Коротко

Новости

Подробно

Копают под Полковника

Итоги первой недели следсвенных действий в Беслане

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

расследование



Прошла первая неделя со дня освобождения заложников в бесланской школе. Насколько далеко продвинулось следствие, пока можно судить лишь по крайне скудным официальным отчетам. Однако даже в этих немногочисленных сведениях слишком много противоречий. Создается впечатление, что точная картина произошедшего следствием не установлена до сих пор.
       Уполномочены заявить
       Расследованием бесланской трагедии официально занимается Главное управление Генеральной прокуратуры на Северном Кавказе. Вся информация по делу о захвате школы стекается в его офис в Ессентуках, оттуда — в Ростов-на-Дону заместителю генпрокурора по Южному федеральному округу (ЮФО) Сергею Фридинскому и уже от него — в Генпрокуратуру в Москву. Сотрудники оперативно-следственной бригады, которых местные называют "федералами" и которые владеют данными расследования, получили строгие указания ни под каким видом этими данными ни с кем не делиться. Особенно с журналистами. Во-первых, такова специфика самого дела, а во-вторых, (или как раз во-первых) 7 сентября Владимир Путин заявил, что не хочет публичного расследования и намерен ограничиться только внутренним для определения круга ответственных. Надо полагать, что внутри и вокруг этого круга данное пожелание было высказано гораздо раньше. В соответствии с этим даже сотрудники местных органов допускаются к следствию только в той мере, в какой это необходимо "федералам", то есть, попросту говоря, находятся на подхвате.
       Из официальных же данных на вчерашний день известно в основном лишь то, что еще 8 сентября генпрокурор Владимир Устинов рассказал президенту Владимиру Путину (см. Ъ от 9 сентября) с некоторыми уточнениями других официальных лиц — замгенпрокурора Сергея Фридинского, министра обороны Сергея Иванова, прокурора Северной Осетии Александра Бигулова, официальных представителей МВД и ФСБ России.
       В обобщенном виде картина получается такая. Интернациональная группа боевиков из 32 человек, включая двух женщин-смертниц, под командованием террориста по кличке Полковник на трех машинах с оружием и взрывчаткой объездными путями прибыла в Северную Осетию из Чечни. Некоторые из этих бандитов уже участвовали в подготовке и проведении ряда терактов, в том числе в нападении на Ингушетию 22 июня этого года. По дороге бандиты захватили участкового майора из села Хурикау Султана Гуражева (якобы он потом сбежал). Банда въехала в Беслан и захватила школу #1. 1200 человек были взяты в заложники, убиты сразу большинство мужчин. Основная часть людей была согнана в спортзал, остальных развели по другим помещениям. Бандиты заминировали школу, используя 127 различных взрывных устройств. Но тут ситуация внутри самой банды стала осложняться, поскольку кто-то из подчиненных Полковника выразил недовольство захватом школы. Тогда главарь для острастки лично пристрелил одного террориста и взорвал обеих шахидок. О том, что происходило внутри самой школы, сейчас говорить нет смысла — это известно из многочисленных рассказов очевидцев.
       Тем временем силы Минобороны, МВД, ФСБ и МЧС оперативно взяли школу в оцепление и развернули медпункты, хотя им сильно мешали собравшиеся жители всего Беслана и других районов республики. Штурмовать школу никто не собирался, более того, если верить президенту всемирного благотворительного фонда "Дети и молодежь против терроризма и экстремизма" Николаю Мосинцеву-Озеранскому (он участвовал в работе оперативного штаба в Беслане и потом дал интервью радиостанции "Эхо Москвы"), президент Владимир Путин готов был выполнить любые их требования, лишь бы не пострадали дети. Однако никаких требований бандиты не предъявляли. 3 сентября при переделывании взрывной системы у них случайно взорвался один заряд, затем взорвался их грузовик, припаркованный возле школы, после чего мины стали рваться одна за другой. Оставшиеся в живых заложники бросились через проломы в стенах на волю, бандиты стали стрелять им в спины, и спецназу оставалось только броситься на выручку людям. Начался спонтанный штурм, длившийся не менее восьми часов.
       В итоге 31 террорист был убит, один, Нурпаша Кулаев, взят живым. По официальным данным на вчерашний день, опознано десять террористов (ранее Сергей Фридинский говорил о 12), их имена не называются, но сообщается, что среди них есть иностранцы. По тем же данным, 331 заложник погиб, 338 находились в больницах (из них 243 ребенка), 91 тело вчера еще было не опознано (54 — дети). Кроме того, ранее в оперативном штабе во Владикавказе Ъ заявили, что 161 человек пропал без вести, установлены имена 86 из них. Правда, вчера прокурор Северной Осетии заявил, что понятия "'пропавший без вести' нет вообще", но "поиск продолжается".
       

Заявлять не уполномочены


       С официальной версией не вполне согласуются неофициальные данные, которыми располагают местные силовики, очевидцы и журналисты. По их твердому убеждению, банда Полковника въехала в Северную Осетию не из Чечни, а из Ингушетии, причем ей совершенно необязательно было пользоваться какими-то "объездными путями". На самом деле на дорогах Ингушетии и Северной Осетии даже в дни бесланской трагедии досматривались далеко не все машины, а если у кого-то из милиционеров и возникало законное любопытство, то для его удовлетворения достаточно было 50 рублей.
       При этом бандитам не нужно было тащить с собой весь свой огромный арсенал, поскольку, по словам бывших заложников, уже внутри школы они доставали из тайников (из-под сцены в актовом зале и из стен) оружие и взрывчатку. Многие до сих пор пребывают в уверенности, что все это было завезено в школу летом во время ремонта, который по дешевке вели чеченские и ингушские рабочие. Уже после захвата директор школы Лидия Цалиева якобы узнала в некоторых из нападавших своих летних рабочих. Об этом же поначалу говорили сотрудники Северо-Осетинского УФСБ, но потом появилась официальная версия.
       Есть также свидетельства, что требования у боевиков все же были и одно из них — освободить находящихся в СИЗО Владикавказа бандитов, участвовавших в летнем нападении на Ингушетию. Причем большинство из них — ингуши. Список требований был передан через Руслана Аушева, но что в нем было, не признается ни он, ни те, кто его видел. Например, президент Северной Осетии Александр Дзасохов.
       Что касается оперативной работы структур, развернувших свои силы и медицинские пункты вокруг школы, то и здесь все было не совсем так. По словам очевидцев (в том числе местных милиционеров), пока компетентные органы сообразили что к чему, бандиты успели не только захватить тех, кто собрался возле школы, но и согнать жителей окрестных домов. Первые же относительно крупные милицейские отряды подтянулись к школе чуть ли не через час после начала. Да и участвовавшие в штурме спецназовцы потом говорили, что "там был полный бардак", например, не были поделены зоны ответственности между различными подразделениями, и в решительный момент "действовать приходилось наобум". О том же в интервью "Эху Москвы" сказал бывший начальник оперативно-боевого отделения группы спецназа "Вымпел" (семь бойцов "Вымпела" и три офицера "Альфы" погибли при штурме) подполковник Анатолий Ермолин: "Непонятно, почему не было нескольких колец оцепления, как все было организовано". Но и тут появилась официальная версия. Однако корреспонденты Ъ своими глазами видели, что даже при спасении людей не было никакой организации — не было скорых, не было достаточного количества спасателей, и всю работу поначалу делали только гражданские люди, которые хотели спасти своих родных. Впрочем, все это хорошо было видно и по тем кадрам, что показывали по телевизору.
       Что касается количества террористов, то и оно на самом деле вполне может быть другим. Генпрокуратура ссылается на показания арестованного террориста Нурпаши Кулаева, но ведь он в нынешнем своем положении может сказать все, что от него потребуется. Тем более что этот молодой человек, по свидетельству сотрудников Ножай-Юртовского РОВД Чечни (он оттуда родом), ни умственными способностями, ни силой воли никогда не отличался.
       А бывшие заложники говорили о полусотне боевиков. И даже если принять во внимание, что им все тогда казалось в преувеличенном виде, то в любом случае масштаб действий банды был внушительным. Бандитам одновременно надо было ставить мины, держать под контролем все помещения, окна, всех заложников и еще успевать отстреливаться. При этом, по первоначальным данным, в первый день они вели огонь еще и из прилегающих домов. В день же штурма речь поначалу шла не только о том, что бандиты прорываются или отстреливаются из школы, но уже ведут бои и в других частях города. Да и сами силовики поначалу говорили, что около 12 террористов могли рассеяться по городу и кто-то из них наверняка ушел.
       Так или иначе, у следствия в наличии имеется 31 бандитский труп. Их национальную принадлежность все время меняли, но на вчерашний день в СМИ был опубликован неофициальный список десяти вроде бы уже опознанных тел (официально такого списка никто не давал). Среди них одни лишь чеченцы, ингуши и осетин Владимир Ходов по кличке Абдулла — известный на Северном Кавказе бандит, участвовавший также в нападении Ингушетию и, возможно, на Грозный (в ночь на 22 августа этого года).
       Опознавать тела террористов привозили их коллег, сидящих во Владикавказском СИЗО. Кто-то из них узнал другого известного бандита — Магаса. Это позывной, которым пользовался один из организаторов летнего нападения на Ингушетию Магомед Евлоев. Но, по данным на вчерашний день, тело Евлоева пока на опознано, а его позывным мог пользоваться бывший ингушский милиционер Али Тазиев. С 1999 года он числился "героически погибшим при исполнении служебного долга", но, как потом выяснилось, на самом деле перешел на сторону боевиков. Впрочем, это тоже пока не подтверждено ни официально, ни неофициально. "Проверяем",— сказали Ъ оперативники Ингушетии и Чечни. При этом они подтвердили, что нападения на школу и на Ингушетию действительно связаны между собой. Во всяком случае, у террористов в Беслане было изъято несколько автоматов, похищенных из Назрани 22 июня.
       Что касается лидера банды, Полковника, то о нем точно известно лишь то, что он невысокий, крепкий, лысый, с рыжей бородой. В первый же день захвата школы был ранен и все оставшееся время ходил с перевязанной рукой. Правда, еще в четверг появилась неофициальная информация, что им мог быть находившийся в розыске за убийство уроженец ингушского села Галашки Руслан Хачубаров. Но и это пока никто не подтвердил — ни официально, ни неофициально. Среди мертвых тел террористов труп Полковника пока не нашли.
МАКСИМ Ъ-СТЕПЕНИН

Комментарии
Профиль пользователя