«Как вы видите, это начало»

Французская Kuhn открыла под Воронежем завод по сборке сельхозтехники за 3 млрд рублей

15 октября возле воронежского аэропорта открылся завод по сборке сельхозтехники французской Kuhn — одного из крупнейших мировых производителей. Предприятие построили за 15 месяцев, хотя о реализации проекта было заявлено еще в 2012-м — остальное время ушло на согласование участка и подготовку инфраструктуры. Власти готовы субсидировать воронежским аграриям 20% стоимости продукции завода, которая, как выяснилось в ходе открытия, недешева и пока будет собираться в том числе из зарубежных комплектующих. Как устроен первый завод Kuhn в России, вместе с чиновниками изучал корреспондент «Ъ-Черноземье» Олег Мухин.

Под Воронежем показали первую российскую технику Kuhn

Под Воронежем показали первую российскую технику Kuhn

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Под Воронежем показали первую российскую технику Kuhn

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Еще в июне 2020-го, когда губернатор Александр Гусев и гендиректор ООО «Кун Восток» Андрей Манзюк укладывали кирпичи со своими именами в основание завода, на участке возле аэропорта в Рамонском районе были лишь лабиринты котлована и флаги Kuhn возле них. В минувшую пятницу гостей встречало серо-красное здание завода, окруженное новенькой красной сельхозтехникой — прицепной и колесной. Аграрии и чиновники, российские и французские сотрудники Kuhn пытались найти знакомых среди десятков гостей. «Его я сразу опознал! — обрадовался коллеге один из чиновников.— Он пил украинскую перцовку!»

Почетных гостей (делегацию на время болезни губернатора возглавил воронежский вице-премьер по АПК Виктор Логвинов) повели вокруг здания завода — показывать образцы техники, которую будут на нем собирать. «В России очень популярна широкозахватная техника,— рассказывал господин Манзюк чиновникам и своим коллегам из Франции.— Kuhn является лидером по производству косилок, передовиком по заготовке кормов…» «Какая стоимость?» — перебил его вице-премьер.— «70–100 тыс. евро. Но очень популярная машина!» — заверил его топ-менеджер.

Гости зашли на склад запчастей, похожий на большой логистический центр. На стеллажах, выполненных в фирменных серо-красных тонах, кое-где лежали многочисленные колеса и металлические детали, но склад еще не был полон даже наполовину. «Каждый фермер ставит задачу оперативной доставки запчастей в течение одного-двух часов,— рассказал господин Манзюк о работе с клиентами.— Мы понимаем, что такое простой сеялки в поле, поэтому запасы есть и у дилеров, и здесь. Доступна и экспресс-доставка авиацией — нам проще, мы возле аэропорта».

На складе открытого хранения позади завода делегацию встретил самоходный опрыскиватель в виде трактора с двумя расходящимися в стороны металлическими штангами. «36 метров»,— с ходу определил вице-премьер Логвинов. «И самый высокий клиренс в классе. Производится на нашем заводе в Бразилии»,— похвастался господин Манзюк. Услышав страну-производителя, гости приуныли, и топ-менеджер поспешил переключить их внимание: «На свободной территории мы хотим весной посеять разные культуры, чтобы показывать обработку на практике. И можно проводить агросовещания».

Делегация шла мимо сеялок, миксеров, зерновых посевных комплексов. Техника менялась, но диалог был неизменным. «Одна из последних новинок!» — хвастался Андрей Манзюк. «Стоимость?» — спрашивал Виктор Логвинов и, услышав ответ «250 тыс. евро», качал головой. «Отбивается за счет скорости посева очень быстро!» — спешил заверить топ-менеджер Kuhn.

Гостей завели на «сборочную линию», где, впрочем, никакой линии не оказалось. В пустом пока еще цехе стояли несколько сельхозмашин, у которых работники то ли откручивали, то ли закручивали гайки. На машинах были приклеены крупные таблички с надписью «Made in Russia».

«Пока детали берем из разных источников, но будем расширять сотрудничество с российскими заводами,— заверил господин Манзюк (впоследствии выяснилось, что на предприятие уже поставляются воронежские рамы).— Как вы видите, это начало: в течение трех-пяти лет площадка будет загружена одновременным производством пяти-шести машин. Думаем над поиском российских поставщиков, способных сохранить качество. В будущем наша цель — заняться металлообработкой, сваркой и другим на этой площадке: земли хватает, проекты есть. Мы придем к этому, когда освоимся с действующими мощностями».

Виктор Логвинов ощупал сварку очередной сельхозмашины: «Когда я был в Саверне (в этот французский город вице-премьера отправляли знакомиться с работой головного офиса Kuhn.— «Ъ-Черноземье»), обратил внимание — сварщик как будто не варит, а льет металл. У нас в области есть серьезные заводы, которые готовы поставлять комплектующие, и ваши требования подтянут наше машиностроение до нового уровня».

Пока гости осматривали очередную машину, глава Рамонского района Николай Фролов обсуждал с представителями компании преодоление сложностей с инфраструктурой: «Мы всегда качественно работаем со всеми инвесторами. А логистика здесь уникальна». «Губернатор непосредственно управлял всеми процессами, где надо было "разрулить" определенные проблемы. И это все удалось, на сегодня все вопросы сняты»,— заверил «Ъ-Черноземье» господин Логвинов.

Инфраструктурный вопрос был самым проблемным при строительстве завода: вместо многочисленных площадок с готовыми сетями Kuhn выбрала не освоенную ранее инвесторами, но логистически удобную территорию у съезда с М-4 на Воронеж. Речь о промышленно развитом и, как следствие, имеющем дефицит электрической мощности Рамонском районе, да еще и рядом с летным полем аэропорта. Получение согласований с Росавиацией и аэропортом сменилось тяжелыми переговорами с МРСК о стоимости подключения площадки к электросетям. Вмешиваться пришлось властям, которые смогли подобрать компании вариант подключения за 50 млн руб. вместо изначальных 250 млн руб.

Завершая осмотр техники, Виктор Логвинов полез в самоходный кормосмеситель, чем-то похожий на маленький комбайн. «Он на нейтральной? А где ключ?» — заинтересовался вице-премьер. Ему показали на ключ. «А если брошу педаль, поедет?» — повернув ключ, забеспокоился вице-премьер. «Не поедет»,— заверили его представители компании. Чиновник с сомнением посмотрел на стоящий перед комбайном Land Cruiser, но педаль отпустил; сельхозмашина стояла. «От 300 тыс. евро,— кивнул на комбайн господин Манзюк,— но вы, Виктор Иванович, один сели и накормили все стадо!»

В пустой части завода была установлена сцена, и на ней выступал вице-президент Kuhn по продажам и маркетингу Рольф Шнайдер. Почти полчаса он рассказывал гостям о роли российского АПК в мировой экономике и о том, что «каждый день, а лучше несколько раз в день, мы хотим есть». По его словам, у Черноземья в контексте мирового АПК «огромный потенциал» для повышения эффективности сельского хозяйства, и Kuhn «ни на шаг не отклонилась от реализации проекта, который был анонсирован в 2018 году…»

«Сейчас мы субсидируем 20% техники, производимой на этом заводе,— был более конкретен Виктор Логвинов.— Желаю хороших урожаев и хорошей цены».

Фотогалерея

Под Воронежем открылся завод сельхозтехники французской Kuhn

Смотреть

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...