Видеоигры отдаляют от подростков

Как частичная потеря детской аудитории скажется на IT-компаниях

Подростка впервые госпитализировали из-за зависимости от видеоигр. Случай произошел в Испании. В больнице школьник из провинции Кастельон провел два месяца. Перед этим в течение нескольких недель он отказывался покидать дом и общаться с людьми. Врачи заключили, что игра стала для мальчика «убежищем от эмоционального дискомфорта» после смерти матери. Между тем в других странах разработчиков уже поставили в жесткие условия, ограничив доступ детей к их продуктам. Лишатся ли видеоигры детской аудитории? И чем это грозит для игровой индустрии? Об этом Владимир Расулов.

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ  /  купить фото

Испанский подросток, которого госпитализировали из-за игромании, увлекался игрой Fortnite, где можно строить, разведывать, изучать и участвовать в массовых битвах. Как рассказывали родственники мальчика, раньше он хорошо учился, но постепенно начал прогуливать занятия, мало спать и при этом отказывался от медицинской помощи. В итоге ребенка на два месяца отправили в стационар.

Случай широко освещался в СМИ, а в обществе возобновилась дискуссия о необходимости ограничивать для детей время за экраном, рассказывает главный редактор портала Russian Spain Ольга Довгань: «В Китае, как и во всем мире, дети заражены вирусом игромании, родители пытаются бороться. Отдельные регионы добиваются каких-то ограничений хотя бы на то, чтобы дети не приносили мобильные устройства в школу, и то это встречает несогласие даже со стороны тех же самых родителей. Для многих — это выход, когда ребенок ничего не просит, сидит и играет.

В случае с испанским подростком, с ним работали психиатры, психотерапевты, но, как подчеркивают специалисты, источником проблемы явилась именно травма: у него умерла мама. Но на фоне сложившейся ситуации испанские СМИ начали обращать внимание на проблему, которая существует с детьми, чего раньше централизованно не было. Но никакого централизованного лечения, какой-то помощи зависимым от компьютерных игр детям в Испании не существует».

В Китае, где 6% подростков играют в видеоигры по пять часов в день, с проблемой решили бороться жесткими запретами. Несовершеннолетние теперь не могут играть в видеоигры больше трех часов в неделю. И то по расписанию: с 8 до 9 вечера по пятницам, субботам, воскресеньям и в праздничные дни.

Разработчикам пришлось приспособиться: IT-гигант Tencent, к примеру, внедрил систему распознавания лиц, чтобы дети не могли зайти в игру ночью — это еще одно требование властей.

В том числе они рассчитывают улучшить успеваемость в школах. Но эффективным такой подход не назовешь, считает учитель высшей категории Леонид Перлов: «Если у ребенка есть занятие поинтереснее, если удается замотивировать его математикой, физикой, географией, театральным кружком, чем угодно, ему становится не до игр. Но как диагностировать эту первоначальную стадию? Не выпускает из рук телефон? Так сейчас и взрослые не выпускают из рук телефон.

Дуть на воду — старая традиция, но чем больше ребенку запрещают, тем больше его это привлекает.

Если ребенку запретить, например, играть в видеоигры, он будет стремиться к тому, чтобы этот запрет нарушить».

При этом для самих разработчиков потеря подростковой аудитории не станет большим ударом, говорят эксперты игровой индустрии. В США каждый пятый геймер — несовершеннолетний, в России — примерно каждый шестой. Доля не такая уж низкая, но дохода эти пользователи почти не приносят, отмечает независимый эксперт по видеоиграм Александр Кузьменко: «В Китае 99% видеоигр распространяются по так называемой схеме free to play, то есть скачать ее и играть можно абсолютно бесплатно, а в игре уже покупать какие-то дополнительные вещи, либо персонажей, либо какую-то косметику для того, чтобы играть было интереснее, веселее, и как-то можно было себя выделить.

Дети и подростки — это очень неплатежеспособная аудитория. Поэтому они составляют ту массу, которая берет объемом, но ни в коем случае не какими-то гигантскими денежными потоками.

А, во-вторых, в Китае в очень многих провинциях детям до 12 лет запрещено, например покупать какие-либо товары онлайн — они не могут пользоваться кредитными карточками родителей. Конечно же, есть огромный сектор компьютерных игр для детей. И он тоже гигантский, но это далеко не определяющий сектор в видеоигровой индустрии. Аудитория детей и подростков — немногим больше, чем 10%».

Ученые проблему детской игромании призывают не преувеличивать. В университете Юты, к примеру, выяснили, что стадия зависимости наступает лишь у 10% несовершеннолетних геймеров. От ее легкой формы можно избавиться за несколько дней, притом парадоксальным образом — нужно переключиться на другие видеоигры — делится опытом психолог Павел Волженков: «Допустим, возник момент, когда подросток очень много играет в видеоигру и начинает пропускать учебу, перестает развиваться, читать. Предложите ему поиграть в разные игры, и посмотрите, как он это делает.

Даже поиграйте вместе с ним, а главное обсуждайте, что он чувствует, его мысли, эмоции. Попросите рассказать, как построена игра, какие жанры ему еще интересны — стрелялки, стратегии и экономические игры. Есть игры, в которых нужно строить город или здание — в этом случае увлечение может способствовать развитию подростка».

В США врачи назначают видеоигры — в рамках курса лечения. В 2020 году американский минздрав официально одобрил аркаду EndeavorRX как терапевтическое лекарство. Игра с причудливыми животными и гонками по задумке должна помогать детям с гиперактивностью и синдромом дефицита внимания.

Елизавета Скобцова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...