Коротко

Новости

Подробно

У Америки забрали самое лучшее

Чтобы показать в Москве

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

выставка фото



В Московском музее современного искусства (ММСИ) открылись выставки "FotoFest: Избранное" и "Новые имена", продолжающие выездную московскую сессию хьюстонского фотофестиваля (о ее начале Ъ писал 6 и 14 июля). Чувство меры двух кураторов, отбиравших лучшие работы за 12 лет существования американского фестиваля, оценила АЛЯ Ъ-ХАРЧЕНКО.
       Две выставки из четырех, привезенных в Москву из Техаса, собраны двумя главными людьми хьюстонского фотофестиваля — арт-директором Уэнди Уотрисс и президентом Фредериком Болдуином. Пара лучезарных немолодых людей, приезжавшая в Самару год назад открывать фестиваль фотографии, в свободное от катания по Волге время рассказывала про правила отбора работ для своей биеннале. "Избранное" и "Новые имена" объясняют их доходчивее любых слов. Оба проекта придуманы по принципу сборников, которые на "Горбушке" люди с чувством юмора называют "the very best of greatest hits": все лучшее за последние 12 фотофестивалей плюс бонус в виде работ десятка перспективных художников.
       Хотя установка на "самое-самое" и предполагает личные симпатии, на техасскую политкорректность они повлиять оказались не в состоянии. Из 13 представленных на "Избранном" авторов пятеро из США, а оставшиеся участники распределены так, чтобы никому не было обидно: по двое из Латинской Америки и Азии, а остальные из Европы. Среди этих "остальных" сильнейшие — испанец Чема Мадоз и чех Павел Банка. Оба невыносимо серьезны и неровно дышат к черно-белой фотографии, но на этом сходство и заканчивается. Если господина Мадоза интересуют по большей части неодушевленные предметы (разбитое яйцо, опрокинутый стаканчик, нитка, повисшая на краю стола — все крупным планом и очень многозначительно), то господин Банка работает с живыми моделями. С неизменной сосредоточенностью чех то будто берется иллюстрировать Хармса, то, оставив в покое женщин с растущими из головы кранами и проволоками, снимает эстетские ню. Нечто сюрреалистическое предлагает и Оливер Васоу, увлекающийся компьютерами. С их помощью он создает виды мест, которые, по признанию автора, в природе не существуют, но от этого не становятся менее интересными. Обжигающими по яркости цветами на своих "манипулированных фотографиях" (официальная терминология, утвержденная FotoFest) господин Васоу раскрашивает извергающиеся вулканы, необитаемые острова и прочее.
       Тех, кого пейзажи в цветовой гамме "вырви глаз" не трогают, возможно взбодрит китчевая серия Нельсона Гарридо "Все святые мертвы". Тоже в чрезвычайно веселеньких тонах, только вместо ландшафтных красивостей изображающие католических святых дядьки, обутые в тапки в виде морды Микки-Мауса, а одетые лишь в пристегивающиеся пластиковые члены. Любовь к игрушкам из секс-шопа фотограф проявил с тройной силой на собственном автопортрете: на снимке под названием "Самораспинание Нельсона Гарридо" автор привязал к причинному месту сразу три протеза, на которые не то с восторгом, не то с ужасом глядит голая женщина ведьмовской наружности. Как эту ересь могли отобрать интеллигентнейшие боссы с FotoFest, остается загадкой, но, к счастью, от угрожающих фаллосов и растопыренных микки-маусовских ушей можно спастись строгой ретроспективой Джорджа Краузе "Классический взгляд" (см. Ъ от 6 июля) и симпатичной выставкой "Новые имена" (на самом верху ММСИ).
       Сюда Уэнди Уотрисс с Фредериком Болдуином отправили работы, авторы которых каждый раз тусуются в Хьюстоне на так называемом Meeting Place — форуме фотографического молодняка. Три самые запоминающиеся серии на "Новых именах" — черно-белые и спокойные до ощущения полной статичности. Автор первой Франк Ямрус любит мускулистые тела, медлительные крупные планы и названия наподобие "Каролина-сущность". Марк Аснин работал над серией "Дядя Чарли" тоже не спеша и 20 лет снимал родственничка-наркомана в окружении семьи. Не торопится в работе и Филипп Паш, и если, скажем, естественный свет не падает нужным образом, то терпеливый швейцарец не нервно ставит софиты, а просто ждет нужного момента. Результат: тончайшего сплетения оттенки на портретах "Вероника и тени" и "Неясные мысли", ради которых можно и помучиться. В целом американский дайджест кажется собранным по принципу конструктора "Лего": пестровато, но занятно.

Комментарии
Профиль пользователя