Неповторимое банкротство

Руководителей и владельцев компании-должника защитили от тождественных претензий

Верховный суд РФ (ВС) пресек повторные попытки привлечь руководителей и владельцев банкротов к субсидиарной ответственности по одинаковым основаниям. Даже в ситуации, когда дело о банкротстве компании было прекращено, а потом возбуждено заново, нельзя предъявить контролирующим должника лицам (КДЛ) те же самые претензии. Юристы отмечают, что ВС постепенно отходит от обвинительного уклона по отношению к руководству банкротов.

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ  /  купить фото

ВС опубликовал решение по спору о повторном привлечении к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих ООО «Юридическая инвестиционная компания ''Агор''». В первый раз фирма была признана банкротом в апреле 2014 года. Тогда конкурсный управляющий (КУ) пытался привлечь к ответственности КДЛ, обвиняя их в непередаче документации, получении неосновательного обогащения за счет фирмы и совершении недействительных сделок. Но ответчики отбились от претензий в двух инстанциях, а в сентябре 2017 года банкротство компании и вовсе было прекращено.

Позднее в отношении компании снова возбудили дело о несостоятельности и в декабре 2018-го ООО опять признали банкротом. Управляющий уже во второй раз потребовал привлечь к субсидиарной ответственности КДЛ за те же действия. Суд первой инстанции отказался рассматривать иск, поскольку те же претензии уже были рассмотрены в рамках первого банкротного дела и отклонены. Однако апелляция и кассация посчитали, что второй иск не является тождественным первому, поскольку новое банкротство не продолжает прекращенное, а за прошедшее время могли появиться новые обстоятельства (см. “Ъ” от 3 августа).

Один из ответчиков, Борис Горелик, обратился в ВС, и дело было передано в экономколлегию, которая поддержала сторону КДЛ. ВС напомнил, что целью привлечения к субсидиарке является возмещение вреда, причиненного кредиторам действиями контролирующих лиц, которыми те довели должника до банкротства, поэтому сам факт возбуждения нового банкротного дела не «устраняет признака тождественности». Следует сопоставить стороны, предмет и основание первого и второго исков. В обоих делах сторонами выступают кредиторы (независимо от их персонального состава) и КДЛ, предмет иска тот же (привлечение к субсидиарной ответственности), а в качестве оснований оба управляющих ссылались на одни и те же действия ответчиков.

«Каких-либо новых фактов, которые бы могли подтверждать вину ответчиков в невозможности погашения требований кредиторов, истцом не приведено»,— говорится в определении ВС. В связи с этим иск является тождественным, и в его рассмотрении должно быть отказано.

Иной же подход, занятый апелляционным и кассационным судами, «приведет к возможности инициирования неограниченного количества споров по вопросу субсидиарной ответственности в целях преодоления неугодных истцам судебных актов, что противоречит принципу правовой определенности» и нормам об общеобязательности судебных решений, подчеркнула экономколлегия.

Юристы поддерживают выводы верховной инстанции. ВС «в очередной раз отметил недопустимость формального подхода», выбранного апелляцией и окружной кассацией, которые «не приняли во внимание очевидные факты, свидетельствующие о полной тождественности требований в новом деле о банкротстве», указывает партнер юрфирмы «Сотби» Владимир Журавчак. По его мнению, позиция ВС «однозначно закрывает возможность злоупотреблений со стороны участников дела о банкротстве и призвана выровнять качнувшуюся в сторону повального привлечения к субсидиарке практику». Управляющий партнер «Юшин и партнеры» Анатолий Юшин тоже отмечает существующий «обвинительный уклон в практике в отношении директоров и акционеров компаний-должников», добавляя, что решение ВС призвано установить «баланс интересов должника (включая КДЛ) и кредиторов».

По словам партнера Delcredere Дениса Юрова, в качестве ответчиков по таким спорам нередко безосновательно привлекают менеджеров, работавших или задолго до банкротства, или пришедших уже после начала процедуры: «Это влияет на бизнес-климат и на готовность управленцев принимать на себя бремя руководства компанией, особенно в сложный период».

К тому же спор о субсидиарной ответственности может тянуться два-три года, и все это время такой менеджер будет числиться как ответчик по многомиллионному иску, что, очевидно, вредит его репутации, отмечает господин Юров.

«В 2020 году, особенно с учетом серьезных финансовых проблем компаний из различных сфер бизнеса из-за пандемии COVID-19, стало очевидно, что дальнейшее ''закручивание гаек'' в отношении КДЛ приведет к крайне печальным экономическим последствиям»,— констатирует господин Юшин. Возможно, поэтому ВС в последнее время стал чаще защищать ответчиков в делах о субсидиарке, полагает он.

Екатерина Волкова, Анна Занина

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...