Коротко

Новости

Подробно

Михаил Ходорковский отверг обвинение в групповщине

дело ЮКОСа

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4


В Мещанском райсуде на процессе по делу экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и главы МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева гособвинитель вчера закончил оглашение дела. Он, в частности, зачитал протокол совещания, состоявшегося в 1999 году в ЮКОСе по вопросу "оформления прав собственности на стратегические предприятия 'Группы'". Однако подсудимый Ходорковский заявил суду, что "Группа" — это совсем не то, что думает прокурор.
       Обвинитель Дмитрий Шохин огласил вчера заключение третьей комиссионной бухгалтерско-судебной экспертизы, выполненной в рамках данного дела аудитором ООО "Внешаудитконсалтинг" Всеволодом Елояном и бывшим замначальника отдела межрегиональной инспекции МНС по крупнейшим налогоплательщикам #1 Павлом Куприяновым. Не всякий эксперт сочтет корректным вопрос, поставленный перед ними следствием в сослагательном наклонении: сколько надо было Платону Лебедеву уплатить налогов за 1998-2000 годы, если бы те доходы, которые он получал как предприниматель без образования юридического лица (ПБОЮЛ) за консультирование офшора, были бы его вознаграждением за труд по основному месту работы. Но специалистов Елояна и Куприянова этот вопрос ничуть не смутил, и они ответили на него четко, как и требовало следствие: господину Лебедеву следовало уплатить подоходный налог и взносы в социальные внебюджетные фонды в размере 7 млн 475 тыс. руб. А если учесть, что он, пользуясь ежегодными патентами ПБОЮЛ, заплатил за этот период налогов лишь 200 тыс. руб., то разница между первой и второй суммами и составит, по мнению экспертов, цифру, подлежащую доплате в госбюджет и Пенсионный фонд.
       В качестве доказательства того, что консультирование Платоном Лебедевым офшорной фирмы Status Services Ltd с острова Мэн было якобы липовым, прокурор зачитал документы о том, что партнеры господина Лебедева по бизнесу Михаил Ходорковский, Василий Шахновский, Леонид Невзлин, Михаил Брудно и Виктор Казаков имели такие же контракты с этой же фирмой и тоже получали от нее крупные вознаграждения за консультирование (от $150 тыс. до $850 тыс. по каждому договору). Правда, подсудимый Лебедев заявил суду, что на одном из документов о получении им денег его подписи нет, а стоит лишь печать и подпись следователя.
       Затем обвинитель стал оглашать датированные 1993-1994 годами служебные записки менеджмента банка МЕНАТЕП и российско-швейцарского СП "Рашн траст энд трэйд" (РТТ), в руководство которого некоторое время входил Платон Лебедев. В документах обсуждались преимущества покупки мурманского АО "Апатит", "крупнейшего в мире производителя апатитовой руды, естественного монополиста". В них также указывалось, что предпочтительнее владеть приватизированным предприятием через иностранные холдинги, так как тогда "не нужно обращаться в антимонопольный комитет и другие контролирующие органы". "Понадобится,— писал один из менеджеров другому,— около 150 иностранных фирм для всех предприятий, намеченных к приватизации". "Идеально было бы,— продолжал автор,— чтобы на кипрские холдинги приходили бы не живые деньги, а применялась вексельная схема". "Доверенности на подписание договоров от имени всех кипрских холдингов,— сообщалось в заключение,— находятся в СП РТТ".
       Прокуратура считает, что в этих служебных записках излагаются методы создания подставных фирм и ухода от налогов, которые затем были реализованы подсудимыми. Следствие также полагает, что когда в документах ведется речь о правах собственности на стратегические предприятия "Группы" (с большой буквы.—Ъ), то под этим словом подразумевается преступная группа, руководимая Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым. Однако подсудимый Ходорковский вчера это опроверг. "В разных документах дела,— сказал он,— упоминаются по крайней мере две группы. Когда идет речь о ЮКОСе, имеется в виду группа компаний ЮКОС. Когда это касается МЕНАТЕПа, то упоминается группа GML, то есть Group MENATEP Ltd". А его адвокат Антон Дрель добавил, что один из зачитанных прокурором протоколов собраний, в котором говорится о какой-то группе, "не содержит не только подписей, но и формальных реквизитов".
       Под вечер обвинитель сообщил, что закончил оглашать материалы дела и полагает необходимым перейти к следующей стадии — допросу свидетелей. По словам адвоката господина Ходорковского Юрия Шмидта, в деле его подзащитного содержится список из 143 свидетелей, еще не менее 10 собственных свидетелей — в присоединенном деле Платона Лебедева. Кого из них прокурор вызовет на завтрашний день, когда возобновится процесс, господин Шохин адвокатам сообщить отказался.
ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ

Комментарии
Профиль пользователя