Коротко

Новости

Подробно

Протокол сианьских мудрецов

Китайские товарищи сухо приняли Владимира Путина

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

визит



Вчера президент России Владимир Путин прилетел в древнюю столицу Китая город Сиань и присутствовал при исторической встрече российских губернаторов с партийными и государственными руководителями западных провинций Китая. С подробностями — специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ.
       Если в относительно новой столице Китая Пекине порядки поведения иностранцев, мягко говоря, строгие, то в старой, Сиане, они драконовские (хотя сам дракон, как известно, на вид просто золотой).
       — Стойте здесь,— командует на русском языке отвечающий за безопасность мероприятия в конгресс-центре человек в штатском.— Это приказ.
       Понятно. Ни шагу назад. Но главное — вперед. Проходит десять минут. Мы стоим на месте. Но и этого мало.
       — Постарайтесь не оборачиваться,— говорит нам этот человек уже на китайском, а переводит милая девушка.
       Все свои слова на русском он уже исчерпал. Ясно, что у него в голове был набор фраз для наших военнопленных. У великого соседа были в свое время, похоже, интересные виды на нашу страну.
       В тот момент многие легкомысленно отнеслись ко всем этим словам. Некоторые даже рискнули улыбнуться. Только потом все мы поняли их истинную цену. Этот человек не шутил с нами. Вскоре мы убедились, что здесь не поощряется никакая самодеятельность. Расскажу о сокровенном. В туалет с тобой заходит китаец. Какая, казалось бы, у него здесь нужда?
       А вот какая. Тебе не нужно делать никаких лишних движений. Здесь все сделают за тебя: откроют кран и наберут необходимый минимум горячей воды (на всех не напасешься), оторвут туалетной бумаги. Абсолютно все сделают. Тебе нужно только расслабиться. Как раз это, впрочем, требует самых больших усилий, когда человек, стоящий над тобой, внимательно наблюдает за каждым твоим движением. Но расслабиться необходимо, иначе ничего не получится.
       Это будет позже. А пока мы стоим в конгресс-центре и не двигаемся с места. Но главное, оказывается, даже не это. Главное — не оборачиваться.
       — Никому здесь не нужны проблемы,— продолжает тот же человек в штатском.— Если будете вести себя правильно, выйдете отсюда в положенное время.
       Я не верю своим ушам. Мы — заложники. По крайней мере, чужих идей. Провинциальные строгости можно было бы объяснить скорым появлением в зале председателя КНР товарища Ху Цзиньтао. Но его не будет. Он остался в Пекине. В зале будут заседать Владимир Путин, российские губернаторы, вице-премьер госсовета КНР У И (это дама) и партийно-государственная верхушка западных провинций Китая (пока перечислял, самому стало понятно, что меры более чем оправданны).
       Перед пустыми стульями — таблички с фамилиями на китайском языке. Фамилия Путин разложена на два иероглифа. "Пу-цзин" — примерно похоже. Иероглиф "пу" значит "обыкновенный", "заурядный", иероглиф "цзин" — "столица". А что такого? Не я, в конце концов, придумал эти иероглифы.
       Президент России, появившись в зале, начал с того, что вспомнил мудрое, по его словам, выражение бывшего китайского руководителя Дэн Сяопина, который любил говаривать, что ему "удалось закрыть прошлое". Владимир Путин имел в виду несколько десятилетий существовавшую пограничную проблему между Китаем и Россией. Два дня все официальные лица в российской делегации в категорической форме настаивают на том, что такой проблемы больше не существует. Понятно, что именно это достижение было решено позиционировать как главное (или, по выражению самого Владимира Путина, "прорывное") в этой поездке.
       Правда, кое-какие вопросы все еще остаются. Вот, например, на заседании выступил губернатор Амурской области Леонид Коротков. Он рассказал сентиментальную историю, которая заключается в том, что от его кабинета до государственной границы Российской Федерации всего 500 метров. Он хотел сказать, видимо, что окна его кабинета выходят на реку Амур, по фарватеру которой и проходит граница. Но дело в том, что этот фарватер время от времени меняется. Так несправедливо устроена жизнь. И иногда жизнь становится настолько несправедливой к Леониду Короткову, что фарватер оказывается прямо у российской набережной, и тогда получается, что Леонид Коротков работает в приграничной полосе. Урегулирована ли проблема кабинета Леонида Короткова в отношениях между нашими странами? Так ли уж закрыто прошлое? Или остались щели?
       Кроме того, Владимир Путин рассказывал о том, что перед Китаем и Россией поставлена масштабная задача — за пять лет надо утроить товарооборот, а может быть, по меткому замечанию Владимира Путина, достичь и больших высот.
       Президент России рассказал, что ценит решение КНР вложить в российскую экономику в течение ближайших пяти лет $12 млрд. Во сколько, кстати, он его ценит?
       На самом деле $12 млрд — не так уж много (если, конечно, смотреть на эту цифру с государственной точки зрения). Ведь если раскинуть эти деньги хотя бы даже на 60 российских городов-побратимов (с китайскими городами-побратимами), кому-то из побратимов уже не хватит.
       Закончив речь, Владимир Путин потянулся за водой. У него, видимо, пересохло в горле. Наверное, он волновался. Но оказалось, что только перед ним единственным за длинным столом не поставили бокал и бутылку. Было ли это простое недоразумение? Зная, как китайцы готовились к этой встрече, скажу только, что простых недоразумений в этом зале произойти не могло.
       Тогда российский переводчик поскорее налил воды из своей бутылки в своей бокал и подвинул президенту (хотя ему явно и самому хотелось выпить: в конце концов, он ведь только что произнес точно такую же речь). Но президент не принял такой жертвы и отодвинул стакан обратно.
       Возможно, это было не лучшее его решение за те годы, что он работает президентом. Ведь встреча, запланированная на один час, продолжалась почти три. Дело в том, что один за другим высказались все присутствовавшие за столом. В какой-то момент товарищ У И предупредила, что на каждое выступление она дает три минуты и столько же на перевод. Руководители регионов и хотели бы, может, прислушаться к ней, но не могли. Они должны были рассказать о социально-экономических и географических условиях своих областей.
       На меня между тем сильное впечатление произвело выступление губернатора Приморского края Сергея Дарькина. Он рассказал такие вещи, от которых у меня, как у человека, который два дня слушает, какими бурными темпами развивается российско-китайское сотрудничество во всех сферах человеческой жизнедеятельности, волосы на голове вставали дыбом. Общая номенклатура товаров, которые поставляются в Китай из его края и обратно, за последний год сократилась на 20%.
       — Это объясняется отсутствием взаимного интереса и доверия,— нашел в себе мужество сказать Сергей Дарькин.— Одновременно в три раза сократилось количество компаний, занятых приграничной торговлей.
       По его словам, связи между предпринимателями — стихийные, не поддаются никакому контролю. Это, впрочем, была самокритика.
       Сергея Дарькина осторожно поддержал губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев. У него, правда, есть интересные почины. Он предложил китайцам совместно с россиянами валить и обрабатывать китайский лес и строить на территории Китая целлюлозно-бумажные комбинаты по типу совместных предприятий. Китайцы, наверное, не верили своим ушам. "Эти русские,— думали, наверное, китайцы,— потеряли всякий стыд; ведь это мы хотим валить их лес и строить у них ЦБК; ребенку ясно, что это вредное производство, отравляющее жизнь".
       В общем, молодцом показал себя Виктор Ишаев. Кроме того, он предложил китайцам как можно чаще летать рейсами "Дальавиа". Он предположил, что "от этого лучше будет человеческим отношениям между КНР и Российской Федерацией".
       От остальных губернаторов, как китайских, так и российских, таких дельных предложений не поступало. Они в основном рекламировали, как умели, достоинства своих регионов и звали всех погостить. Владимир Путин к исходу второго часа начал подавлять зевки и оживился, только когда товарищ У И предоставила слово ему самому.
       Владимир Путин прорекламировал уже не один регион, а всю страну. И не только нашу, а еще и Украину, Казахстан и даже Белоруссию. Он с таким увлечением рассказывал об идее единого экономического пространства (ЕЭП), что казалось: еще секунда — и он вовлечет в него и Китай. Жалко, что председатель Ху Цзиньтао его не слышал.
       Заканчивая совещание и анонсировав мероприятия следующего дня (встречу с терракотовым войском, одним из главных, относительно недавно откопанных китайских чудес), товарищ У И сообщила прогноз погоды: 8-10 градусов тепла, возможны осадки.
       И ни слова о новостях спорта.
АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ, Сиань

Комментарии
Профиль пользователя