Сергей Аксенов: «Крым — это Клондайк для предпринимателей»

Глава республики - об социально-экономическом развитии полуострова, кадровой политике и борьбе с последствиями стихийных бедствий

За последние три года прямые инвестиции в Республику Крым увеличились в 10 раз. Тем не менее регион до сих пор остается фактически закрытым для крупных инвесторов, попадающих в случае участия в проектах на полуострове под международные санкции. О том, как справляется руководство Крыма с экономическими сложностями, какие преференции для бизнеса существуют в республике, а также о природных катаклизмах и коррупционных скандалах в регионе в интервью «Ъ-Кубань» рассказал глава Крыма Сергей Аксенов.

— Сегодня бизнес во всей стране не очень понимает, куда инвестировать. Точек, куда переезжает население, не так уж и много. И Крым — одна из них. Как вы привлекаете инвесторов?

— Повышенную рентабельность в Крыму сегодня имеют те предприятия, которые зашли сюда первыми. Они лидеры рынка. Предпочтение отдаем тем, кто будет оказывать качественные и недорогие услуги. Сегодня Крым — это Клондайк для предпринимателей, которые могут здесь делать то, чего раньше не делали другие. Речь, к примеру, идет о сервисах такси, о сфере перевозок. Мы готовы способствовать тому, чтобы перевозчики обслуживали население на новом, безопасном и комфортном транспорте.

То же самое касается и множества других сфер. Нам, к примеру, интересны небольшие отели семейного типа либо реабилитация с диагностикой. То, что мы хотим сейчас сделать в Евпатории,— детский оздоровительный «Артек». Он будет включать полностью всю реабилитацию, в том числе опорно-двигательного аппарата. По сути это то, для чего Крым и предназначен.

Если мы сейчас легализуем все гостевые дома и мини-отели, то официально получим в Крыму до 500 тыс. новых туристов в год.

Если вывести игроков из тени, то бюджет Крыма может пополниться до 1 млрд руб. налогов в год. Для выхода из тени мы предлагаем на три года вообще освободить средства размещения от налогов или оставить условный один процент, уменьшить бюрократию в плане выдачи разрешительной документации, оставив уведомление в письменной форме. За эти три года предприятие выйдет из тени, легализуется, встанет на ноги.

Сейчас нелегальные средства размещения, которые легко вычислить по объемам потребляемых коммунальных ресурсов и просто по внешнему виду, не соответствуют никаким условиям безопасности и просто находятся вне закона. Мы не проводим по ним проверки просто для того, чтобы не отобрать у людей последний заработок. Но все это чревато тем, что, во-первых, мы не видим этот теневой поток туристов, а во-вторых, с точки зрения безопасности, если что-нибудь случится, виноваты будут власти, которые не обеспечили безопасность и не выявили этих нелегалов. Как найти этот баланс? Ищем.

— Тем не менее в последние годы в Крыму наблюдается прорыв с реальными инвестициями. Что произошло?

— Зашли крупные игроки. В целом сегодня на территории Крыма реализуется более 220 инвестпроектов с общим объемом инвестиций порядка 222 млрд руб. В рамках их реализации планируем создать около 13,5 тыс. рабочих мест. За 2021 год заключено 47 инвестиционных соглашений (что в 1,5 раза больше, чем в 2020 году), с общим объемом инвестиций порядка 75,2 млрд руб., что почти в девять раз больше, чем в прошлом году. Будет создано 2,68 тыс. рабочих мест.

Больше всего инвестиций привлекли аграрии (более 24%). За ними следуют строительство (более 18%), рекреация (около 16%) и промышленность (13%). Самым крупным инвестсоглашением, подписанным в этом году, стал проект на 35 млрд руб. по комплексному освоению территории у озера Мойнаки. Проект должны реализовать за шесть-девять лет. При этом общие социальные обязательства инвесторов составляют более 1 млрд руб.

— Почему в Крыму цены буквально на все — выше, чем в остальной России?

— Главные причины высоких цен — отсутствие конкуренции, отсутствие крупных операторов. У всех российских регионов на территории есть бюджетообразующие предприятия, от каждого из которых только с налога на прибыль бюджет получит около 10 млрд руб. В Крыму самый крупный налогоплательщик — пиво-безалкогольный завод. Это всего 1,2 млрд руб. налогов. Все остальные — условно по 100 млн руб. Самые крупные плательщики НДФЛ на полуострове — Минобороны и ФСБ. А 85% бюджета Крыма — это налог на прибыль и НДФЛ. Остальные 15% — это различные совокупные доходы. У нас нет ни «Газпрома», ни Сбербанка, никого, кто является «законодателем мод» в региональной экономике.

— Можно ли изменить эту ситуацию?

— Мы с Минэкономики продумали механизм, который позволит в два раза уменьшить экспортную пошлину для крымских портов. В настоящее время уже подтвержденных грузов из крымских портов насчитывается на 5 млн тонн. В первую очередь эта мера направлена на вывоз зерновых. Если мы обеспечиваем заявленную загрузку, то уже выходим на самоокупаемость портов.

Хотелось бы, чтобы и все банки у нас были представлены, чтобы все сети были, но санкционный режим этого не позволяет.

Напрямую к нам не зашел ни один сетевой игрок — ни газовики, ни топливщики, ни материковая связь, торговые сети. Но это политика, а нам нужно работать с тем, что есть. Понятно, что никого мы не заставим зайти на полуостров физически, если потери, которые они понесут в Европе, будут измеряться миллиардами долларов. Я это все понимаю, и никаких условий мы тут не ставим. Как вариант для западноевропейских компаний, попавших под российские санкции, было предложение снять с них санкции при условии открытия их представительства в Крыму. Мне кажется, что у ряда предприятий желание заработать превысит политические аргументы.

Вся промышленность у нас так или иначе замкнута на федеральные холдинги, и, благодаря президенту, осуществляется их загрузка. По крайней мере, как жить дальше промышленности — понятно. Сейчас принято решение по заводу «Море» в Феодосии, который загрузят госзаказом до 100%. Та же самая ситуация по заводу «Залив» в Керчи. Там сейчас работает около 2 тыс. человек, будет — 3 тыс. Это самый большой док в стране. С точки зрения судопроизводства понятно, что Крым — перспективный регион. Авианосец, к примеру, сегодня можно построить только у нас.

— Какова сейчас ситуация с коронавирусом в республике? Насколько сильно ограничения повлияли на экономику региона?

Сегодня заболеваемость коронавирусом в Крыму пошла на спад. При этом ограничительные меры, связанные с работой бизнеса в период пандемии, у нас, пожалуй, были одними из самых мягких по Южному федеральному округу.

Экономика показывает рост. Наши основные драйверы — это промышленность, сельское хозяйство и туризм. В период с января по октябрь объем промышленного производства увеличился в сравнении с таким же периодом 2020 года на 8,5%. За время пандемии эта отрасль с точки зрения налогообложения работала полноценно.

В сельском хозяйстве, где также не было особых ограничений, кроме погодных, когда дожди заливали поля, также все хорошо. Ожидаемый объем производства сельскохозяйственной продукции в сопоставимых ценах за текущий год на 18% выше, чем в 2020 году. Во многом это результат государственной поддержки отрасли, которая в этом году составила 2,4 млрд руб. Крымские аграрии в последние годы собирают рекордные урожаи зерновых, фруктов, винограда. За 2017–2021 годы заложено 8,7 тыс. га садов и виноградников, в том числе 1,5 тыс. га в этом году.

По зерновым у нас урожайность более 30 ц/га. Для сравнения: в позапрошлом году вследствие засухи урожайность у нас составляла всего 16 ц/га.

Наращиваются объемы жилищного строительства. Введено 196 тыс. кв. м жилой площади многоквартирного жилья. Всего за период январь—ноябрь 2021 года введено в эксплуатацию более 560 тыс. кв. м общей площади жилых домов.

Кроме того, в полном объеме восстановились сферы общественного питания и платных услуг населению. К 2019 году они выросли на 37,1% и 17,3% соответственно. Уровень безработицы в республике снизился до 5,2%, достигнув самого низкого значения начиная с 2014 года. По итогам 2021 года прогнозируется рост валового регионального продукта на 6,4%, что свидетельствует о полном восстановлении экономики республики и ее выходе на докризисный уровень 2019 года.

— Какая поддержка бизнесу оказывалась в Крыму в период пандемии?

— С начала пандемии приняты беспрецедентные меры государственной поддержки бизнеса как на федеральном, так и на региональном уровне. Это и прямая поддержка в виде субсидий предпринимателям, и различные налоговые льготы, и кредитование по сниженным процентным ставкам, и грантовая поддержка и другие меры.

Сейчас в республике около 85 тыс. субъектов малого и среднего предпринимательства. Плюс более 36 тыс. самозанятых граждан. То есть общее число субъектов предпринимательства — больше 120 тыс.

По итогам прошлого года региональную субсидию на 1,54 млрд руб. получили более 13,4 тыс. хозсубъектов из наиболее пострадавших от коронавируса отраслей. В этом году субсидию получили почти 5,4 тыс. хозсубъектов на общую сумму 2,25 млрд руб.

Помимо этого, Фондом микрофинансирования предпринимательства Республики Крым выданы льготные микрозаймы 723 субъектам МСП на общую сумму 1,5 млрд руб. Крымским гарантийным фондом предоставлено 172 поручительства на сумму почти 1,1 млрд руб. Это позволило привлечь 5 млрд руб. кредитных средств. Региональная лизинговая компания заключила 80 договоров лизинга на сумму 980 млн руб.

— Как обстоят дела в сфере туризма?

— Несмотря на то, что туристическая сфера работает с ограничениями,— это QR-коды, которые введены по всей стране,— по итогам 11 месяцев Крым принял 9 млн туристов (в прошлом году на эту дату было 7,4 млн туристов). В этом году все средства размещения были заполнены, в том числе — нелегализованные. Это так называемые гостевые дома, по которым мы сейчас готовим законопроект, чтобы вывести данный бизнес из тени. Всего в регионе около 9 тыс. таких гостевых домов. Актуальных средств размещения в Крыму больше 1 тыс., коечный фонд — 155 тыс. Средняя загрузка средств размещения этим летом превысила 82%, а в отдельных регионах средний уровень загрузки превышал 90–95%.

Осенью-зимой этого года также отмечается увеличение числа туристов. Говоря языком цифр, их стало больше на 26% по сравнению с аналогичным периодом рекордного 2019 года. Хорошие прогнозы и на новогодние праздники — до 300 тыс. туристов.

Отмечу, что в Крыму традиционно высокий процент возвратных туристов. По данным исследования нашего минкурортов, 96% отдыхающих выразили желание приехать в Крым снова, в том числе 50% — уже в следующем году и 46% — в ближайшие пять лет. Налоговые поступления от курортной отрасли за 9 месяцев 2021 года превысили 3,5 млрд руб. Это практически в 1,6 раза больше, чем за аналогичный период 2020 года. Прямые доходы от туристской отрасли в общей сумме налогов составляют 9%, а за счет смежных сфер составляют по экспертной оценке до 25–30% суммарного дохода региона.

У нас запущена программа льготного кредитования для гостиничной сферы по ставке 3–5%. В итоге планируется реализовать четыре проекта с общим объемом финансирования более 23 млрд руб. Это позволит создать путем строительства и реконструкции более 3,5 тыс. номеров, порядка 2,5 тыс. новых рабочих мест и рабочие круглогодичные места в более чем 50 смежных отраслях.

Один из таких проектов — круглогодичный курортный семейный комплекс в Саках под федеральным гостиничным брендом «Алеан» 4* и 5* на 2 тыс. номеров. Инвестиции в проект составляют 14 млрд руб., срок реализации — 2027 год. Турпоток прогнозируется в расчете на более 150 тыс. человек в год.

Президент поставил нам задачу: к 2025 году увеличить турпоток в Крым до 10 млн человек. При этом важно, чтобы был качественный номерной фонд и всесезонная туристическая инфраструктура (спа-центры, теплые бассейны, лечебная база).

— По итогам текущего года Крым вошел в тройку лидеров страны по дорожному строительству. Назовите наиболее значимые дорожные проекты региона. Какой объем денежных вливаний требуют эти проекты?

— Все масштабное дорожное строительство по Крыму осуществляется благодаря решению президента. В этом году Крым получил 24 млрд руб. по всем программам: по нацпроектам, по БКАД. Это колоссальные цифры. Мы определили трех генеральных подрядчиков, которые являются самыми сильными по стране. У нас нет проблем с контрактацией, подрядчик всегда находится на объекте. И это при том, что у нас нет авансирования — все получают по факту выполненных работ. В следующем году ожидается финансирование примерно на ту же сумму. Подтверждено уже 12 млрд руб. из федерального бюджета на содержание и капитальный ремонт дорог, и, если к июлю мы закрываем половину годичного плана, нас финансируют еще на такую же сумму.

Все планы по капитальному ремонту улично-дорожной сети у нас полностью сформированы, включая грейдирование по тем улицам, где нет асфальтового покрытия. В декабре-начале января все будет законтрактовано, и в январе, если будет хорошая погода, все выйдут на объекты.

— Этим летом города Крыма сильно пострадали от стихии. Какие сделаны выводы? Как проходила ликвидация последствий летних подтоплений? Получили ли пострадавшие обещанные им выплаты?

— Убытки от чрезвычайной ситуации составили 9,6 млрд руб. В настоящее время еще ведется работа по расчистке русел рек в Керчи и Ялте. Те федеральные выплаты, которые были по 10, 50 и 100 тыс. руб., выплачены пострадавшим в течение первого месяца. Все жильцы, дома которых пострадали от затопления, получили по 6 тыс. руб. за кв. м на ремонт. Эти деньги также уже выплачены. Бизнесу полагается по 6 тыс. руб. за кв. м на ремонт помещения — выплаты начались в декабре. Кроме того, около 200 предпринимателей, которые были на муниципальном рынке, мы освободили от арендной платы до конца года. С точки зрения инфраструктуры — на 4,5 млрд руб. будут отремонтированы крыши учебных и лечебных учреждений, дорожная инфраструктура. Плюс на сумму почти в 1 млрд руб. обойдется ремонт затопленных придомовых территорий.

В зонах подтопления непростая ситуация связана с тем, что большое количество жилья и уже вышеупомянутых гостевых домов были построены без каких-либо разрешительных документов. Некоторые дома стояли прямо в русле реки и перенаправляли это русло на другую территорию. История этих самостроев тянется еще с украинского периода, и мы не можем разрешить ее только сносом домов, тем более что для многих собственников это единственное жилье. Решаем проблему по каждому объекту индивидуально. Пытаемся переселять пострадавших жителей, но тут другая проблема — они не подходят ни под одну государственную программу. Я лично обошел все затопленные территории и в Ялте, и в Керчи. Я видел, как там люди живут, и понимаю, что у них погибло последнее имущество. Я им лично обещал, что буду разбираться.

— Не так давно Басманный суд Москвы заключил под арест министра культуры Крыма Веру Новосельскую. Вице-премьер Крыма Евгений Кабанов и экс-министр строительства и архитектуры республики Михаил Храмов стали фигурантами уголовного дела о мошенничестве. Складывается впечатление, что допускается много кадровых ошибок. Как вы решаете кадровую проблему в органах исполнительной власти?

— Это обыкновенная работа правоохранительных органов. Я по всем эпизодам знал, что правоохранители работают, более того, оказывал им содействие. Я думаю, что и для чиновников не было никакого секрета, что по ним работают,— ни для Новосельской, ни для Кабанова. Мы чистимся, как нормальный организм.

С кадровой политикой в Крыму сложно, как и в любом другом регионе. Никто не хочет идти работать в органы власти из-за огромной ответственности, не говоря уже о низкой зарплате. Специалисты в наших городах на муниципальной службе получают от 18 до 22 тыс. руб. в месяц.

Никто не хочет идти на госслужбу еще и потому, что, с точки зрения общественного мнения, госслужащий — это тот, кто берет взятки.

У кого уже есть успешный опыт на госслужбе, тот работает на своем месте, его не отпускают. Поэтому сегодня я сторонник того, чтобы брать человека без опыта, но с горящими глазами.

Решение проблемы кадров я вижу в том, чтобы возвращать соцпакет, поднимать зарплаты, а также повышать престиж государственного и муниципального служащего. Если выстроить сегодня все вакансии по уровню престижа и оплаты труда, то медицина, образование и госслужба будут в самом низу, а по уровню нагрузки — в топе. И как при таком перекосе решать кадровую проблему? Никто из школьников сегодня не хочет быть управленцем, все хотят быть бизнесменами, айтишниками и тиктокерами. Быстро проблему не решить, поэтому сегодня я решаю вопросы в ручном режиме. Читаю все обращения на мой адрес и по большинству из них сам отзваниваюсь.

— Как обстоят дела с проблемой мусора и канализационных сбросов в городах Крыма?

— У нас сейчас идет ревизия объектов, которые лишены централизованной канализации. Ее цель — выявить дома, которые осуществляют незаконные сливы. Но не для того, чтобы наказать, а чтобы направить их на заключение договоров с операторами по вывозу отходов жизнедеятельности. В этом году сделан реестр всех домовладений, в которых есть канализация, с пометкой, кто кому заказывает вывоз и на какие очистные сооружения вывозятся отходы жизнедеятельности. Для льготных категорий граждан на эти цели предусмотрено 55 млн руб. субсидий из республиканского бюджета. Кроме того, идет реконструкция городского канализационного коллектора Симферополя. На эти цели выделены 11 млрд руб. Окончание работ запланировано на 2023 год. Также все 14 прибрежных КОСов находятся на двухгодичной реконструкции.

— Как решается проблема питьевой воды в республике?

— По поручению президента у нас реализуются мероприятия по уменьшению потерь в сетях (полностью идет их ремонт и восстановление), а кроме того, у нас сейчас готовится проектная документация на два дополнительных водохранилища. Одно будет в Симферополе, второе — в Алуште. В Ялте будет построена опреснительная установка на 20 тыс. куб. м в сутки. В Симферополе на 15 млн куб. м будет построено водохранилище вдобавок к существующему. В этом году нам не хватило примерно 80 млн куб. м. В Симферополе в сутки потребляется примерно 160 тыс. куб. м. Сейчас мы 110 тыс. куб. м добываем из-под земли, остальное — водохранилища. Существующее у нас сейчас водохранилище способно хранить 3–4 млн куб. м, новое будет рассчитано на 15 млн куб. м, и водохранилище в Алуште — на 8 млн куб. м. Это полностью закроет потребности Алушты и Симферополя. В Ялте нет подземных источников, поэтому там можно использовать только опреснительную установку.

— Крым будет процветать?

— А как же. Если бы я в это не верил — меня бы здесь не было.

Беседовал Дмитрий Михеенко

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...