Коротко

Новости

Подробно

Трехдневный позитив

По калорийности событий прошедший джазовый год побил все рекорды. С конца зимы

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13


В Москве завершился седьмой международный фестиваль "Джаз в саду 'Эрмитаж'". На итоговом open air сезона побывала АЛЯ Ъ-ХАРЧЕНКО.
       По калорийности событий прошедший джазовый год побил все рекорды. С конца зимы в городе творилось что-то невероятное: в Москву одна за другой приезжали не просто знаменитости, а настоящие легенды. Пара месяцев, за которые можно было вживую услышать Джорджа Бенсона, Херби Хэнкока и Кассандру Уилсон, разбаловали публику до такой степени, что даже клубный концерт Ала ди Меолы не наделал почти никакого шума. Сам гитарист от неприлично спокойного приема разнервничался не на шутку и в курилке клуба JVL спрашивал меня, а любят ли вообще в России джаз. Приятеля Леонида Агутина мне тогда еле удалось успокоить: мол, мало рекламы было, и вообще у нас любители джаза — народ не буйный. На самом же деле ситуация совершенно обратная. И без всякой рекламы на джаз приходят толпы людей, готовых не моргнув глазом отдать и по тридцать долларов за вход в парк (как на фестивале "Русский стиль. Усадьба. Джаз" в Архангельском), и по триста за места в партере. Другое дело, что отечественные фанаты джаза стали не только щедрее, но и разборчивее, но абы что уже и промоутеры давно не устраивают.
       Проводящийся в седьмой раз "Джаз в саду 'Эрмитаж'" формально позиционируется как фестиваль на открытом воздухе, но занимает промежуточное место между настоящим open air и концертами под крышей. В отличие от того же джаза в Архангельском, который стал настоящим идеологическим прорывом лета, ничего столь же размашистого в Москве раньше не устраивалось — "Эрмитажу" недостает непринужденности. Несмотря на обещания расплодившихся здесь забегаловок о "пикнике в центре города", "Эрмитаж" остается скучноватым городским садом, располагающим скорее к чинным прогулкам, но вовсе не к желанию уйти в отрыв. Излишнее благообразие, пожалуй, было единственным минусом фестиваля, посвященного столетнему юбилею создателя собственного оркестра и самого солнечного свинга на свете Каунта Бейси.
       Гвоздем программы фестиваля, в котором участвовали музыканты из Аргентины (томная певица Алехандра Мартин со своим квинтетом), Дании (наш бывший соотечественник гитарист Николай Громин), Америки (трубач Энди Хендерсон), было выступление Денниса Роулэнда, работавшего в оркестре самого Каунта Бейси. Темнокожий вокалист в футболке абрикосового цвета начал с того, что заставил всех хором спеть "Happy birthday" для Каунта Бейси, а потом признался, что не для того приехал "вы даже не можете представить откуда", чтобы не повеселиться как следует на вечеринке в честь его любимого музыканта. Веселье началось незамедлительно после того, как бывший актер поманил из зала маленькую девочку, а когда та вышла на сцену, отдал ей букет, а в зал облегченно сказал: "Ну вот у меня и появилась русская подружка, а ведь пугали, что здесь с этим тяжело!"
       Бросив прибаутки, сияющий Деннис Роулэнд исполнил несколько композиций со своего трибьюта Майлзу Дэвису "Now dig this" и альбомов "Get Here" и "Rhyme, Rhythm & Reason". К моменту, когда певец с воплем "Есть ли здесь настоящие дикие женщины?" затянул "Wild women (don`t have the blues)", непосредственно у сцены вовсю свинговало десятка три человек. Финалом выступления Роулэнда и самого "Джаза в саду 'Эрмитаж'" стала уступка попсе — "Smooth" с альбома Карлоса Сантаны, которой американец совместно с музыкантами Estonian Dream Big Band довел аудиторию до восторженного визга. Не выдержав, на танцпол повыскакивали и те самые "дикие женщины", которых так долго зазывал Деннис Роулэнд, и их застенчивые кавалеры, так что под конец джазовый фестиваль превратился в развеселую дискотеку — и, судя по лицу певца, вечеринка в честь Каунта Бейси явно удалась.
       

Комментарии
Профиль пользователя