«Мы все еще живем в стране третьего мира»

Лидер группы RSAC Феликс Бондарев о новом альбоме и современной российской музыке

— В течение последнего года RSAC выпустили каверы на «Зеленоглазое такси» и на «Мальчик мой» — это песни, которые я крутил на дискотеках в 1994 году. В альбоме RSAC «Не важно, что говорят кисы» я обнаружил песню «Условный срок», и это, с одной стороны, группа «Русский размер», а с другой — текст, который впрямую перекликается с «Танцами на битом стекле» Алексея Вишни. Почему молодые и прогрессивные продюсеры, диктующие моду, так вцепились в старую музыку?

Лидер группы RSAC Феликс Бондарев

Лидер группы RSAC Феликс Бондарев

Фото: Артем Бабич

Лидер группы RSAC Феликс Бондарев

Фото: Артем Бабич

— «Зеленоглазое такси» и «Мальчик мой» — это не мои идеи, это был заказ «Яндекса» и Spotify. Так что с меня взятки гладки. А вообще я последний в топ-100 тех, кто гонится за актуальностью в одежде и в звуке. Если говорить об эксплуатации прошлого, то я сам — одна большая эксплуатация прошлого. Я повторяю только свои любимые коды, которые сделал когда-то.

Мы тут с приятелем смотрели последнюю церемонию награждения MTV VMA и осознали, насколько мы все, кто делает музыку в России, все еще далеки от того, что происходит в мире. Мы просто специально проверили, сколько народу слушает этих 16–17-летних звезд. Вот идет какое-то цветное недоразумение, которое и говорить-то толком не умеет, а у него 75 млн слушателей. У Канье Уэста 52 млн слушателей в Spotify в месяц. Мы очень далеки от того, что там творится. Российские топ-лайнеры только и делают, что эксплуатируют друг друга. И да, «Русского размера» вокруг очень много. Мы все еще живем в стране третьего мира.

— При этом человеку, который сейчас решает заняться популярной музыкой, гораздо легче, чем пять лет назад.

— Потому что поп-музыка — это мир шаблонов. Пять лет назад ты должен был придумывать бриджи, проигрыши, ходы, тут отключать, тут включать. А сейчас ты уже все интуитивно улавливаешь, технические паттерны отработаны очень тщательно. Молодым отечественным артистам неинтересно слушать, что там в мире есть. Им этот багаж не нужен. У них багаж — это первый альбом Элджея.

— Но вот поп-песня отмеченного на всех этих MTV Awards Lil Nas X «Old Town Road» сделана на основе сэмпла из Nine Inch Nails. Это ведь тоже нужно услышать.

— Это услышал его белый битмейкер — фанат Nine Inch Nails. А сам артист услышал в этом звуке кантри. Сейчас каждый может сыграть четыре аккорда как угодно: кто-то услышит, что это фолк, кто-то — что это кантри, а кто-то услышит, что это просто русский шансон.

— Расскажите, пожалуйста, о фильме Романа Качанова «Марш утренней зари». Вы написали для него песни и сыграли в нем небольшую роль. Этот фильм ведь тоже ретро?

— Ну а что еще могут старые люди делать? Только вспоминать молодость. Получился такой условный Вуди Аллен. Действие происходит в 1998–1999 году. Прототип главного героя — Гриша Константинопольский. Я вкратце знаю его историю, все ее периоды, когда он там торчал, не торчал, пытался сделать музыкальный фестиваль. Для меня не составило труда понять, о каком времени, о каких людях идет речь и какая это могла бы быть музыка. А позвали меня потому, что 16-летняя дочка Качанова слушает мои группы RSAC и «Щенки». Что касается моей роли, то это маленькая роль пианиста. Играть маленькую роль — это хуже, чем сидеть на замене у футбольного вратаря. Ты мобилизируешь себя в семь утра, три часа уходит на грим, и, возможно, в 10:40 вечера тебя снимут. Может быть, и не снимут, но надо всегда быть на площадке, всегда разминаться, всегда быть готовым.

— А хотелось бы сделать полноценный саундтрек к фильму?

— Я скажу, что мне хотелось бы. У меня есть хороший приятель — хирург, и он записывает свои операции для YouTube. Получаются такие видео для студентов, минут по 58. И вот я хочу озвучить эти операции эмбиентом в стиле «Музыки для аэропортов» Брайана Ино.

— У вас широчайший спектр музыкальных интересов. А прорыв RSAC связан опять-таки с прямолинейной поп-песней «NBA (Не мешай)», которая кормит вас уже два года.

— На самом деле нам всего лишь полгода пришлось играть по правилам шоу-бизнеса, а потом все прекратилось. Это была победа в лотерее, и второй раз так не сложится. Но самое интересное было закрепиться. Мне нравится быть внутри шоу-бизнеса и в то же время — снаружи всех этих измерений.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...