В талибское правительство идут одни старики

Новый Кабинет министров Афганистана сформировали ветераны движения

Запрещенное в России движение «Талибан» во вторник объявило состав нового правительства Афганистана, которое, правда, само назвало переходным — у всех его членов перед должностью стоит приставка «и. о». Тем не менее выводы о том, чего хотят талибы, получив всю территорию Афганистана под свой контроль, можно сделать уже сейчас. Несмотря на заверения, что новый Кабинет министров будет разнообразным если не с политической, то хотя бы с этнической точки зрения, все должности в нем заняли представители «старой гвардии» талибов — те, кто стоял у истоков движения и был близок к его основателю, мулле Мохаммеду Омару.

Пресс-секретарь запрещенного в РФ движения «Талибан» Забихулла Муджахид

Пресс-секретарь запрещенного в РФ движения «Талибан» Забихулла Муджахид

Фото: Stringer, Reuters

Пресс-секретарь запрещенного в РФ движения «Талибан» Забихулла Муджахид

Фото: Stringer, Reuters

Вечером во вторник представители «Талибана» представили список членов нового правительства Афганистана. Напомним, это событие несколько раз переносилось и анонса того, что это произойдет именно 7 сентября, не было — все выяснилось буквально за несколько минут до начала.

Кто вошел в правительство Афганистана

Смотреть

Имена, которые назвал пресс-секретарь движения Забихулла Муджахид, по сути, повторяли список наиболее влиятельных талибов. Однако прогнозы, которые пытались делать многие СМИ, так и не сбылись. Например, пост главы правительства прочили Абдул-Гани Барадару, который и подписал историческое соглашение с США 29 февраля 2020 года. Но должность досталась другому ветерану движения — Мохаммаду Хасану Ахунду. Он был министром иностранных дел и первым заместителем председателя прежнего правительства талибов, существовавшего до 2001 года. Кроме того, господин Ахунд был близок к основателю «Талибана» мулле Мохаммеду Омару, что явно должно демонстрировать преемственность нового правительства.

Уже упомянутый мулла Барадар вместе с Абдул-Саламом Ханафи (единственный узбек во всем правительстве) заняли посты первого и второго заместителей главы правительства. Их можно отнести к дипломатическому крылу «Талибана»: и господин Барадар, и господин Ханафи неоднократно бывали в Москве и других столицах, защищая интересы движения на всевозможных международных мероприятиях. Правда, по-английски говорит лишь один из них — Абдул-Салам Ханафи. Тем не менее большим авторитетом пользуется мулла Барадар — он тоже был близок к мулле Омару и одно время возглавлял Шуру (совет) в Кветте (Пакистан)— основной совещательный орган «Талибана».

Ошиблись прогнозисты и с министром иностранных дел. Вместо возглавлявшего политический офис талибов в Дохе Шер Мохаммада Аббаса Станикзая, который тоже путешествовал по миру и общался с журналистами на свободном английском, этот пост занял Амир-Хан Моттаки. Впрочем, дипломатический опыт у него тоже есть — во время первого правления талибов (1996–2001 годы) именно он вел переговоры от лица движения с ООН. В свою очередь, господин Станикзай стал лишь вторым лицом в новом афганском МИДе — заместителем министра.

Не менее «заслуженным» оказался и силовой блок. Министром обороны нового Афганистана стал старший сын основателя «Талибана» Мохаммеда Омара — мулла Мохаммед Якуб. А пост главы МВД достался Сираджуддину Хаккани — сыну основателя группировки «Сеть Хаккани», а последние несколько лет — заместителю верховного лидера талибов Хайбатуллы Ахундзады. Стоит отметить, что имя господина Хаккани до сих пор значится на сайте «Вознаграждение за помощь правосудию» Госдепартамента США. За информацию о его местонахождении там обещают награду до $10 млн. Другой член семьи Хаккани — Халил ар-Рахман Хаккани занял другой важный пост — министра по вопросам миграции. Награда за информацию о нем тоже есть, но меньше — до $5 млн. Генштаб в свою очередь возглавил Кари Фасихуддин — этнический таджик, который тем не менее командовал подавлением таджикского ополчения в Панджшерском ущелье. Еще один таджик в новом правительстве — министр экономики, уроженец северной провинции Бадахшан, Мохаммад Ханиф.

Таким образом, этнический состав талибского правительства можно назвать весьма однородным — все пуштуны, за исключением двух таджиков и одного узбека.

Самому Хайбатулле Ахундзаде, который недавно прибыл в Кабул, места в списке правительства не нашлось. Судя по всему, он останется духовным лидером движения, не принимая на себя конкретных административных функций.

Пресс-секретарь талибов Забихулла Муджахид (назначен заместителем министра культуры и информации) признал, что назвать такое правительство инклюзивным сложно, и пообещал исправить ситуацию при подготовке постоянного списка. «В составе следующего правительства мы постараемся представить все слои афганского общества»,— сказал он журналистам.

Кирилл Кривошеев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...