Переток перетоку рознь

Рост экономики зависит как от мигрантов, так и от их квалификации

Миграция способствует притоку дешевой рабочей силы в нуждающиеся отрасли экономики и способствует их развитию или восстановлению, однако строго подтвердить эту гипотезу сложно: экономистам приходится специально искать кейсы, позволяющие постфактум показать на цифрах, что это так. Одна из таких работ, публикация Михаэля Петерса в NBER на данных хорошо документированного послевоенного притока мигрантов в Западную Германию, демонстрирует значительную индустриализацию и прирост производства в прежде аграрных регионах страны. Однако ключевым фактором для этого оказывается квалификация работников.

Михаэль Петерс в работе «Размер рынка и пространственный рост — доказательства по данным перетоков населения в послевоенной Германии», опубликованной в американской ассоциации NBER, провел детальное исследование послевоенной миграции в Западную Германию и зафиксировал ускорение роста производства в ФРГ после периода адаптации беженцев. По завершении Второй мировой войны около 8 млн немцев были перевезены союзниками из бывших восточных регионов в Западную Германию, увеличив ее население на 20%. Михаэль Петерс проанализировал взаимосвязь между потоками беженцев и экономическими показателями в разных регионах ФРГ.

  • В качестве теоретической базы исследователь использовал модель полуэндогенного роста Чарльза Джонса и литературу по динамическим моделям торговли и экономической географии.
  • В качестве источников — перепись населения ФРГ 1971 года и статический сборник расходов домохозяйств 1962 года.

Главная особенность немецкой миграции заключалась в том, что беженцы не могли селиться сами, так как им пришлось переезжать по приказам представителей военных администраций западных союзников. Кроме того, власти распределяли беженцев по регионам исходя из наличия жилья, а не экономических перспектив — это и дало автору исследования детальные и хорошо документированные данные о перемещениях рабочей силы в немецких регионах, обычно недоступные в силу свободы перетоков рабочей силы.

Исследователь выяснил, что беженцы повлияли на рост индустриализации в аграрных регионах, повысили занятость в обрабатывающей промышленности в 1950–1960 годы и увеличили долю местного производства примерно на 5–7% в сельских общинах.

Приток мигрантов снизил доход на душу населения примерно на 3% в краткосрочной перспективе, но через 25 лет показатель вырос примерно на 12%. По мнению автора, это подтверждает базовую гипотезу о положительном влиянии притока беженцев на экономический рост, однако отличия послевоенной миграции от современной оставляют открытыми ряд вопросов.

Во-первых, сегодня целью миграции являются в первую очередь мегаполисы, а не деревни, как после войны. По данным Еврокомиссии 2019 года, мигранты на территории ЕС составляют 14,5% от численности населения, которое проживает в крупных городах. Но уже в малых городах доля приезжих снижается до 10,2%, а в сельской местности — до 5,5%. Правда, доля занятости мигрантов в аграрном секторе за 2011–2017 годы выросла с 4,3% до 6,5%, но в основном за счет Италии, Испании и Дании.

Второй вопрос связан с тем, что в 1950-е и 1960-е годы в Западной Европе в любом случае наблюдался устойчивый восстановительный рост в обрабатывающем секторе,— и фактор притока беженцев может оказаться не определяющим для экономической динамики изученных районов. К тому же положительное влияние мигрантов на производительность сегодня может быть меньше, так как социально-экономический механизм, описанный в исследовании, менее эффективен в сфере услуг. В-третьих, по словам ученого, в послевоенное время было намного проще создать фирму, что упрощало жизнь беженцам.

Еще одно существенное отличие послевоенной и нынешней миграции заключается в квалификации переселенцев. В послевоенной ФРГ среди беженцев было много рабочих, которым было проще адаптироваться к работе в новых местах.

В общем же случае миграционные волны вызываются локальными конфликтами и в силу этого зачастую пополняют рынок занятости низкоквалифицированными работниками.

В частности, во время «коронакризиса» в Европе это стало проблемой. Как рассказал в интервью «Ъ» глава европейского департамента МВФ Альфред Каммер, пандемия коронавируса привела к перераспределению трудовых ресурсов и концентрации молодых и менее квалифицированных работников в наиболее пострадавших отраслях: торговле, индустрии гостеприимства и секторе развлечений, что, в свою очередь, будет долгосрочно ограничивать восстановление этих секторов даже после окончания пандемии.

Георгий Смирнов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...