Коротко

Новости

Подробно

Задаточная корейская душа

Президент Но внес залог за газ, который некому поставить

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

дружба народов



Визит в Россию президента Южной Кореи Но Му Хена завершился весьма неожиданно. Вместо ожидаемого соглашения о сотрудничестве в газовой отрасли президентам России и Кореи удалось подписать лишь декларативный документ о сотрудничестве в энергетике, в котором Ковыктинское месторождение — главное, что интересовало президента Но в России,— не упоминается. Зато о Ковыкте говорили вчера в "Газпроме" председатель правления компании Алексей Миллер и замглавы ТНК-ВР Виктор Вексельберг. А героем дня неожиданно стал глава "Роснефти" Сергей Богданчиков. Он не только договорился с корейцами о разработке проекта "Сахалин-3", но и дал понять, что покорять Дальний Восток "Газпрому", возможно, придется, учитывая планы "Роснефти".
       Лишняя Ковыкта
       Визит президента Но в страны СНГ был посвящен нефтегазовой тематике. Накануне в Астане южнокорейский консорциум подписал соглашение с АО "Казмунайгаз" о совместном освоении ряда месторождений на шельфе Каспия. Большая часть комментариев корейских чиновников накануне визита была посвящена организации поставок в Южную Корею российских энергоресурсов, в первую очередь — газа Ковыктинского месторождения.
       Остальные соглашения, привезенные господином Но в Москву — инвестиции в НПЗ в Татарии и Хабаровском крае, кредиты Eximbank of Korea, переговоры по открытию сборки автомобилей KIA и Hyundai,— можно рассматривать как предоплату инвестициями за энергоресурсы. По словам главы экономического министерства правительства Кореи Ли Хи Бом, сейчас 70% энергоносителей Южная Корея импортирует из стран Ближнего Востока и страна нуждается в диверсификации поставок за счет Восточной Сибири и Дальнего Востока.
       Накануне визита источники Ъ в "Газпроме" сообщили, что какого-либо масштабного документа, имеющего отношение к проекту газопровода из Иркутской области в КНР и Южную Корею, подписано не будет. А за несколько часов до встречи президентов Путина и Но в Кремле в офисе "Газпрома" прошли переговоры господ Миллера и Вексельберга. На них прозвучало несколько заявлений главы "Газпрома", делающих перспективы поставок газа в Корею из Ковыкты как минимум туманными.
       Так, по словам господина Миллера, в программе единой системы добычи и транспортировки углеводородов на Дальнем Востоке, создающейся при участии "Газпрома", первоочередным делом считается разработка шельфа Сахалина, а не иркутские проекты. "Это оправдано с экономической точки зрения, поскольку ряд проектов в этом регионе находятся на стадии реализации",— заявил глава "Газпрома". Кроме того, Алексей Миллер сообщил об обнаружении "дочкой" "Газпрома", АО "Красноярскгазпром", крупного месторождения газа — Берямбинского участка. "Разведочное бурение дало хорошие результаты, мы рассчитываем, что наши предположения о крупных запасах подтвердятся",— сказал он. По данным Ъ, прогнозные запасы Берямбинского участка сейчас оцениваются не менее чем в 900 млрд куб. м газа — в два раза меньше, чем на Ковыкте.
       Таким образом, глава "Газпрома" дал понять, что трубопровод из Ковыкты не первоочередной проект для компании и что даже в случае его реализации "Русиа Петролеум", владеющая лицензией на Ковыкту, не единственный источник газа для поставок в КНР и Южную Корею. Виктор Вексельберг в ответ лишь выразил надежду, что в связи с предстоящим слиянием "Газпрома" и "Роснефти" у ТНК-ВР могут появиться "новые возможности для сотрудничества" с объединенной компанией в транспортных проектах в регионе.
       Алексей Миллер после встречи улетел в США, однако тезис господина Вексельберга развил оставшийся в Москве президент "Роснефти" Сергей Богданчиков. В интервью информационным агентствам он впервые прокомментировал поглощение "Роснефти" "Газпромом", причем из его слов можно было понять, что "Роснефть" не рассматривает себя как объект поглощения. Скорее наоборот: господин Богданчиков не исключил своего назначения на пост главы АО "Газпромнефть", создающейся нефтяной компании, входящей в холдинг "Газпрома", и заявил, что эта структура "будет учитывать планы перспективного развития 'Роснефти' до 2015 года, утвержденные государством". Таким образом, слияние "Роснефти" и "Газпрома" в глазах "Роснефти" выглядит не как утрата самостоятельности, а как фактическое присоединение к "Роснефти" "Газпромнефти".
       

"Роснефть" берет корейцев на себя


       В тот же день "Роснефть" объявила о возможном создании СП с американской Marathon Oil с объединением Khanty-Mansiysk Oil Corporation и АО "Северная нефть". Крупнейший проект предполагается реализовывать без участия "Газпрома", будущей материнской компании "Роснефти". А позже компания подписала с Korea National Oil Corporation (KNOC) меморандум по совместной разработке проекта "Сахалин-3" (добыча нефти на Венинском блоке шельфа Сахалина) и участка Западно-Камчатского шельфа Охотского моря. Лицензиями на оба участка владеют структуры "Роснефти". В геологоразведку партнеры вложат в течение двух с половиной лет $250 млн. "По своим масштабам,— подчеркнул господин Богданчиков,— эти проекты сравнимы с проектами 'Сахалин-1' и 'Сахалин-2'".
       Отметим, что это единственное соглашение в области добычи и транспорта энергоносителей, подписанное на встрече двух президентов. Что же касается газа, то Владимир Путин и Но Му Хен подписали лишь декларацию, в которой сотрудничество в области транспорта энергоносителей на Корейский полуостров решено лишь "активизировать", сотрудничество признать "стратегическим", а компаниям, реализующим проекты в эти области, выражена "поддержка". Правда, президент России заявил о намерении стран подписать межгосударственное соглашение о сотрудничестве в газовой отрасли — более конкретный документ. Однако о сроках его подписания ничего не говорится — в декларации указано, что его подпишут "в ближайшем будущем".
       Не исключено, что конкретике в переговорах России и Южной Кореи помешали именно внутриполитические разногласия внутри России и события, происходящие вокруг "Газпрома", "Роснефти", ЮКОСа и ТНК-ВР.
       Тем не менее, несмотря на отсутствие конкретных решений по обеспечению Южной Кореи газом, предоплату за него президент Но все-таки внес. В ходе российско-корейского саммита председатель совета директоров ОАО "Татарстано-корейская нефтехимическая корпорация" Шафагат Тахаутдинов и президент южнокорейской компании LG International Бьюн Чжу Кым подписали соглашение на проектирование, поставку оборудования и строительство нового нефтеперерабатывающего и нефтехимического комплекса в Нижнекамске (Татария), предполагающее корейские инвестиции в объеме $1,7 млрд. Президент группы "Альянс" Муса Бажаев, в свою очередь, сообщил о соглашении с Samsung по десятилетнему проекту модернизации Хабаровского НПЗ стоимостью $500 млн. Внешторгбанк и Eximbank of Korea подписали кредитные соглашения на $50 млн для финансирования поставок южнокорейских товаров и услуг в Россию. По данным Ъ, также проведены переговоры по автомобильным и телекоммуникационным проектам, по сотрудничеству в космической сфере. Общая сумма инвестиций по подписанным соглашениям превышает $4 млрд.
       Практически одновременно с переговорами в Кремле их прокомментировал агентству Dow Jones высокопоставленный чиновник правительства Китая. Он заявил, что в ходе начинающегося сегодня визита в Москву премьера госсовета КНР Вэнь Цзябао могут быть обсуждены документы об инвестировании Китая в российские энергопроекты $12 млрд до 2020 года. Судя по всему, таким образом китайские власти дали понять, что судьба российско-корейского энергосотрудничества будет во многом определяться в Пекине. Там же, вероятно, определится и судьба Ковыктинского газопровода. Разумеется, если российское государство не решит произвести в ТЭК России очередные неожиданные изменения.
ДМИТРИЙ Ъ-БУТРИН
Комментарии
Профиль пользователя