Градозащитные войны

Развитие города

Уходящий год в Петербурге в очередной раз принес череду градостроительных скандалов: активисты митинговали, судились и даже привлекали к решению вопросов президента страны. В ряде случаев им удавалось добиться успеха, в то время как по другим проектам — только отсрочить неизбежное. О самых ярких градостроительных скандалах, произошедших в 2021 году,— в материале BG.

Радостной новостью для градозащитников в этом году стала продажа городом на торгах аварийных и расселенных несколько лет назад домов на Тележной улице в Центральном районе Петербурга

Радостной новостью для градозащитников в этом году стала продажа городом на торгах аварийных и расселенных несколько лет назад домов на Тележной улице в Центральном районе Петербурга

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ

Радостной новостью для градозащитников в этом году стала продажа городом на торгах аварийных и расселенных несколько лет назад домов на Тележной улице в Центральном районе Петербурга

Фото: Евгений Павленко, Коммерсантъ

Лидером внимания оставался самый, пожалуй, долгоиграющий конфликт — между градозащитниками и «Газпром нефтью». Спор связан с созданием на Охтинском мысе общественно-делового пространства компании. После того как «Газпром нефть» в марте 2020 года представила на суд общественности концепцию развития собственного участка, местные жители и городские депутаты выступили против проекта. По мнению активистов, на мысу может быть только археологический музей-заповедник, для этого памятником должен быть признан весь мыс (не только ценные участки, как сейчас), а город должен выкупить землю у «Газпрома». Далее последовала череда судебных разбирательств, в том числе рассмотрение дела в Верховном суде, где границы памятника, оспариваемые градозащитниками, были оставлены без изменения.

Уже под конец 2020 года к спору подключился и глава государства Владимир Путин: на заседании Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека один из членов СПЧ, координатор «Архнадзора» Константин Михайлов рассказал президенту о возможности создания на Охтинском мысе «археологического заповедника мирового класса». Владимиру Путину идея пришлась по душе, и он поручил Минкульту, ПАО «Газпром» и правительству Петербурга разработать соответствующие предложения в срок до 1 мая 2021 года. Ответственными лицами за исполнение поручения назначены глава Минкультуры РФ Ольга Любимова, губернатор Петербурга Александр Беглов и глава «Газпрома» Алексей Миллер.

Господин Беглов идею президента похвалил, а градозащитники уже приготовились праздновать победу, прогнозируя, что теперь уж точно застройка территории будет невозможна, а весь участок государство возьмет под охрану. Ряд активистов и архитекторов даже направили в Минкульт свои рисунки будущего музея-заповедника. Но после свое отношение к проекту «Газпром нефти» снова высказал Александр Беглов, заявив, что его реализация возможна «при наличии правовых оснований». Совсем скоро вопрос прокомментировал и Минкульт, сообщив, что основания для пересмотра границ охранных зон отсутствуют, тем самым еще раз подтвердил, что государство охраняет лишь 0,8 га на мысу. Так же посчитал и Верховный суд РФ: уже в апелляции он вновь отказал противникам застройки Охтинского мыса в отмене приказа Минкульта о памятниках на Охте по вновь открывшимся обстоятельствам.

Параллельно с этим Куйбышевский районный суд наложил меры предварительной защиты на спорную территорию. Активисты же подали иск об игнорировании поручения президента — это случилось примерно через месяц после окончания срока его исполнения. А уже в начале июня стало известно, что срок рассмотрения предложений рабочей группы по Охтинскому мысу продлен до декабря. Эксперты связали это с попыткой не омрачать предвыборную повестку. В конце ноября Куйбышевский районный суд частично удовлетворил еще один коллективный иск градозащитников, фактически обвинив власти Петербурга в бездействии. Последние намерены решение опротестовать. Под конец года Минкульт представил президенту страны доклад о создании на мысе, помимо деловых и общественных зон «Газпрома», музея и парка, а не археологического заповедника. Сам «Газпром» с таким вариантом согласился, чего не скажешь о градозащитниках. Президент страны, в свою очередь, призвал активистов к компромиссу с владельцем участка, пообещав способствовать диалогу.

В следующем году, с высокой долей вероятности, внимания со стороны градозащитников к «Газпрому» меньше не станет. Помимо Охтинского мыса, на карте города может появиться небоскреб высотой 703 м, который станет вторым по высоте в мире: о таких планах заявила монополия в конце мая 2021 года. Проект реализуется в рамках развития общественно-делового района вокруг существующего «Лахта-центра» на принципах проектного финансирования.

Горящая мануфактура

Еще одним ярким событием 2021 года стал пожар на территории объекта культурного наследия регионального значения — на фабрике товарищества шерстяных изделий «Торнтон», известной как «Невская мануфактура». Пожар возник 12 апреля на Октябрьской набережной, 50, лит. А. За несколько часов он распространился на 10 тыс. кв. м и унес жизнь сотрудника МЧС. По делу о пожаре были арестованы гендиректор «Невской мануфактуры» Максим Макеев и его заместитель Алексей Михневич.

В КГИОП заявили, что на месте объекта культурного наследия ничего другого строить нельзя: его можно только отреставрировать, то есть на этом месте возможно лишь точно такое же здание. Миллиардер Алексей Устаев, один из акционеров АО «Невская мануфактура», сообщил о готовности восстановить сгоревший архитектурный памятник. КГИОП при этом подал к собственнику здания соответствующий иск. По прогнозам экспертов, на это может уйти до пяти лет, суд отвел на это четыре года. При этом стоимость затрат однозначно не берется оценить никто. Эксперты называют цифры от 30 до 170 тыс. рублей за «квадрат». Все они сходятся во мнении, что расходы составят «сотни и сотни миллионов рублей».

Вместе с тем в 2016 году у господина Устаева были планы по развитию территории: на Градсовете была представлена концепция совместного развития собственной площадки и соседней — бывшей фабрики Варгуниных (Невская писчебумажная фабрика). Предприятие принадлежит «Невскому наследию», связанному с «БФА-Девелопментом». Однако в настоящее время «БФА-Девелопмент» никакого отношения к зданию не имеет.

В октябре 2021 года для консервации сгоревших корпусов «Невской мануфактуры» был выбран подрядчик. Работы выполнит проектно-строительное бюро «Жилстрой», которое входит в «БФА-Девелопмент».

Шанс для Тележной

Радостной новостью для градозащитников в этом году стала продажа городом на торгах аварийных и расселенных несколько лет назад домов на Тележной улице в Центральном районе Петербурга за 274,9 млн рублей Яну Бобрышеву. Бизнесмен занимается восстановлением исторических зданий в Петербурге: в случае с Тележной он также намерен не сносить их, а сохранить жилую функцию. Градозащитники назвали участие в проекте господина Бобрышева «первым реальным шансом для квартала быть сохраненным». Возможно, это станет точкой более чем десятилетнего затянувшегося градозащитного конфликта, в котором были и пожары, и пикеты.

Также в победы активистов можно записать признание незаконными разрешительные документы на застройку участка 20-й линии В.О., 19, где сейчас расположено бывшее здание Манежа лейб-гвардии Финляндского полка. На его месте холдинг Legenda Василия Селиванова планировал построить жилой комплекс, вложив 2,7 млрд рублей. Сам актив господин Селиванов приобрел у финской компании Fazer приблизительно за 400 млн рублей. В компании заявили о вероятном обжаловании решения суда.

Но точек на градозащитной карте города еще немало. Активисты продолжают бороться за бывшее здание Всесоюзного научно-исследовательского института целлюлозно-бумажной промышленности (ВНИИБ) на 2-м Муринском проспекте, 49, считая его выявленным объектом культурного наследия. Здание принадлежит столичной компании ФСК. Производство по иску защитников ВНИИБ к КГИОП об отказе признания его памятником пока что приостановлено городским судом Петербурга.

Что касается дома Басевича на Большой Пушкарской, 7, 1912 года постройки, то градозащитникам не удалось добиться его изъятия у Академии танца Бориса Эйфмана, которой здание учреждению в 2019 году. Они уверены, что собственники здания намеренно доводят его до аварийного состояния, чтобы обосновать его снос и построить апартаменты для артистов. Беспокойство градозащитников связано с тем, что в доме неоднократно происходят пожары, последний случился в ноябре этого года: тогда сгорело 200 кв. м на четвертом этаже семиэтажки. На сегодняшний день, согласно положительному заключению государственной экспертизы, предусмотрены разборка и воссоздание шестого и седьмого этажей здания. С этим активисты категорически не согласны.

Марина Ковалева

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...