Байкал в разлив

Постройкам в особых зонах грозят и затопление, и снос

До ледостава может продлиться режим повышенного сброса воды, из-за которого подтапливаются дачные участки и строения в Иркутске. Сбросы ГЭС, расположенных на Ангаре — единственной реке, вытекающей из озера Байкал, — спасают от более трагического затоп­ления Улан-Удэ и населенные пункты Бурятии. Постройки в пострадавших СНТ иркутские власти считают незаконными: к 1 октября областное министерство природных ресурсов и экологии намерено утвердить зоны затопления территорий близ Ангарского каскада ГЭС. На этих участках нельзя будет строить жилые и капитальные сооружения, а уже существующие, скорее всего, придется снести.

Повышенный уровень Байкала и, как следствие, необходимость увеличения сбросных расходов с ГЭС, последний раз  наблюдались в 2008 году

Повышенный уровень Байкала и, как следствие, необходимость увеличения сбросных расходов с ГЭС, последний раз наблюдались в 2008 году

Фото: Алексей Ворон / РГО

Повышенный уровень Байкала и, как следствие, необходимость увеличения сбросных расходов с ГЭС, последний раз наблюдались в 2008 году

Фото: Алексей Ворон / РГО

Пик летних паводков пройден, но их последствия ощущаются до сих пор, сообщил начальник Иркутского гидрометцентра Азат Насыров на пресс-конференции, посвященной гидрологической ситуации в регионе. С мая уровень озера Байкал поднялся на метр и сейчас достиг 457,2 м по Тихоокеанской системе высот. Это на 20 см выше верхней отметки, установленной правительством России, и на 15 см выше уровня, зафиксированного 16 сентября 2020 года. «Интенсивность повышения уже спала, но до конца месяца уровень воды в озере, по нашим расчетам, вырастет еще на 3 см. Это связано с обильными летними осадками, последствием которых стала повышенная приточность в озеро — на 30–60% больше средних многолетних значений в различные месяцы»,— добавил господин Насыров.

Критическую отметку в 457 м Байкал преодолел в первой половине августа, несмотря на то что к этому времени уже активно велось снижение уровня озера с помощью каскада ГЭС на Ангаре. Со 2 июля по решению Енисейского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов сброс воды через Иркутскую ГЭС был увеличен с 2,5 до 2,8 тыс. куб. м в секунду, Братской и Усть-Илимской ГЭС — с 3,87 до 4,75 тыс. куб. м в секунду. В течение июля сброс­ные расходы увеличивали шесть раз, в частности на Иркутской ГЭС — до 3,3 тыс. куб. м в секунду. В августе этот параметр несколько раз меняли в сторону уменьшения из-за паводка на реке Иркут, грозящего подтоплением ряда пригородных районов Иркутска. С 3 сентября сбросной режим установлен на отметке 3,6 тыс. куб. м в секунду.

«Пока режим действует до конца сентября, но, скорее всего, будет продлен и дальше, возможно, до начала ледостава. Наша главная задача сейчас — понизить уровень Байкала, максимально подготовить Иркутское водохранилище к зимнему периоду. Чтобы вернуться к майским значениям уровня озера, необходимо еще три месяца работать на сбросах в 3,6 тыс. куб. м в секунду на Иркутской ГЭС,— рассказал руководитель отдела водных ресурсов по Иркутской области Енисейского бассейнового управления Росводресурсов Михаил Людвиг.— Но это невозможно. На период ледостава, по правилам, сбросы необходимо снизить до 1,7 тыс. куб. м в секунду, чтобы избежать новых подтоплений. После ледостава сбросы можно повысить, но не более 2,5 тыс. куб. м в секунду».

Повышенный уровень Байкала и, как следствие, необходимость увеличения сбросных расходов с ГЭС — явление нечастое. В последний раз подобное наблюдалось в 2008 году, до этого — в середине девяностых, восьмидесятых и начале семидесятых годов. «Но в то время не велось дискуссии о том, какой объем воды сбрасывать через ГЭС, потому что у берегов Ангары в то время не было построек, попадающих в зоны возможного затопления и нарушающих водоохранное законодательство»,— добавляет господин Людвиг.

По его словам, к 1 октября министерство природных ресурсов и экологии Иркутской области утвердит зоны затопления территорий, расположенных вблизи гидросооружений Ангарского каскада ГЭС. После этого зоны будут поставлены на кадастровый учет, и на этих земельных участках нельзя будет строить жилые и капитальные сооружения, а уже существующие, скорее всего, придется снести.

Инициативу поддерживает руководитель энергетического бизнеса En+ Group, владеющей каскадом ГЭС, Михаил Хардиков. «После определения зон затопления необходимо разобраться, законно ли в них построены те или иные объекты. По закону их быть там не должно, на практике же с энергетиками даже пытаются судиться владельцы таких строений, подтопленных из-за сброса воды»,— отметил он.

Первый заместитель мэра Иркутска Андрей Южаков привел конкретный пример такой застройки. По его словам, в СНТ «Елизовское», расположенном на одноименном острове в городской черте на реке Ангаре, дома начали появляться с конца восьмидесятых, владельцам некоторых даже удалось узаконить постройки, внеся их в Росреестр. «Сейчас остров Елизовский полностью затоплен, под водой находятся 120 дачных участков, вода стоит по уровень порогов жилых строений. Всего в Иркутске сейчас подтоплен 131 участок и 64 домостроения»,— отметил господин Южаков.

По мнению директора Байкальского института природопользования СО РАН академика Арнольда Тулохонова, увеличение сбросов хоть и несет угрозу подтопления некоторых участков и домов в Иркутской области, тем не менее необходимо: оно спасает Бурятию от более серьезных последствий, связанных с высоким уровнем Байкала. Особое внимание, считает эксперт, следует уделять крупнейшему притоку озера — реке Селенге, на берегах которой находятся как Улан-Удэ, так и многие районные центры Бурятии. Паводки и наводнения на Селенге этим летом коснулись практически всех населенных пунктов, пострадавшими были признаны более 650 человек.

Влад Никифоров, Иркутск

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...