Оперативники защитились наручниками

Сотрудник УФСБ в суде рассказал об «обследовании жилища» Рамили Саитовой

Еще один сотрудник УФСБ выступил в суде на процессе по делу башкирской националистки Рамили Саитовой, обвиняемой в публичных призывах к экстремизму. Старший оперуполномоченный Никита Кудряшов рассказал подробности обыска, который проводился в квартире подсудимой. Как и ранее допрошенный свидетель обвинения, он заявил, что активистка вела себя «неадекватно» и «бросалась на оперативников». Рамиля Саитова, в свою очередь, сообщила журналистам, как ее камеру в СИЗО подготовили к приходу проверяющих из ОНК, и пожаловалась на то, что в изоляторе «нет закона».

Рамиля Саитова рассказала о визите ОНК

Рамиля Саитова рассказала о визите ОНК

Фото: Дарья Кучеренко

Рамиля Саитова рассказала о визите ОНК

Фото: Дарья Кучеренко

Кировский районный суд Уфы вчера продолжил рассмотрение уголовного дела башкирской национальной активистки Рамили Саитовой. Ее обвиняют в публичных призывах к экстремистской деятельности (ч. 2 ст. 280 УК РФ). Основанием для возбуждения дела стали два видеоролика на YouTube, опубликованные в 2020 году. В одном из них активистка требовала от армян уехать из Башкирии, в другом — призывала снести все поклонные кресты в республике.

Рамилю Саитову привезли в суд в сопровождении конвоя с опозданием. До начала заседания она попросила дать ей время на общение с адвокатами и прессой. Журналистам подсудимая сообщила, что с прошлой недели начала выходить из голодовки, которую держала около месяца в знак протеста против помещения в карцер. Она выразила опасения по поводу того, что ее снова могут поместить в карцер, пожаловалась на жару в камерах и на то, что «в СИЗО закона нет». «Тот, кто туда заходит, потерян для общества»,— заявила она. Рамиля Саитова также прокомментировала визит 22 августа в следственный изолятор членов общественно-наблюдательной комиссии по тюрьмам (ОНК), не нашедших нарушений в условиях содержания активистки. По ее словам, руководство СИЗО подготовилось к приходу проверяющих, например, оборудовало ее камеру холодильником и телевизором. В присутствии членов ОНК медработники СИЗО измерили ей давление. До их визита, по утверждению подсудимой, в медицинской помощи ей отказывали.

Затем суд приступил к допросу свидетеля обвинения — старшего оперуполномоченного УФСБ по Башкирии Никиты Кудряшова, который частично повторил показания допрошенного ранее сотрудника УФСБ — Романа Мозгового. Никита Кудряшов в ноябре 2020 года руководил оперативной группой, проводившей обыск в квартире Рамили Саитовой. Слова «обыск», впрочем, свидетель избегал, называя действия оперативников «обследованием жилища». Сотрудник ФСБ сообщил, что, согласно постановлению Кировского райсуда, обыск проводился «в целях обнаружения предметов, имеющих значение для уголовного дела». Оперативники выломали дверь, так как подсудимая отказывалась ее открывать, рассказал свидетель. В ходе обыска были изъяты телефон, ноутбук и около 40 листов рукописного текста, которые в ФСБ посчитали сценариями для видеороликов на YouTube.

На кухне оперативник обнаружил «импровизированную студию»: диван «как из IKEA», штатив для камеры и установку с искусственным светом. На вопрос гособвинителя, в этой ли студии Рамиля Саитова записывала свои видеоролики, сотрудник ФСБ ответить затруднился. «Может, помните, какой цвет обоев был в кухне?»,— уточнила прокурор. Свидетель не вспомнил.

Во время обыска Рамиля Саитова, по словам свидетеля, вела себя неадекватно: «кидалась на сотрудников» и угрожала оперативникам, что те будут наказаны и лишены имущества, «когда к власти придут башкорты». Никита Кудряшов распорядился надеть на нее наручники. «Пытались наладить с ней диалог — как с глухой стенкой», — сообщил он суду.

Адвоката Гарифуллу Япарова возмутило, что свидетель использует «медико-психологический термин „неадекватная“» в адрес подсудимой. «У вас же нет медицинского или психологического образования»,— отметил он. Никита Кудряшов ответил, что специальные термины не использует и говорит «о том, что видел». «Просто я в подробности не стал вдаваться»,— сказал он. На вопрос о том, «какую угрозу представляла женщина в квартире, что пришлось надеть на нее наручники», свидетель ответил, что Рамиля Саитова «бросалась на оперативников, пыталась царапаться». Какие-либо документы о применении спецсредств не составлялись, добавил он, отвечая на вопрос адвоката Эльвиры Шамсутдиновой. Госпожу Шамстудинову также интересовало, как свидетель может подтвердить, что Рамиля Саитова высказывала угрозы в адрес оперативников, если видеосъемка обыска не велась. «Другие оперативники это слышали»,— ответил свидетель.

Рамиля Саитова задавать вопросы сотруднику ФСБ отказалась, сославшись на то, что не ознакомлена с материалами дела.

Защита заявила, что считает необходимым допросить также понятых и других оперативников, проводивших обыск. Суд ходатайство удовлетворил.

Допросить экспертов, делавших для следствия психолого-лингвистическую экспертизу видеороликов, суду не удалось. Из-за того, что сотрудники ФСИН привезли Рамилю Саитову с опозданием на час, заседание начали позже и допрос отложили на следующее заседание. Оно назначено на 13 сентября.

Когда конвой подошел к камере, чтобы увезти Рамилю Саитову обратно в СИЗО, она начала громко звать на помощь. «Мне нельзя туда, меня там убьют!», — кричала она, пока конвоиры выводили ее из зала. Ее сын Аким Саитов, стоявший в коридоре, крикнул: «Мама, пиши письма!». «Меня там убьют, Аким»,— ответила подсудимая и успела попросить сына каждый день передавать ей в изолятор по шесть литров питьевой воды. Ранее Рамиля Саитова неоднократно жаловалась на то, что в изоляторе дают пить только водопроводную воду низкого качества.

Рамиля Саитова находится в СИЗО с ноября прошлого года. Санкция по ч.2 ст. 280 УК предусматривает лишение свободы на срок до пяти лет. Госпожа Саитова свою вину не признает.

Дарья Кучеренко

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...