«Остается держать руку на пульсе у них, чтобы они не держали руки на горле у нас»

Эксперты и ветераны Афганистана о том, кто для России талибы

15 августа запрещенное в России террористическое движение «Талибан» бескровно и стремительно захватило столицу Афганистана Кабул. Талибы попросили ООН продолжать гуманитарную деятельность в Афганистане, а также пригласили иностранные государства участвовать в восстановлении Афганистана и разработке его природных ресурсов. “Ъ” спросил экспертов и участников боевых действий в Афганистане о том, как России стоит воспринимать пришедших к власти талибов.

Омар Нессар, директор российского Центра изучения современного Афганистана:

Фото: из личного архива Омара Нессара

— Очень сложный партнер, с которым надо взаимодействовать. Сейчас они пытаются сформировать о себе положительное представление внутри страны и в мире. Например, обещание прекратить выращивание мака и производство героина обусловлено международной помощью. Именно при талибах у власти в конце 90-х произошло удвоение производства и вывоза героина. Но в 2001 году, когда им это было нужно, талибы смогли свести производство наркотиков к минимуму.


Франц Клинцевич, бывший член Совета федерации, в 1986–1988 годах участник боевых действий в Афганистане:

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

— Это запрещенная террористическая организация. Но в силу независящих от нас обстоятельств это и структура, пришедшая к власти в ключевой для нас стране. Сейчас предельно важно поддерживать диалог с движением, от этого зависит не столько судьба Афганистана, сколько равновесие в ключевом для нас азиатском регионе. В непосредственной близости от наших границ сосредоточены десятки тысяч хорошо вооруженных боевиков, не столько талибов, сколько запрещенного в России «Исламского государства». Важно понять, как использовать нынешнюю ситуацию в собственных интересах.


Алексей Малашенко, руководитель научных исследований Института «Диалог цивилизаций»:

Фото: Нина Зотина / РИА Новости

— Учитывая то, что там будет государство, неплохо по отношению к нам настроенное, бояться их не надо. Это не враг. Да, есть разногласия, своеобразное понимание ценностей той стороной, но эти люди готовы к установлению нормальных отношений, и они уже фактически установлены. В каком-то плане можно говорить, что они даже могут быть партнерами в этой ситуации.


Андрей Серенко, руководитель НП «Центр изучения Афганской политики»:

Фото: кадр видео / Эхо Москвы

— Формально мы с ними находимся в состоянии войны с 2000 года, когда началась вторая чеченская война. Соответствующая нота была опубликована в официальном печатном органе «Талибана» — газете «Шариат» — и с тех пор не была отменена.

История отношений России с талибами

Смотреть

Джихадистская организация «Талибана» связана с «Аль-Каидой» (признана террористической организацией и запрещена в РФ), а также с русскоязычными джихадистами, которые Россию рассматривают как врага. Так что можно охарактеризовать «Талибан» как друга наших врагов. Мы в свое время упустили возможность решить эту проблему. Вместо этого решили заниматься интригами с талибами, поулыбаться, кого-то купить. Но руководство движения не контролируется российской стороной, не контролируется друзьями России. Сегодня остается только следить за этой ситуацией и пытаться «держать руку на пульсе у них, чтобы они не держали руки на горле у нас».


Кирилл Семенов, эксперт Российского совета по международным делам:

Фото: Свободная Пресса / youtube.com

— Я точно не готов назвать их партнерами для России или еще кем-то, пока не снят сам террористический статус. В перспективе, может, кем-то определенным для нашей страны и станут, тем же партнером, но пока что это — запрещенная в России организация.


Александр Шкирандо, специальный представитель президента ТПП РФ по Афганистану:

Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

— Стоит воспринимать их просто как соседей. Не стоит бояться того, что они полезут на сопредельные территории Центральной Азии или в Россию. Они не идиоты, чтобы обрубить себе все связи. Восток — это как раз торговые пути, это как минимум выходы через Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан. Да и сами талибы еще во времена первой кампании говорили, что они не против и газопровода через Афганистан, готовы защищать Великий шелковый путь.


Абдул-Вахед Ниязов, президент Европейского мусульманского форума:

Фото: Александр Вайнштейн, Коммерсантъ

— Новая версия «Талибана» пока кажется более предсказуемой, менее маргинальной. То, о чем они говорят, в принципе не пугает. Но важно не то, что они говорят, а что будут делать и, главное, какое будут строить государство. Но сам факт победы — это большая проблема для дружественных нам диктатур, особенно для Туркменистана и Таджикистана. Китай определенно приложился к победе талибов, и здесь ничего странного нет с учетом глобального противостояния США и Китая.


Дарья Митина, историк, внучка экс-премьер-министра Афганистана (1963–1965) Мухаммеда Юсуфа:

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

— Талибы для нас враги, террористическая организация, как и «Аль-Каида», ИГИЛ и еще многие другие, и я надеюсь, что нашему государству хватит ума, во-первых, не исключать их из реестра террористов, а во-вторых, не признавать очертя голову новоиспеченный исламский эмират.

Здесь меня могут упрекнуть в личной ангажированной позиции — талибы повесили после жесточайших пыток моего отца, но они также повесили еще несколько сотен государственных деятелей того Афганистана. Я не могу согласиться, что эти люди за 30 лет изменились, что это не дикари, а респектабельные ребята, едва ли не окончившие Оксфорд. Для меня это, как говорится, «те же яйца, только вид сбоку».


Аркадий Дубнов, эксперт по Центральной Азии:

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ

— Они враги наших врагов. РФ привлекает их своей лояльностью, называет их «договороспособными, вменяемыми и адекватными». Сейчас талибы хотят показать себя белыми и пушистыми. Они понимают, что мир ждет от них этих обещаний. Как, например, о противодействии наркотрафику. Они рассчитывают на лояльное и снисходительное отношение к себе и на финансовую помощь.


Игорь Зорин, ветеран военной разведки, участник боевых действий в Афганистане:

Фото: Игорь Зорин / instagram.com

— Строится некий аналог «Исламского государства», пусть и более облагороженный. В него вложены какие-то идеи, но будет ли он в том виде, в котором его пропагандируют,— большой вопрос.

Я общаюсь с молодыми ребятами из Афганистана, которые в Москве учатся, они говорят, что «Талибан» гребет все под себя, не учитывая интересов многих этнических групп. Думаю, что в ближайшее время порядка там не будет. В то же время лучше худой мир, чем хорошая война. Так или иначе это сила, с которой стоит считаться. Надо разыгрывать все карты, и не удивлюсь, если в скором времени мы перестанем считать их террористической группировкой, хотя по факту ничего не изменится.


Бахтияр Голь Мохаммад Наби, председатель правления aфганской диаспоры Санкт-Петербурга:

Фото: из личного архива Бахтияра Голь Мохаммада Наби

— Для кого-то — друзья, для кого-то — враги. Сейчас для России талибы — партнеры, а Афганистан — сосед, потому что РФ входит в ОДКБ. Нынешние талибы говорят много правильных слов, в частности, что никому не угрожают и не представляют опасности для соседей, но как это будет, покажет время.

Группа «Прямая речь»

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...