Инфляцию есть чем оплачивать

ЦБ предполагает, что рост зарплат компании извлекли из возросшей прибыли

Сентябрь не оправдал надежд Банка России на снижение инфляционного давления. В последних макроэкономических обзорах ЦБ описывает набор причин, продливших рост цен как минимум на дополнительный месяц: сочетание опережающего роста доходов в экономике и сбоев на стороне предложения, медленная подстройка рынка труда и поведения домохозяйств под изменившиеся условия в экономике, а также экспансия банков на рынки кредита. У октября 2021 года больше шансов стать первым месяцем стабилизирующейся инфляции, но возвращение ее к заданному уровню может потребовать от ЦБ и правительства более жесткой политики.

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Инфляция сентября в ее различных аспектах — основная тема обзоров Банка России на этой неделе: ей посвящен бюллетень «Динамика потребительских цен» за сентябрь 2021 года (.pdf), октябрьский обзор «О чем говорят тренды» (.pdf), отчасти картину дополняет «Обзор рисков финансовых рынков» за сентябрь (.pdf). Первый месяц осени важен с точки зрения статистики цен не столько из-за конъюнктурных причин сохранившейся на высоком уровне инфляции (7,4% год к году за сентябрь). Он, как показывают региональные данные ЦБ, во многом обеспечен «плодоовощным» всплеском цен в Северо-Кавказском и Южном федеральных округах и в ряде регионов в Центральной России. Но конкретная «механика» изменения цен в сентябре, которое продолжилось в основном и в первые две недели октября, но с более значимыми признаками дальнейшего остывания инфляции, менее интересна, чем общая ситуация.

Трудности в ограничении роста цен указывают на более сложный механизм инфляционного всплеска, чем стандартный.

Банк России, например, сейчас оценивает влияние на ценовую динамику ситуации на рынке труда как умеренное, но признает риски дальнейшего роста зарплат из-за дисбалансов одним из важных рисков повышения цен в будущем.

Напомним, что в сентябре 2021 года умеренным увеличением ключевой ставки (см. “Ъ” от 11 сентября) совет директоров ЦБ продемонстрировал свою уверенность в том, что пик повышения цен близок. Тем не менее как минимум до начала октября устойчивых признаков снижения инфляционного давления не было, а сами по себе данные ценовой динамики сентября показывают, что дело не в ценах на картофель, помидоры и огурцы в сложных климатических условиях. И хотя сходная с Россией ценовая динамика наблюдается и во всех развивающихся странах, и во всех крупных экономиках, непосредственные механизмы, реализующие инфляционный всплеск, в каждой из них уникальны.

Упрощенно, причиной значимого опережения спроса над предложением в РФ летом—осенью 2021 года могут быть как увеличение спроса, так и снижение предложения.

На практике работают оба фактора, однако до сентября этого года на ситуации с конечным потреблением (и индексом потребцен) в основном на стороне предложения «ярко» увеличивались цены в основном на автомобили, отдельные виды электроники из-за сбоев в логистике компонентов и в отдельных секторах продовольственного рынка. Но данные Росстата первых двух недель октября, как и структура повышения цен в сентябре 2021 года, говорят об увеличении ценового давления на все компоненты потребительской корзины. Так, с 5 по 11 октября главной причиной приостановки темпов роста цен (притом что темпы их прироста снизились везде) в этот период было резкое (более чем на 10%) снижение цен выездного туризма, а именно путевок в Турцию.

Механизм быстрого повышения реальных (и тем более номинальных, при текущих уровнях инфляции) зарплат аналитики ЦБ считают одним из факторов, поддерживающих инфляционное давление,— наряду с высокими корпоративными прибылями они поддерживают более высокий уровень спроса. Впрочем, как показывают авторы обзоров, речь, видимо, идет не о радикальном росте зарплат в затратах работодателей, а лишь о выплатах из возросших прибылей. «Проинфляционные риски со стороны рынка труда пока умеренные»,— полагают в ЦБ. Несмотря на то что сопоставление роста реальных зарплат (6,4% в первом полугодии 2021 года год к году) и динамики ВВП за тот же период (1,3%, 1,8% на одного занятого) объясняет часть эффекта: удельные издержки на труд в российских компаниях, считают в Банке России, не выросли. Но при распространении кадрового дефицита по рынку труда эти диспропорции, видимо, могут стать долгосрочным проинфляционным фактором.

Пока рост выручки компаний опережает рост зарплат, это не проблема, но повышенные инфляционные ожидания и снижение темпов роста могут это изменить.

Вторая потенциальная составляющая повышенного спроса, помимо временно (до завершения пандемии) выпавшего из потребления выездного туризма,— рост кредитования домохозяйств. Здесь ЦБ отмечает лишь признаки охлаждения в ипотеке и стабильные (но не растущие) темпы роста потребкредита при уменьшении их размера: как предполагается, это экспансия банков на рынок наименее обеспеченной клиентуры. В Банке России, где уверенно признают денежно-кредитные условия однозначно «мягкими», также пока не обсуждают возможного изменения потребительских паттернов и приоритетов в ходе пандемии. Впрочем, изучение этих изменений могут сильно затруднить новые эпидемические всплески — напомним, в реалиях РФ они в состоянии резко снизить спрос и, соответственно, инфляционное давление.

Дмитрий Бутрин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...