«Это была очень ответственная задача — собрать лучших людей»

Генеральный директор Федерального центра компетенций Николай Соломон — в программе «Цели и средства»

Государство готово оказать поддержку бизнесу, чтобы сделать его работу более эффективной. Для этого в России реализуется национальный проект «Производительность труда». За три года через него прошли уже почти 3 тыс. предприятий. Оказалась ли действенной эта помощь и в чем именно она заключается? Об этом ведущий “Ъ FM” Марат Кашин побеседовал с генеральным директором Федерального центра компетенций Николаем Соломоном.

Фото: Пресс-служба Федерального центра компетенций

Фото: Пресс-служба Федерального центра компетенций

— Когда бизнес взаимодействует с государством, он всегда ждет какого-то подвоха — или налоги повысят, или какие-то новые проверки организуют. Здесь, как я понимаю, совсем другая история, и это реальная помощь. Расскажите, как это работает.

— Мы, скажем так, развеяли этот миф. Начнем с того, что предприятия принимают участие в проекте по собственной инициативе, и поддержка, которая предоставляется в виде профессиональных промышленных консультантов, предоставляется бесплатно. Дорогостоящие консультанты даже по меркам средней компании с выручкой 2-5 млрд руб. недоступны. Государство сделало доступным этот ресурс, и наша задача была в том, чтобы собрать этот ресурс по всей стране.

Это люди, которые имеют очень серьезный производственный опыт, но знают намного больше, чем рядовые сотрудники — как находить и исключать потери, которые не приносят никакой дополнительной ценности тому продукту или услуге, которую вы выпускаете как предприятие. Бизнес заинтересован в том, чтобы зарабатывать прибыль, государство заинтересовано в том, чтобы за счет этой прибыли увеличивать отчисления в виде налогов в бюджет. А рядовые сотрудники получают возможность стать более профессиональными, двигаться по карьерной лестнице, в том числе повышать заработную плату. Все это называется очень полезным экономическим эффектом для страны. Если говорить о производительности труда, то Россия, к сожалению, в 2-3 раза отстает от других стран по сопоставимому показателю. Другими словами, мы не научились еще исключать из нашей работы эти самые потери, простои, ожидания, поиск чего-либо, перепроизводство, брак.

Сейчас в проекте уже около 3 тыс. предприятий, в очереди еще 4,5 тыс. предприятий. Нам не надо уже объяснять, что эта услуга, предоставленная государством, оказалась более чем востребованной, и за ней очередь.

— Я так понимаю, есть какие-то ограничения. Какие именно предприятия могут рассчитывать на поддержку?

— В проекте участвуют предприятия с выручкой от 400 млн руб., чья ОКВЭД-деятельность попадает под пять базовых несырьевых отраслей. Это обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, транспорт и логистика, строительство и торговля. И также важно, чтобы в уставном капитале доля иностранных учредителей не превышала 50%.

— То есть мы имеем дело с таким государственным консалтингом, по сути, и это совсем новая и необычная история для России. Кто эти люди, которые могут научить работать продуктивно, эксперты вашего центра? Почему их советам нужно доверять?

— Это была очень такая ответственная задача — собрать лучших людей, если хотите, со всей России, с тех больших предприятий, которые давно у себя используют и применяют принципы бережливого производства. Это представители таких компаний, как «Росатом», «КамАЗ», «Северсталь», Сбербанк, Toyota, СИБУР и многих других крупных корпораций.

— Вы забираете людей из структур этих предприятий?

— Мы их принимаем к себе на работу — это очень важно. Мы им платим зарплату. Причем, без пафоса, 50% людей, приходящих работать в ФЦК, реально верят в то, что в стране можно поменять экономику в лучшую сторону. И это действительно так. Их ресурс применяется гораздо эффективнее на большем количестве предприятий, чем на одном предприятии, на котором они продолжали работать, где процессы повторяющиеся, где они, может быть, себя уже исчерпали. А тут они прямо горят всеми этими проектами. Для них это профессиональный рост большой, они смотрят на разные типы производства.

— Хотелось бы хотя бы один какой-то конкретный пример.

— Недавно я рассказывал о том, как нам удалось сократить сроки строительства жилых домов на Сахалине в два раза, с двух лет до одного года. И это весь цикл от проектирования домов до окончания строительства.

— То есть вы приехали и научили их это делать?

— Мы, скажем так, вместе с ними посмотрели свежим взглядом на те потери, которые они раньше не замечали.

— Эти эксперты потом уезжают?

— Полгода длится проект, от начала и до окончания. Это конкретный производственный поток, где вы видите, что люди стали работать по-другому, можете все это снять на камеру, пощупать и так далее. В отличие, собственно, от классического консалтинга, когда вам выдается отчет, и бог весть когда вы его реально в жизни примените и примените ли вообще. То есть на бумаге вроде все отлично получается, а вот реализация в жизни — это, пожалуй, самое большое отличие от того, какой консалтинг осуществляем мы.

— То есть когда ваши эксперты уезжают, они уверены в том, что они научили людей, и люди теперь это будут делать самостоятельно дальше?

— Это самое главное. Я даже запрещаю своим консультантам делать что-то за работников предприятия. Наша задача — объяснить им это так и задать вопросы, чтобы у них это отложилось в голове.

— Как стать участником проекта, куда подавать заявку?

— По-русски набрать «производительность.рф». Вы попадете на IT-платформу национального проекта, и на ней очень легко найти кнопочку «Хочу стать участником проекта».

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...