми преступлениями с 2012 года, начинал с должности следователя. Заметно более белым с этого момента стал рынок сельхозпроизводителей — после вступления в хартию АПК в сфере оборота сельхозпродукции производители напрямую контактируют с переработчиками. Стало меньше посредников, тогда как раньше была очень большая цепочка. К примеру, на зерноперерабатывющих предприятиях бывало до четырех посредников. Эти компании, находящиеся на общей системе налогообложения, приобретали зерно у производителей, работающих по упрощенной системе. В этом случае при реализации продукции практически весь НДС идет к начислению, поэтому они использовали фиктивные фирмы, чтобы иметь поток входящего бумажного НДС. Сейчас на этом рынке фирм, которые уклоняются от налогов, почти нет, хотя раньше их было множество. Сейчас этот рынок стал прозрачным, всех контрагентов видно. За последние два года — ни одного такого случая.

— В последние два года работа бизнеса по серым схемам оптимизации налогов полностью перешла в онлайн, в Telegram есть множество площадок, где такие услуги предлагают анонимно, без каких-либо контактов заказчика с исполнителями. Это осложнило работу по выявлению преступлений?

— Практически каждая схема такая. Сам контрагент, директор фирмы, напрямую с площадками не общается. Он контактирует с посредниками через иных лиц, у нас бывали цепочки до пяти человек. Время, когда это решалось на переговорах с глазу на глаз, давно ушло.

По телефону это никто не обсуждает. Идет переписка через зашифрованные мессенджеры, документами обмениваются через облачные сервисы с удалением по таймеру

— Хватает технических возможностей, чтобы это расследовать?

— Технические возможности используют оперативные службы. Нам уже предоставляют результаты их деятельности, а мы стараемся закрепить и собрать максимально возможные доказательства. Преимущество в том, что бизнесмен-контрагент площадок даже не знает, что он попал в поле зрения правоохранителей и его противоправная деятельность привлекла внимание, соответственно, он не успевает уничтожить документы и скрыть свое участие в схеме. Когда уже начинаются обыски и выемки, мы получаем доступ к электронным устройствам, можем восстанавливать с них удаленные файлы. Сложностей особо не возникает, потому что в любом случае это человеческий фактор — не бывает, чтобы никаких следов не оставалось.

Беседовал Сергей Калашников

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...