«Он определял своим творчеством нашу эпоху»

В Москве простились с музыкантом Александром Градским

В среду в Москве простились с композитором Александром Градским, который ушел из жизни в ночь на 28 ноября в возрасте 72 лет. В сентябре он перенес COVID-19 и с тех пор плохо себя чувствовал, но продолжал трудиться. Коллегам так и не удалось убедить его отдохнуть: в этом и был весь Градский, говорили они на прощании.

Фотогалерея

Смотреть

Прощание с Александром Градским проходило в театре, который носит его имя, «Градский Холл». С утра из переполненных вагонов на станции метро «Добрынинская» выходили люди с букетами цветов, поднимались с ними по эскалатору и несли в театр через заснеженную улицу. У ворот собрались тысячи поклонников Градского. Медленной вереницей они проходили в вестибюль, а оттуда в зал. На панихиде не было слышно щелчков фотокамер: по просьбе семьи журналистов с аппаратурой в зал не пускали.

На сцене стоял гроб с телом музыканта. Он был окружен венками, а по краям, как солдаты, в черной одежде стояли артисты театра — воспитанники знаменитого композитора. Известный своим взрывным темпераментом Александр Градский умиротворенно лежал в окружении венков и цветов; его белые волосы рассыпались по подушке, а глаза прикрывали неизменные затемненные очки.

Как вспоминали на прощании друзья композитора, в советские годы ни одно влиятельное лицо из органов культуры так и не смогло заставить Градского избавиться от «неформатной» прически и щегольских очков.

Им приходилось мириться с его «западным» имиджем, признавая выдающийся талант. Так же и его окружению приходилось смиряться с непростым характером композитора; работать с таким человеком — уже награда. На прощание с Градским пришла вся Москва: известные артисты и деятели шоу-бизнеса терялись на фоне самых обычных людей — слушателей, зрителей, поклонников… На фоне публики.

О заслугах «одного из самых живых людей» рассказал директор «Первого канала» Константин Эрнст. «Все его деяния останутся после него,— говорил господин Эрнст в тишине.— Это человек, который предъявлял к себе, к окружающим самые высокие требования. Собственно, неживым он не является и не будет никогда».

Композитор Алексей Рыбников — теперь временный художественный руководитель театра «Градский Холл» — произнес речь о том, что талант Александра Градского не помещался ни в один музыкальный жанр: «Пишут, что он был оперным певцом, что он был основателем русского рока… Он был выше всего этого. Он был Александр Борисович Градский. Который благодаря своему гению наполнял каждый жанр своим талантом, полетом своей души».

«Как мы горячо и сердечно любили Сашу,— не скрывал горя Лев Лещенко.— Я ехал сюда из-за города два с половиной часа, и меня не покидало ощущение, что мы потеряли что-то большое. Нравственный, творческий ориентир. Он определял своим творчеством нашу эпоху. А теперь образовался вакуум, пустота. И непонятно, на что ориентироваться».

Лев Лещенко хотел, чтобы все запомнили важное: «Сейчас мы говорим не "творец", а "продукт". Но он был творцом! А для всех нас, его друзей, обычным человеком, Сашей Градским. Но он был не Саша Градский, он был Александр Борисович Градский. Он заслужил право называться любимцем народа. Он был грандиозным человеком, пассионарием».

Пианист и дирижер, коллега Александра Градского по телешоу «Голос» Сергей Жилин со скорбью сожалел, что музыканта «не удалось уберечь», хотя «все видели, что с ним творится». «Мы не предполагали, что так может случиться. Было ощущение, что ему становится лучше. В нашей жизни не предполагается, что человек не сможет работать. Но он был мужественным и работал до конца. Ради музыки он делал все»,— признавался он со сцены.

Слова об отце произнесли дети композитора Мария и Даниил. «Он был со сложным взрывным характером, но с бесконечно огромным сердцем. У него было потрясающее чувство юмора, он был невероятно ироничный. Всегда стоял на своем, воевать с ним было трудно всем, и воевали до последнего… Сейчас мы увидели, сколько людей пришли с ним попрощаться, увидели, что мы не одни. Спасибо всем, кто пришел, подумал, помолился. Спасибо от нашей семьи»,— говорила Мария. Они с братом попросили поддержать артистов театра, за создание которого Градский «боролся с 1991 года и всего шесть лет успел в нем поработать». «Он любил отдавать, всегда говорил — отдай больше, потом вернется,— вспоминал Даниил.— Мы не знаем, сможем ли сохранить уникальную труппу. Артисты театра — тоже дети нашего отца, и они сейчас осиротели, они в горе, как и мы».

Каждый из молодых артистов театра «Градский Холл» произнес теплые слова о своем наставнике. Который, как они утверждали, был для них чем-то большим, чем руководитель.

Всю церемонию прощания из колонок звучали песни Александра Градского — и только теперь вдруг стало очевидно, как много в его творчестве было размышлений о смерти, о следе, который оставляет человек. Но также — и о новой жизни.

«Это будет непременно, или поздно, или рано, за зимою явится весна. Поступенно, постепенно, заживет на сердце рана, и меня разбудят ото сна»,—тысячи скорбящих в зале слышали эти слова, и постепенно их боль уходила.

Гроб с телом Александра Градского понесли в последний путь под нескончаемые аплодисменты. Его похоронили на Ваганьковском кладбище.

Мария Литвинова

Фотогалерея

Каким был Александр Градский

Смотреть

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...