Коротко

Новости

Подробно

Фото: Василий Дерюгин / Коммерсантъ

Типографское достоинство

Дефицит мощностей в отрасли вызвал рост цен на печать

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

Российские книжные типографии оказались в уникальном положении: впервые за много лет в стране возник настолько сильный дефицит полиграфических мощностей, что они смогли диктовать условия издателям. Но из-за продолжительного отсутствия инвестиций многие производства в последние годы закрылись. Оставшиеся оказались не готовы удовлетворить спрос, который резко вырос на фоне увеличения продаж книг в интернет-магазинах. Издательства готовятся к дальнейшему росту цен, но вложения в собственные типографии пока рассматривают только в разрезе локального дефицита, а не стратегических инвестиций.


Ларек вместо принтера


По данным Росстата, количество организаций, которые специализируются на полиграфии, стабильно снижается: только за последние три года их стало меньше на 5 тыс. (см. инфографику). Эта статистика учитывает предприятия, которые печатают не только книги, но и журналы, этикетки, упаковку. Крупных книжных типографий с возможностью выпускать миллионы экземпляров каждый год в стране остались единицы.

В последние годы закрылись типография «Правда Севера» в Архангельске, «Нижполиграф» в Нижнем Новгороде, «Саратовский дом печати», московская «Типография "Новости"», перечисляет гендиректор «Парето-Принт» Павел Арсеньев. Большая часть предприятий, по его словам, исчезли в результате перепрофилирования. В частности, здание «Правды Севера» стало торговым центром.

В отрасли главной причиной ухода типографий с рынка считают многолетнее снижение объемов печатной продукции. С 2008 года выпуск бумажных книг в России уменьшился более чем вдвое, это «естественная реакция отрасли на снижение доли бумажной книги в современном медиапотреблении»,— говорит гендиректор АО «Издательство "Высшая школа"» (объединяет Тверской и Смоленский полиграфический комбинаты) Роман Трунов. Причиной падения тиражей стала и консолидация издателей как основных заказчиков, добавляет он: «Все это привело к росту издержек на экземпляр при использовании традиционного печатного и переплетного оборудования».

В советские годы помимо больших полиграфических комбинатов было много небольших городских и даже районных типографий, которые располагались в черте города, и именно для них наиболее актуально оказалось перепрофилирование под торгцентры или офисы, уточняет Роман Трунов.

Приватизация лишь ускорила процесс. «Большая часть книжных типографий — это принадлежащие государству акционерные общества, и зачастую действующий менеджмент не заинтересован в развитии, а после приватизации новые владельцы перепрофилируют их»,— говорит Павел Арсеньев. Сейчас уже почти все крупные полиграфические объекты стали торговыми и бизнес-центрами, а производство переместилось в промзоны, говорит Роман Трунов.

Годы без вложений


Ухудшило ситуацию отсутствие инвестиций. Большая часть типографий была построена в 50–70-х годах прошлого века, и долгие годы в обновление их оборудования никто не вкладывался. «Машины медленно, но верно изнашивались. Должного сервиса не было, вместо оригинальных ставились запчасти какого-то неизвестного происхождения»,— рассказывает Павел Арсеньев. В результате сейчас зачастую оборудование нужно обновлять полностью, подчеркивает топ-менеджер.

Если предприятия, ориентированные на малотиражную печать, еще находят средства для развития, у тех, кто занимается «длинными» тиражами, проблема инвестиций стоит более остро, говорит заместитель гендиректора ФГУП «Издательство "Наука"» Михаил Коновалов.

Отсутствие инвестиций стало также причиной масштабного кадрового кризиса. «Возраст большей части персонала типографии, как правило, достаточно велик, многие уходят на пенсию. Сотрудники моложе переходят в другие отрасли из-за низких зарплат, они также зачастую не хотят работать на устаревшем оборудовании и в старых зданиях, где нет систем климат-контроля и летом в цехах температура может достигать 40 градусов»,— отмечает Павел Арсеньев.

Сложно найти инвесторов, готовых вкладывать существенные суммы в валюте (все основное полиграфическое оборудование импортное) в рынок, который сжимается, признает Роман Трунов. Такие попытки, по его словам, были, но скорее выглядят исключениями.

Среди последних крупных инвестиций в рынок господин Трунов называет открытие в 2009 году типографии «Парето-Принт» (ей владел инвестиционный холдинг A&NN Investments Александра Мамута, но 15 июля типографию приобрело издательство «Эксмо», см. “Ъ” от 1 сентября). Также в 2014 году был модернизирован Чеховский полиграфический комбинат.

Печатная инфекция


Пандемия обострила все проблемы книжной полиграфии. Во время локдауна выпуск книг, по словам экспертов, упал на 15–25% в разных сегментах. Однако начало 2021 года ознаменовалось существенным и неожиданным ростом объемов продаж на книжном рынке. Во ФГУП «Издательство "Наука"» в этом году поток заказов увеличился на 15–20%, говорит Михаил Коновалов. В «Ульяновском Доме печати» по сравнению с докризисным 2019 годом число заказов увеличилось примерно на 20%, отмечает его гендиректор Юрий Вихалевский. Только по одному из клиентов, который большую часть заказов размещает в «Парето-Принт», объемы с января по август выросли на 40% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года.

Рост заказов издательства объясняют общим восстановлением книжного рынка после пандемии (см. блицинтервью президента «Эксмо-АСТ» Олега Новикова). Нагрузка на типографии выросла из-за отложенного спроса, говорит Роман Трунов. «В 2020 году многие издатели резко затормозили с выпуском новинок, а сейчас компенсируют отставание»,— подтверждает гендиректор издательской группы «Альпина» Алексей Ильин. «Альпина», по его словам, в первом полугодии увеличила объем заказов на 25–30%.

Существенную роль, по словам издателей, также сыграл рост продаж бумажных книг в маркетплейсах. «На рынке случилось перераспределение объемов между разными каналами продаж. На фоне падения продаж в магазинах выросли продажи через онлайн-каналы»,— объясняет Алексей Ильин. Продажи бумажных книг на Ozon по итогам полугодия выросли на 25% в годовом выражении, заявили в компании: «Двузначный темп прироста сохранился, несмотря на высокую базу первого полугодия 2020 года, когда многие клиенты покупали книги для самоизоляции». Динамике способствовал рост числа точек самовывоза, а также «активность новых покупателей, которые пришли в пандемию и сохранили привычку заказывать книги». В Wildberries по итогам полугодия продажи книжной продукции выросли на 58% год к году.

Общий рост числа заказов от издательств связан также с ростом объемов печати учебников, добавил гендиректор ФГУП ИПК «Ульяновский Дом печати» Юрий Вихалевский. Это подтверждают в «Парето-Принт», где этим летом получили большой заказ от одной из стран Центральной Азии.

«Основная причина проблем — огромный заказ издательства "Просвещения", которое загрузило все крупные типографии в стране»,— говорит Алексей Ильин. В «Просвещении» подтвердили, что увеличили число заказов в первом полугодии, что связано «с объединением многих брендов в группу компаний». «Но причиной роста в общем секторе учебной литературы является скорее поздний срок выхода Федерального перечня учебников, вследствие чего активная печать началась в первом полугодии 2021 года»,— добавила вице-президент группы по издательской деятельности Виктория Копылова.

За любые деньги и сроки


В результате рост числа заказов и кумулятивный эффект всех проблем привели к дефициту полиграфических услуг, подобного которому, по словам участников рынка, не было много лет. «Внезапно настало время полиграфистов,— говорит Павел Арсеньев.— Раньше летом в связи с заказами на учебники случался кратковременный дефицит полиграфических мощностей. Но теперь он проявляется буквально во всем».

«Ульяновский Дом печати» может печатать около 3 млн экземпляров книг в твердом переплете и около 2,5 млн книг с клеевым бесшвейным скреплением — этих мощностей раньше хватало, говорит Юрий Вихалевский. «Но сейчас доходит до того,— продолжает он,— что заказчик настаивает — примите заказ, сделайте! А как делать, если есть определенные мощности, и лишних нет».

Дефицит поменял расклад сил на рынке. Раньше много лет был диктат издателя — типографии «загоняли в более низкие цены», и иногда с выручки им удавалось только сохранять рабочие места и оплачивать коммунальные услуги, зачастую речь о прибыли не шла, говорит Павел Арсеньев: «Сейчас ситуация изменилась в противоположную сторону — издателям нужно просто сделать книжку, за любые деньги и сроки».

Дефицит полиграфических мощностей уже привел к росту цен на печать книг. По словам участников рынка, с начала года они поднялись на 15–20%, а некоторые типографии повысили цены на 25%. Этому способствует и существенный рост расходов. «Рост цены на картон с начала года доходит до 41%, на офсетную бумагу — до 20%, на мелованную — до 16%. Дорожают пленка для ламинации, клей, краски. Дорожают даже поддоны для хранения тиражей — рост цен на них составил 70%, хотя чему там дорожать, казалось бы, это елки и гвозди»,— отмечает Павел Арсеньев.

Сильно ударила по книжной полиграфии девальвация рубля, так как все основное производственное оборудование, запчасти, основные материалы — это импорт, добавил Роман Трунов. «Цены на бумагу выросли приблизительно на 10%, но из-за дефицита некоторых сортов приходится использовать более дорогие марки, это приводит к росту себестоимости по бумаге на 20–30%»,— объясняет он. Михаил Коновалов оценивает, что рост издержек ФГУП «Издательство "Наука"» составил примерно 30–40%.

Павел Арсеньев считает, что конца дефициту в ближайшие месяцы не предвидится: «Есть ощущение, что он сохранится до конца года. Обычно после летнего пика уже к осени наблюдается спад числа заказов, но сейчас мы этого не наблюдаем».

Возможно, осенью, с окончанием сезона печати учебной литературы, ситуация начнет выравниваться, оптимистичен Роман Трунов: «Издатели, испугавшись дефицита мощностей, начнут печатать "на склад", и в следующем году инициатива перейдет от типографий к издателям, и они начнут давить цены вниз».

Несгораемая бумага


Участники рынка сходятся на том, что число книжных типографий, несмотря на нынешний рост числа заказов, продолжит сокращаться, поскольку снижение объемов печатной продукции в целом, которое продолжается уже много лет (см. колонку «Цена вопроса»), не прекратится.

В то же время типографиям, которые остались, нынешний дефицит мощностей может помочь привлечь новых инвесторов, считает Павел Арсеньев. «Они окажутся в намного более выгодном положении, чем несколько лет назад. Я не верю, что электронные книги вытеснят бумажные книги — мы видим это на примере развитых стран, многие европейские типографии сейчас забиты заказами».

Но издатели пока настроены менее оптимистично (см. блицинтервью). «Мы ожидаем, что рынок печатных книг без учета учебников будет прирастать на 4–5% в год, а с учетом электронных и аудиокниг — на 8–9%. Из-за дефицита полиграфических мощностей производить больше печатных книг рынок не сможет, так что основной вклад в рост рынка печатных книг сделает инфляция»,— полагает президент «Эксмо-АСТ» Олег Новиков. Что касается привлекательности инвестиций, учитывая нынешние цены на оборудование и сырье, рассчитывать на то, что типографии станут более маржинальным бизнесом, отмечает он, не приходится.

Валерия Лебедева


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя