«Мы долго жили в парадигме, что в России одна биржа»

Глава «СПБ Биржи» Роман Горюнов о предстоящем IPO

Почему первичное размещение акций «СПБ Биржи» разнесено с получением листинга в США, куда пойдут полученные средства и будут ли выплачиваться дивиденды, “Ъ” рассказал гендиректор биржи Роман Горюнов.

Глава «СПБ Биржи» Роман Горюнов

Глава «СПБ Биржи» Роман Горюнов

Фото: РИА Новости

Глава «СПБ Биржи» Роман Горюнов

Фото: РИА Новости

— Почему вы отодвинули получение листинга на NASDAQ на 2022 год, то есть после IPO у себя на площадке?

— Мы ничего не отодвинули, наоборот, даже ускорили. Исходно был план провести размещение до конца 2022 года. Это стратегическая цель, поставленная на уровне акционеров, и мы к ней движемся. Подготовка к размещению занимает много времени, возникает масса технических и прочих нюансов. Поэтому мы движемся в направлении международного размещения в срок до конца 2022 года, хотя технически хотим быть готовы к размещению на NASDAQ уже в первом полугодии. Размещение зависит не только от готовности компании, но и от состояния рынка, которое никто не может предсказать. Мы хотим быть уверенными, что, если окно возможности вдруг закроется, сроки скорректируются не потому, что технически не готовы, а потому, что просто рынка нет.

— То есть вы спешите?

— С учетом того что есть неопределенность по конъюнктуре, мы хотим захеджировать риски и провести до конца года небольшое размещение на своей площадке. Я всю жизнь занимался деривативами, и для меня слово «хедж» — не абстрактное, а очень конкретное понятие. К тому же быстрое развитие требует увеличения капитала.

Есть и другие соображения. Первое — размещение на собственной площадке дает сигнал рынку, что мы сформировали ликвидность, которая позволяет не только делать вторичное обращение иностранных акций, но и привлекать капитал для российских компаний. Это выведет нас на новый уровень восприятия инвестиционным сообществом.

Второе — в России уже сформировался существенный интерес к нашим акциям. И его хотелось бы удовлетворить сейчас. То есть мы фактически даем российским инвесторам возможность первыми поучаствовать в размещении.

Третье — многие международные инвесторы воспринимают нас как новую историю, дополнительное время и успехи принимаются позитивно, что отражается на уровне капитализации.

Это три ключевые вещи, которые привели к мысли, что целесообразно провести сначала небольшое внутреннее размещение, а уже следующим шагом получать листинг на международной площадке.

— Внутреннее размещение вы планируете на $100 млн?

— На $150 млн.

— Куда пойдут средства, полученные от IPO?

— На увеличение капитала инфраструктурных дочерних организаций — центрального контрагента и расчетного депозитария.

— Основными покупателями будут розничные инвесторы?

— Хотя на «СПБ Бирже» большой пул ритейл-инвесторов, мы хотим, чтобы размещение прошло в том числе среди институциональных инвесторов. Мы будем проводить его по правилам Regulation S. Это означает, что российские и международные институциональные инвесторы могут в нем принимать участие, а американские, в частности, не смогут. Это тоже осознанная позиция, поскольку в будущем мы планируем листинг на американской бирже.

— Сколько дадите розничным инвесторам?

— Аллокация будет определяться в момент размещения и в зависимости от спроса.

— Чем обусловлен выбор площадок для размещения: ваша и NASDAQ?

— Наша собственная площадка выбрана, как я и сказал, из-за желания продемонстрировать позитивный трек рекорд. А NASDAQ — потому что мы быстрорастущая высокотехнологичная компания, обладающая всеми атрибутами сектора.

— Все-таки мультипликаторы выше на зарубежных площадках. Почему не захотели проводить размещение параллельно, чтобы импортировать оценку компании?

— Во-первых, давайте подождем наше локальное размещение. А во-вторых, все-таки капитализация в значительной степени определяется скоростью развития бизнеса. Мы ожидаем, что цена будет расти просто потому, что бизнес растет.

— Кто-то из акционеров будет продавать в первый заход свои акции?

— Первая сделка пройдет полностью cash-in. Мы будем привлекать капитал.

— На NASDAQ будет cash-out?

— Пока преждевременно комментировать, поскольку структура сделки будет определяться ближе к размещению.

— Но уже понятно, кто из акционеров будет выходить?

— Мы считаем, что наши участники рынка должны быть акционерами. С одной стороны, они, наверное, не заинтересованы в выходе. Но с другой — какая-то часть позиций может быть зафиксирована. Даже теми, кто купит акции в рамках локального размещения.

— На какой объем привлечения вы рассчитываете на NASDAQ?

— Минимальный объем размещения на американских биржах — $250–300 млн. Комментировать же саму сделку я не имею права.

— Кто выступает организатором размещения? Будет ли поддержание цены?

— Пока мы не можем это комментировать.

— Есть ли опционная программа для менеджмента?

— У нас исторически была опционная программа, еще в рамках НП РТС. Порядка 10% капитала «СПБ Биржи» сейчас у менеджмента. Но в дальнейшем будет реализована еще одна, которая рассматривается советом директоров.

— Есть ли ограничения у действующих акционеров по продаже акций в рамках IPO?

— Да, мы обсуждаем lock-up.

— Какой срок?

— Обсуждается от трех до шести месяцев. Ближе к сделке об этом будет объявлено.

У участников рынка есть опасение, что после запуска торгов иностранными ценными бумагами за валюту и расширения их списка на Московской бирже «СПБ Биржа» потеряет конкурентное преимущество, а это снизит ее оценку у инвесторов. К тому же, как вы сказали, может ухудшиться конъюнктура. Насколько велики риски для второго размещения?

— Что касается конъюнктуры, ее сложно комментировать, а все опасения нам понятны. Когда мы запускали рынок иностранных ценных бумаг на «СПБ Бирже», сразу оказались в конкурентном поле с ведущими международными пулами ликвидности. У части участников был прямой доступ на американские площадки. И нам говорили: зачем в России такая биржа, когда у нас есть прекрасная возможность торговать в США напрямую? Зачем вы нам? Мы с самого начала оказались в ситуации жесткой конкуренции и находимся в ней до сих пор, нам это привычно.

В мире сейчас более 60 пулов ликвидности по торговле американскими бумагами — все они наши конкуренты. Запуск рынка Московской биржи означает для нас появление еще одного дополнительного пула ликвидности.

Мы уверены в своей бизнес-модели, построенной на принципах, которые нужны участникам рынка. Во-первых, это best execution — инвесторы понимают, что они исполняют сделки по наилучшим ценам на эти инструменты в мире. Во-вторых, в целом наша стратегия направлена на создание новых продуктов, новых сегментов, новых сервисов — нового качества рынка.

— Какие новые сегменты вы хотите сейчас создавать?

— На прошлой неделе мы объявили о запуске нового индекса SPB100, который будет основан на оценке среднего портфеля частных инвесторов. Это крайне интересный продукт, потому что вся современная дискуссия «ритейл против Wall Street» может быть хорошо визуализирована. Дискуссия о том, что ритейл начал формировать рынок, есть, но, как это измерить, было не очень понятно. Сейчас появляется индикатор, который может помочь сравнить то, что делают российские частные инвесторы против среднего рынка,— например, NASDAQ-100 или S&P 500. После этого логично запускать торгуемые продукты на этот индекс.

В следующем году появятся деривативы. Абсолютно новые продукты, которых на рынке сейчас нет. Мы также намерены продолжать расширять количество инструментов, которые у нас есть,— в среднесрочной перспективе доведем их до 2,5 тыс. единиц.

— Почему так и не реализован проект по торговле акциями российских эмитентов?

— Если мы что-то делаем, то должны привнести новое качество на рынок. Наше собственное размещение может быть примером для российских компаний, как я уже сказал. Что касается вторичной торговли другими бумагами, мы хотим, чтобы на рынке российских акций появился принцип best execution.

Цель не в том, чтобы у инвесторов появился второй «стакан», усложняющий для них систему принятия решений. Стратегически она в том, чтобы брокеры получили сервис, который дает возможность инвестору получить доступ к агрегированной ликвидности со всех площадок. В итоге ликвидность для инвесторов вырастет, и сделка будет совершаться на той площадке, которая обеспечивает лучшие ликвидность и цену. Реализация такой технологии с российскими бумагами требует дополнительных технологических доработок со стороны брокеров.

Мы долго жили в парадигме, что в России одна биржа. Выросло поколение людей, которое забыло, что бирж бывает больше одной. И технологически у многих брокеров реализована модель, что по одной конкретной бумаге — одна биржа.

— Планирует ли «СПБ Биржа» принимать дивидендную политику? Когда и в каком размере вы готовы начинать выплату дивидендов?

— До конца 2022 года вряд ли будем, поскольку «СПБ Биржа» сейчас — это история роста. Нелогично проводить cash-in-размещение, привлекать капитал, чтобы из него выплачивать дивиденды. Для нас капитал является важной составляющей развития: чем больше у тебя объемы, чем больше ты торгуешь, тем больше требуется капитала для того, чтобы участники торгов чувствовали комфорт при работе с тобой как с инфраструктурной организацией. Мы уже прибыльны. Но считаем, что нужно увеличивать капитал не только за счет прибыли, но и за счет размещения акций. Хотя понятно, что на каком-то определенном этапе станет целесообразно выплачивать дивиденды.

Интервью взял Илья Усов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...