«Диалог с НАТО стал бессмысленным»

Максим Юсин — о причинах разрыва отношений между Москвой и альянсом

В НАТО сожалеют из-за закрытия Россией представительства при альянсе. При этом Североатлантический блок вынужден укреплять оборону из-за агрессивных действий Москвы, рассказала журналистам его представитель Оана Лунгеску. 18 октября глава МИД Сергей Лавров объявил, что Россия приостанавливает работу своего постпредства при НАТО, а также военной миссии альянса и его информационного бюро в Москве. Это стало ответом на сокращение численности российской миссии при организации в два раза в начале октября. Тогда дипломатов заподозрили в работе на разведку. Обозреватель “Ъ” Максим Юсин считает, что подобный финал во взаимоотношениях России с НАТО был неизбежен.

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

Отношения Москвы с НАТО рано или поздно должны были прийти к тому печальному финалу, о котором объявил глава МИД Сергей Лавров — фактическому прекращению контактов. И надо признать: с какого-то момента эти контакты действительно потеряли какой-либо смысл. Почему это произошло, можно понять, в частности, из интервью, которое генсек альянса Йенс Столтенберг дал британской газете The Financial Times за несколько дней до заявления Лаврова.

Оно оказалось знаменательным сразу по нескольким причинам. Например, руководитель самого мощного на планете военного блока по-новому (и весьма революционно) определил зону ответственности НАТО. Отныне это не Северная Атлантика, как можно было подумать, исходя из названия альянса, а весь мир. А как иначе понимать такие слова Столтенберга: «НАТО — это альянс Северной Америки и Европы. Этот регион стоит перед глобальным вызовом. Китай приближается к нам»? Учитывая, что КНР при всем желании не сможет приблизиться к Атлантическому океану, получается, что это альянс теперь позиционирует себя не только как Североатлантический, но и как Тихоокеанский.

Еще одним заслуживающим внимания пассажем из интервью Столтенберга стало его утверждение, что в новой стратегической концепции блока, которую должны принять по итогам саммита, намеченного на лето 2022 года, Китай впервые упомянут в качестве потенциальной угрозы. Однако это не означает, что в отношении другого противника, традиционного, ожидаются хоть какие-то послабления. Генсек заверил, что НАТО готовится одновременно противостоять двум державам — России и Китаю.

Самым же интересным было обоснование того, почему жесткий курс в отношении Москвы останется прежним: любой намек на изменение планов по сдерживанию России вызовет протесты со стороны восточноевропейских членов НАТО. Иными словами, в альянсе складывается парадоксальная ситуация, когда хвост виляет собакой. Самый мощный участник блока, Вашингтон, приходит к выводу, что его главный противник на ближайшие десятилетия — Китай. Следовательно, не надо создавать дополнительных проблем с Москвой и тем самым толкать ее в объятия Пекина. В будущем гипотетическом столкновении с Китаем (из-за Тайваня или по другому поводу) идеальным вариантом для США был бы нейтралитет России.

Но на пути этой стратегии встают союзники по блоку из Восточной Европы и бывшего Советского Союза с их вековыми комплексами и фобиями в отношении Москвы. И, как фактически признает Столтенберг, политику альянса на российском направлении определяют отнюдь не прагматические соображения его ключевых членов, а «особое мнение» поляков и прибалтов, для которых конфронтация с Россией, причем на всех фронтах, похоже, стала самоцелью. До тех пор, пока серьезные государства (США, Германия, Франция, Италия) будут вынуждены считаться с фобиями своих младших партнеров по НАТО, диалог Москвы с этой организацией становится абсолютно бессмысленным.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...