Сцилла и Харибда Джо Байдена

Леонид Ганкин — о том, что президент США не в силах реализовать национальные интересы

Сопоставление действий в период президентства двух заклятых врагов — Дональда Трампа и Джо Байдена — дает интереснейшую картину. Оно позволяет с большой точностью выявить, какие именно цели и направления деятельности лидеров не зависят от их взглядов и партийной принадлежности, а входят в сферу национальных интересов США.

Леонид Ганкин

Леонид Ганкин

Фото: Григорий Собченко, Коммерсантъ

Леонид Ганкин

Фото: Григорий Собченко, Коммерсантъ

Президент Трамп решил вывести войска из Афганистана, сочтя их пребывание там расточительным и бессмысленным. Но не был переизбран, и это лишило его возможности реализовать задуманное. За него — пусть не самым удачным образом — это сделал его оппонент и соперник президент Байден.

Дональд Трамп резко изменил курс по отношению к Китаю, потому что понял: если оставить все как есть и не начать прессинговать Поднебесную по всем фронтам, крупнейшая держава мира в обозримом будущем заткнет за пояс США и станет единоличным мировым лидером. В бытность хозяином Белого дома Трамп рьяно взялся за дело, предприняв ряд жестких шагов — от установления таможенных барьеров на продукцию из Китая до задержания (правда, в Канаде, но какая разница) финансового директора компании Huawei, по совместительству дочь основателя компании. Можно было подумать: вот придет Джо Байден и развернет курс на 180 градусов. Но нет же! Политика по отношению к Китаю стала чуть более взвешенной, дочку основателя Huawei освободили, зато США вплотную приступили к созданию антикитайских военных альянсов. Потому что сдерживание Китая для США — это национальный интерес в чистом виде.

Президент Трамп пришел к власти с твердым намерением наладить нормальные отношения с Россией. Не потому, что у него были какие-то тайные связи с Кремлем, в чем его подозревали и продолжают подозревать оппоненты, а в первую очередь потому, что он хотел развязать себе руки в противостоянии с Китаем. Он также понимал, что взаимодействие с Россией может помочь ему в решении важных задач по Ирану, Сирии, КНДР. Однако клеймо «друга Кремля», который, как до сих пор убеждены его недруги-демократы, помог ему победить на выборах 2016 года, помешало Трампу реализовать план нормализации отношений с Москвой.

И вот президентом стал Джо Байден, который, казалось бы, должен был поднять градус противостояния с Россией. Ведь он противоположность Дональда Трампа и демократ, а значит, помимо всего прочего, имеет зуб на Москву. Но сегодня мы видим, как президент Байден пытается наладить диалог с Владимиром Путиным — засылает в Москву эмиссаров, пробует организовать саммит, ведет переговоры о нормализации дипотношений. Но он попал в ту же ловушку, что и до него Трамп. Значительная часть американского истеблишмента и многие союзники за рубежом требуют от него жесткости по отношению к России. А любой шаг ей навстречу вызывает дикое сопротивление. Президент США мог бы попытаться его преодолеть, но для этого ему потребовалось бы бросить на чашу весов весь свой — и так невеликий — политический капитал, и это помешало бы достижению других крайне важных для него задач. Джо Байден оказался между Сциллой долгосрочной стратегии и Харибдой политической конъюнктуры. Преодолеть это узкое место ему вряд ли удастся. Перспектива замирения с Россией во имя реализации национальных интересов Америки может обозначиться только после того, как к власти в США придет более сильный лидер.

Леонид Ганкин, завотделом внешней политики “Ъ”

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...