Рычаги безвластия

Вышла книга о теории и практике анархизма

В издательстве «Альпина нон-фикшн» вышла книга британской исследовательницы Рут Кинны «Никакой власти. Теория и практика анархизма». Среди ее героев Алексей Мокроусов обнаружил не только Бакунина и Кропоткина, но и каталонских анархистов, и представителя индейского народа кваквакэвакв.

Рут Кинна. Никакой власти. Теория и практика анархизма. М.: Альпина нон-фикшн, 2022

Рут Кинна. Никакой власти. Теория и практика анархизма. М.: Альпина нон-фикшн, 2022

Фото: «Альпина нон-фикшн»

Рут Кинна. Никакой власти. Теория и практика анархизма. М.: Альпина нон-фикшн, 2022

Фото: «Альпина нон-фикшн»

Анархизму в России не повезло дважды. Сперва классики марксизма-ленинизма обвинили во всех смертных грехах одного из его зачинателей, Михаила Александровича Бакунина — и международным террористом называли, и всех русских считали дикой реакционной массой. В годы революции аргументы сами шли в руки сторонникам Маркса и Энгельса. Советское кино превратило лозунг «Анархия — мать порядка» в скверный анекдот. А вот, например, описание Федерации анархистов в Екатеринославе: «Там я застал много товарищей. Одни спорили о революции, другие читали, третьи ели. Словом, застал "анархическое" общество, которое по традиции не признавало никакой власти и порядка в своем общественном помещении, не учитывало никаких моментов для революционной пропаганды среди широких трудовых масс… Тогда я спросил себя: для чего они отняли у буржуазии такое роскошное по обстановке и большое здание? Для чего оно им, когда здесь, среди этой кричащей толпы, нет никакого порядка даже в криках, которыми они разрешают ряд важнейших проблем революции, когда зал не подметен, во многих местах стулья опрокинуты, на большом столе, покрытом роскошным бархатом, валяются куски хлеба, головки селедок, обглоданные кости?». Кажется, такое описание уничтожает шансы анархистов на достойное место в истории, но это не памфлет, мемуарист — сам Нестор Махно.

Книга британского профессора Рут Кинны разрушает многие стереотипы, создавая объемную картину движения, в котором забота об общественном благе сочетается с пассионарностью его представителей. Задача непростая, анархизм распадается на множество течений, «нет ни ключевых положений, ни основных механизмов или мест действия, только бесчисленные примеры сопротивления, реакции и возрождения». Пять глав посвящены традициям, культуре, практикам, условиям и перспективам движения, противопоставившего либерально-доктринерским взглядам права отдельной личности, насилию государства — интересы самоуправления. Среди героев — идеи, люди, события разных стран и эпох. Автору интересны и страх буржуазии перед анархизмом, и современный анархистский активизм, и его связи с феминизмом. Сказывается академическая закалка: Кинна — специалист по анархизму, редактирует журнал Anarchist Studies («Анархические исследования»), ее докторская — об идеях Кропоткина, многочисленные публикации — о связях анархистов и английских утопистов XIX века, проблемах насилия и терроризма.

Легко представить, какую книгу об анархизме напишет марксист, но куда интереснее задача исследователя. Кинна вспоминает о мастерах полемики из среды анархистов. Так, немецкий философ Густав Ландауэр считал представления Маркса о классе социологически неверными, уже к концу XIX века появились новые категории рабочих, от технических специалистов и чиновников до профсоюзных и политических работников. Угнетены все, кому потенциально угрожают безработица, обнищание на старости лет, профессиональные болезни, кому труднодоступны культурные радости, но марксистская теория исключала многообразие пролетариата и масс угнетенных.

Кинна рассматривает и тексты последнего времени вроде бестселлера 1980-х антикапиталистической утопии «Боло-боло» Ганса Видмера или «Анархии в действии» Колина Варда. Если Вард описывает анархистские практики, в том числе общинные объединения, призванные восполнить вакуум бездействия либо некомпетентности властей, пренебрежение правительства своими обязанностями, то Видмер рисует апокалиптическую картину мира, увлеченного технологиями, где правят «Рабочая» и «Военная» Машины и супермаркеты и где забыты интересы и права людей.

Книгу завершает большой словарь политиков и художников разных эпох, разделявших красоту и заблуждения анархистских воззрений, от Гюстава Курбе до Поля Синьяка. Есть и малоизвестные в России персонажи — такие как канадский писатель и художник Горд Хилл. Представитель индейского народа кваквакэвакв боролся и против зимней Олимпиады в Ванкувере 2010 года, и против бурения и прокладки трубопровода в Британской Колумбии. Сам Хилл считает себя сторонником антиавторитаризма, прямого действия среди низовых социальных организаций. Схожие взгляды близки многим анархистам, о которых так несправедливо пишет желтая пресса, редко разделяющая взгляд Николая I на того же Бакунина как на иноагента: «Он умный и хороший малый, но опасный человек, его надобно держать взаперти».

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...