Политическая деятельность столкнулась с практикой

Петербургский суд не стал восстанавливать в университете отчисленную активистку

Студентка СПбГУ Елена Скорцова

Студентка СПбГУ Елена Скорцова

Фото: личная страница facebook

Студентка СПбГУ Елена Скорцова

Фото: личная страница facebook

Василеостровский районный суд не удовлетворил иск Елены Скворцовой, отчисленной с вечернего отделения факультета журналистики СПбГУ. Официальной причиной стал незачет по практике у госпожи Скворцовой. Однако бывшая студентка утверждает: практику она прошла, но ее почему-то не засчитали.

Приказ об отчислении с четвертого курса Елены Скворцовой вышел в марте 2021 года. До этого она пыталась пройти практику трижды, но всякий раз университет чинил ей какие-то препоны, утверждает бывшая студентка. «Первым местом практики стало студенческое медиа “Развилка”, куда меня направил университет. В дополнении к материалу из этого издания я приложила к отчету тексты из “Команды 29” (сейчас закрытое правозащитное объединение юристов и журналистов.— “Ъ”)»,— рассказала “Ъ” Елена Скворцова.

Ей, по ее словам, сообщили, что проходить практику в «Развилке» уже нельзя, потому что изменились правила. «Заранее об этом не предупреждали, на первом экзамене негативно или положительно о моих текстах не отзывались, отправили на пересдачу именно из-за официального места практики. Хотя в этом же семестре практику там засчитывали студентам очного отделения. Да и в прошлые годы студенты там стажировались и никаких вопросов не возникало»,— комментирует госпожа Скворцова.

В результате студентка попала на комиссию для пересдачи. Перед этим она пыталась найти место для практики в медиапроектах, существующих в СПбГУ, но ей везде отказывали. Когда наконец одно из изданий согласилось, на подготовку всех текстов и оформление документов у Елены оставалось два дня. За этот срок она подготовить все необходимое не успела. 17 февраля комиссия поставила студентке оценку «неудовлетворительно», а затем ее отчислили.

По мнению Елены Скворцовой, причиной отчисления стала ее деятельность как активистки. В частности, госпожа Скворцова связывает сложности с прохождением практики со своим задержанием после акции в защиту аспиранта МГУ Азата Мифтахова, приговоренного к шести годам колонии по делу о поджоге офиса «Единой Росcии». Елена Скворцова и еще одна активистка принесли к офису «Единой России» фотографии Мифтахова. Как позднее сообщало движение «Весна», Скворцову отпустили из отдела полиции с протоколом по статье о нарушении режима самоизоляции. Представитель госпожи Скворцовой юрист Артем Кутловский тоже считает, что причины отчисления кроются не в студенческой практике.

«Мы можем только предполагать, что стало причиной,— говорит господин Кутловский.— Возможно, акция в защиту Азата Мифтахова, возможно, конфликт с преподавателем, в котором ранее участвовала Елена».

Он рассказал, что ранее госпожа Скворцова вошла в число студентов, обращавшихся к руководству университета с жалобой на то, как преподавался один из предметов.

Елена Скворцова попыталась обжаловать решение об отчислении сначала в университете, написав в ректорат, но ей ответили, что решение было принято верно и справедливо. Отчисленная студентка написала жалобы в прокуратуру и в Рособрнадзор Санкт-Петербурга, но в этих ведомствах ее тоже не поддержали. Тогда 22 мая 2021 года Елена Скворцова обратилась в суд, который также в иске отказал. Но сдаваться госпожа Скворцова не намерена.

«Десятки людей, включая студсовет СПбГУ, депутатов Петербургского ЗакСа, журналистов, кто разбирался в этой истории, считали, что практика Елены проходила с нарушениями. В суде, как и раньше, мы не услышали убедительных аргументов представителей университета. Видели, что ответы не удовлетворяют и судью, поэтому я еще больше удивлен решению. Мы будем его обжаловать»,— сообщил “Ъ” Артем Кутловский.

Кстати, в России Елена Скворцова сейчас не проживает. После закрытия проекта «Команда 29» 11 сентября 2021 года госпожа Скворцова уехала из страны. Куда — не сообщает.

«Посоветовавшись с коллегами и адвокатами, решила, что оставаться в России сейчас небезопасно. Репрессии усиливаются, и пока неясно, когда на правозащитников и журналистов перестанут давить»,— объяснила она свое решение “Ъ”.

Официальную позицию СПбГУ узнать не удалось. На момент публикации на запрос редакции университет не ответил.

Татьяна Бурдицкая

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...