Запретная тема

Артем Соколов о том, почему на выборах в Бундестаг молчат о внешней политике

Выборы в Бундестаг проходят в эмоциональной атмосфере: участники предвыборной гонки дебатируют о том, какой будет Германия после завершения «эры Меркель». Кандидаты на пост канцлера спорят, как развивать экономику, собирать налоги и реализовать зеленую сделку, но не обсуждают очевидные проблемы внешней политики.

Фото: из личного архива

Фото: из личного архива

Бегство США и их союзников из Афганистана, газопровод «Северный поток-2», отношения Берлина с США, Россией и Китаем — темы, которые волнуют немецких избирателей, но пользуются ограниченным вниманием претендентов на кресло Ангелы Меркель. Даже популярная на Западе тема так называемого российского вмешательства ограничена медийным пространством ФРГ.

А происходит вот что. Германская внешнеполитическая дискуссия ограничена строгими концептуальными рамками. Стремясь заработать очки, политик может наговорить лишнего и стать легкой мишенью для оппонентов. В этих условиях обычно рискуют только аутсайдеры. А их в немецкой предвыборной гонке практически нет.

Причина в том, что внешняя политика Германии инерционна и предсказуема. Заложенный в основе современной ФРГ трансатлантический консенсус не может поставить под сомнение ни один авторитетный немецкий политик. Что касается российско-германских отношений, то главным политическим силам ФРГ эта тема особенно сложно дается, тогда как цена ошибки на предстоящих выборах велика.

Особого желания поднимать вопрос об отношениях с Россией нет даже у «Левой» с «Альтернативой для Германии», которых традиционно считают симпатизирующими Москве. Правым популистам необходимо укрепить позиции в агрессивной для них политической среде, сохраняя значительное присутствие в Бундестаге. Это возможно только через критику правительства, а российская тема не является достаточно резонансной. В схожей ситуации находится и «Левая», которой проще сосредоточиться на социальных вопросах.

Даже если какая-либо респектабельная немецкая политическая сила решит разыграть в позитивном смысле «российскую карту» на выборах, неясно, как должна выглядеть ее риторика. Призыв к отмене санкций прочно увязан с украинским сюжетом, к которому Германия не готова менять подход. Немецкий бизнес приспособился к ограничениям и от серьезного боя за отмену санкционного режима предпочтет уклониться.

Будущее российско-германских отношений невозможно спрогнозировать, ориентируясь на партийные предвыборные программы. Ни одна из немецких партий не способна получить абсолютное большинство голосов, а значит, и шансов реализовать предвыборные обещания в полном объеме. Большую ясность может внести текст будущего коалиционного договора, однако положения и этого документа редко выполняются полностью.

Перспективы российско-германского взаимодействия будут во многом зависеть от фигур канцлера и главы МИД ФРГ. Показателем его эффективности станет готовность Берлина к новым совместным проектам, сопоставимым по своим масштабам с газопроводом «Северный поток-2». При благоприятном сценарии российско-германский диалог сможет вернуться к исторической норме: взаимоуважению и прагматизму.

Артем Соколов, научный сотрудник Центра европейских исследований Института международных исследований МГИМО

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...