«Запретить всегда проще, чем разбираться»

Дмитрий Дризе — о перспективах корректировки закона о СМИ-иноагентах

«Справедливая Россия — За правду» внесла в Госдуму поправки к закону о признании СМИ иностранными агентами. Партийцы, в частности, считают, что присваивать подобный статус можно лишь после соответствующего предупреждения, а конечное решение остается за Фемидой. Ранее свои варианты корректировки документа внесли Совет по правам человека (СПЧ) и Союз журналистов. Политический обозреватель “Ъ FM” Дмитрий Дризе не испытывает особого оптимизма относительно смягчения закона.

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ

О корректировке документа всерьез говорят, наверное, уже полгода. Однако число иноагентов все равно множится. В последнее время все-таки меньше, но кого-то исправно к этому званию причисляют.

21 октября 2021 года нобелевский лауреат Дмитрий Муратов высказал опасения лично президенту России Владимиру Путину, просил содействия и получил согласие на этот закон еще раз посмотреть.

После небольшой паузы стали появляться различные варианты корректировки: сначала СПЧ, Союз журналистов и партия «Справедливая Россия — За правду» внесли в Госдуму необходимые поправки. На первый взгляд все кажется настолько очевидным, что проблему можно решить за день или даже за несколько часов.

Нельзя, чтобы тебя без объяснения причин, не предупреждая, не давая права, если не оправдаться, то хотя бы возразить, заносили бы в черный список, причем без решения суда, ведь должна быть возможность исправиться. Мол, простите, товарищи дорогие, был неправ — отрекаюсь от Госдепа и иных враждебных нашему делу институтов. Суд может этому поверить или не поверить. Однако, если копнуть поглубже, все оказывается намного сложнее. И оптимизма становится намного меньше.

Кто же такой «иностранный агент»? Если взять тот самый пресловутый американский закон FARA от 1938 года, на который так любят ссылаться российские официальные представители, то он гласит: иностранный агент — этот тот, кто представляет интересы другого государства в политическом или квазиполитическом качестве.

То есть нужно доказать, что тот или иной гражданин или группа лиц, СМИ, организация пытается насадить чуждую идеологию или, что намного актуальнее, получать какие-то экономические выгоды в пользу иной страны. В целом деятельность можно продолжать, но общественность будет знать, кто ты на самом деле. При этом само по себе иностранное финансирование в Америке нарушением не является. Мало ли, кто на что деньги переводит.

В России по-другому: получил из-за рубежа хоть сколько-нибудь — значит, агент, носи позорную плашку. И, наверное, главное в том, по какому принципу к тебе такое внимание. Что считать нарушением? Если СМИ сообщает, что в колониях пытают или коррупция где-то на местах еще не побеждена, так это, наоборот, государству в помощь — это полезная работа. По закону о СМИ, обязанность журналиста — информировать общество.

Вот и народная мудрость гласит: лучше горькая правда, чем сладкая ложь. Недостатки же надо вскрывать, а затем устранять. Кажется, что если окунуться еще раз во все эти нюансы и аспекты и, более того, начать вносить правки, есть большой риск запутаться. Одно потянет за собой другое. В итоге возникает риск, что закон станет совсем беззубым, и иностранные агенты отпразднуют победу.

Ведь запретить намного проще, чем разбираться, что кто-то может быть и не виноват. Но зато есть возможность всех врагов — и настоящих, и потенциальных — и даже критиков разом прихлопнуть, чтобы другим неповадно было. Однако, если говорить в целом, не стоит ни на что особо рассчитывать.

Читайте мнения политического обозревателя Дмитрия Дризе — эксклюзивно в Telegram-канале “Ъ FM”.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...