Экспорт упирается в климат

Углеродное регулирование добралось до Дальнего Востока

Новое климатическое регулирование, к которому прибегает все больше стран и в первую очередь — Евросоюз, уже оказывает существенное влияние на перспективы экспорта с Дальнего Востока и на торговые потоки внутри страны, отметили участники ВЭФ, обсуждавшие во второй день форума экономические последствия внедрения экологического регулирования. Самые большие риски — у поставщиков угля, но без внешнего признания систем учета выбросов с ограничениями на внешних рынках могут столкнуться и другие российские производители.

По мнению спецпредставителя президента РФ по вопросам достижения целей устойчивого развития Анатолия Чубайса, спад спроса в КНР для экспортеров угля будет сродни «столкновению со стеной»

По мнению спецпредставителя президента РФ по вопросам достижения целей устойчивого развития Анатолия Чубайса, спад спроса в КНР для экспортеров угля будет сродни «столкновению со стеной»

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ  /  купить фото

По мнению спецпредставителя президента РФ по вопросам достижения целей устойчивого развития Анатолия Чубайса, спад спроса в КНР для экспортеров угля будет сродни «столкновению со стеной»

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ  /  купить фото

Отличительной особенностью Восточного экономического форума в этом году стало более активное обсуждение экологической повестки, причем в первую очередь экономических последствий нового климатического регулирования: все больше стран объявляют о планах достижения углеродной нейтральности (то есть состояния, при котором выбросы полностью поглощаются). Участники сессий сошлись во мнении, что углеродное регулирование в том или ином виде станет нормой в ближайшие годы и может существенно повлиять на рынки углеводородов и торговые потоки. В том числе и на Дальнем Востоке, экспорт которого составляют в основном сырьевые товары — например, в Японию и Южную Корею, которые уже заявили о планах по снижению выбросов.

Как новое регулирование ЕС повлияло на рынок

Смотреть

Глава РСПП Александр Шохин призвал вести переговоры на международном уровне с тем, чтобы договориться о взаимном признании систем учета выбросов. «Климат не имеет национальных границ, и задача не в том, чтобы обложить налогами, важно призывать страны к введению национальных систем, соответствующих определенным критериям»,— заявил он, отметив, что России необходимо уже сейчас менять методику оценки поглощающей способности лесов, которая является более жесткой по сравнению с другими странами, а также добиваться признания атомной и гидроэнергетики зелеными.

Основатель проекта «КарбонЛаб» Михаил Юлкин отметил, что уже 120 стран дали обещания о выходе в чистый ноль (Россия это пока не сделала), поэтому у РФ могут возникнуть проблемы с экспортом углеводородов, вызванные снижением спроса на уголь, газ и другие ресурсы.

По оценке эксперта, при выполнении странами текущих обязательств мировая экономика сможет достичь углеродной нейтральности между 2050 и 2060 годами — и государства уже пересматривают свои подходы в сторону ужесточения.

О не слишком оптимистичных перспективах угля на форуме говорили и спецпредставитель президента РФ по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс (который предрек «столкновение со стеной» экспортерам угля в результате сокращения его потребления в Китае), и спецпредставитель по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов (который заметил, что сейчас углем «забит» Восточный полигон РЖД, хотя самой компании гораздо выгоднее перевозить контейнеры).

Непредсказуемость глобального спроса осложняет модернизацию инфраструктуры — ее строительство требует долгосрочных прогнозов, которые сейчас затруднительны. Так, глава СИБУРа Дмитрий Конов отметил, что российская экономика переходит на новые способы мультимодальных перевозок (традиционно основной экспорт шел по трубам), но из-за этого растет нагрузка на логистическую инфраструктуру и производители фактически конкурируют с транзитными перевозчиками. Всего же из-за ограничения пропускной способности в прошлом году не получилось перевезти 15 млн тонн груза, оценивают в Минвостокразвития. В качестве альтернативы и «запасного пути» российские власти рассчитывают использовать Северный морской путь, грузооборот на котором за пять лет вырос с 3 млн до 33 млн тонн, но все имеющиеся ледоходные суда уже загружены.

Татьяна Едовина, Владивосток

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...