Коротко

Новости

Подробно

Ударник фантастического труда

"Ликани" Владимира Тарасова в Третьяковской галерее

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

выставка инсталляция



В Государственной Третьяковской галерее (на Крымском валу) открылась выставка Владимира Тарасова "Ликани". Произведение знаменитого художника и музыканта демонстрируется в рамках выставочной программы отдела новейших течений, решившего посвятить свой нынешний сезон жанру инсталляции, пока не слишком популярному в отечественных музеях, но зато составляющему славу русского искусства за рубежом. Пространственно-звуковым опусом Владимира Тарасова наслаждалась ИРИНА Ъ-КУЛИК.
       Владимир Тарасов — один из редкостных для отечественной культуры персонажей, в равной степени прославившийся и в музыке, и в современном искусстве. В 1970-1980-е годы ударник-виртуоз Владимир Тарасов был одним из участников знаменитого вильнюсского джазового трио "Ганелин--Чекасин--Тарасов", авангардного не только по советским, но и по мировым стандартам. С тех же самых времен Владимир Тарасов входит в круг московских художников-концептуалистов. Считается, что именно он подал своему ближайшему другу Илье Кабакову идею пресловутой "тотальной инсталляции" — самого знаменитого из изобретений русского живого классика. Владимир Тарасов был соавтором многих ныне классических кабаковских инсталляций, ему, в частности, принадлежит звуковое решение недавно показанного в Петербурге "Происшествия в музее". С конца 1980-х годов Владимир Тарасов и сам выставляется как художник, работающий в редком для русского искусства жанре аудиоинсталляции — сам он называет свои работы "звуковыми играми".
       Открывшуюся в Третьяковке инсталляцию "Ликани" крайне трудно соотнести с концептуалистским бэкграундом Владимира Тарасова. Собственно, никаких концепций тут и нет — ни литературной сюжетности, как у того же Ильи Кабакова, ни сложных метафизических построений, как, например, у знаменитой московской группы "Коллективные действия". А есть удивительное явление, свидетелями которого становятся заглядывающие в затемненный зал зрители. Множество огоньков мерцают во внезапно кажущемся безграничном пространстве — не то фантастически близкое звездное небо, не то флотилии болотных огней, не то видимые с самолета огни далекого города, не то фосфоресцирующее ночное море. Каждому всполоху соответствует звук — нечто вроде тихой и гулкой капели. Время от времени хаотические на первый взгляд вспышки складываются в какие-то почти осмысленные последовательности — как будто обитатели светящегося мира подают нам шифрованные сигналы. Спешить с расшифровкой вовсе не хочется, но ощущение, что рядом с нами во вселенной существует цивилизация разумных огней и капель, действует на редкость умиротворяюще.
       Сам Владимир Тарасов признается, что загадочное слово "Ликани" — название грузинской деревушки возле Боржоми, а инсталляция — попытка передать ощущения от ночного горного пейзажа с роящимися светляками и шумом речки. Впрочем, автор полагает, что для восприятия работы эти ассоциации совершенно необязательны. Абстрактный свето-звуковой ландшафт Владимира Тарасова наверняка покажется волнующе знакомым каждому. И не важно, увидишь ли ты в нем ночной порт с океанскими лайнерами, фантастический мегаполис или армаду долгожданных НЛО. Крайне минималистскими, хотя и тщательно выверенными средствами Владимир Тарасов добивается того же, на что тщетно тратят миллионные бюджеты создатели задушенных дигитальными спецэффектами голливудских блокбастеров,— головокружительной очевидности воображаемого мира.

Комментарии
Профиль пользователя